Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Польша. Год юбилеев


Войцеч Ярузельский и Лех Валенса в первом посткоммунистическом парламенте Польши. Июль 1989 года

Войцеч Ярузельский и Лех Валенса в первом посткоммунистическом парламенте Польши. Июль 1989 года

В 2009 году в Польше отмечалось 20-летие падения коммунистического режима. Вслед за ним последовала радикальная экономическая реформа, известная под названием "шоковая терапия". Сейчас Польша член НАТО и Европейского союза. Насколько успешно сейчас, по прошествии двух десятилетий, идет экономическое и политическое развитие Польши?

6 февраля 1989 года. Напуганное угрозой общенациональной забастовки правительство Польской Народной Республики во главе с Войцехом Ярузельским идет на переговоры с оппозицией, во главе которой лидер профсоюза "Солидарность" Лех Валенса. Кроме Ярузельского, со стороны коммунистического правительства в переговорах принимают участие, среди прочих, генерал Чеслав Кищак, будущий президент Александр Квасьневский и будущий премьер Лешек Миллер. Рядом с Валенсой сидят будущий министр иностранных дел Бронислав Геремек, будущий премьер Тадеуш Мазовецкий и будущие министры Яцек Куронь, Адам Михник. Правительственная сторона до конца не уверена в том, чего ожидать от оппозиции, и максимально использует спецслужбы для того, чтобы разведать, какие настроения в рядах оппозиционной делегации, и постараться поссорить оппозиционеров между собой. Вспоминает историк Антони Дудек:

- Службе безопасности однажды удалось подслушать и записать разговор Бронислава Геремека и Яцека Куроня, которые очень неприязненно выражались о примасе Польше, кардинале Юзефе Глемпе. Генерал службы безопасности сразу же написал письмо Войцеху Ярузельскому с информацией, что у нас есть такой ценный материал, мол, не следовало ли бы его выслать примасу?

Это лишь незначительный эпизод, сопутствовавший тем историческим событиям, в результате которых правительство и оппозиция договорились, прежде всего, провести первые, частично свободные выборы. 4 июня 1989 года эти выборы состоялись, и "Солидарность" в них нанесла сокрушительный удар по проправительственным кандидатам. Победа демократов была так убедительна, что в нее поначалу не могли поверить сами победители. Через некоторое время польский парламент утвердил первое в послевоенной Польше и в восточном блоке некоммунистическое правительство Тадеуша Мазовецкого. В обращении к парламенту Мазовецкий заявил о гарантиях свободы слова, собраний, объединений и употребил знаменитое словосочетание "толстая линия", которой зачеркивается прошлое ради будущего. Правительство Тадеуша Мазовецкого после трех месяцев работы пользовалось поддержкой 90 процентов поляков, что позволило быстро и эффективно провести глубокие и болезненные для населения экономические реформы. Двадцать лет спустя во время торжеств в парламенте Мазовецкий говорил о необходимости польско-российского примирения.

- Польско-немецкое примирение, которое было осуществлено в результате очень трудного и неоднозначного процесса, говорит нам о значении другого примирения, которое в будущем должно наступить. Я говорю о польско-российском примирении. Оно должно наступить.

Политические перемены в Польше повлекли за собой перемены экономические. Недостаток товаров, огромные очереди за самыми необходимыми из них, гиперинфляция, неповоротливая государственная экономика - задача изменить все это встала перед профессором Лешеком Бальцеровичем, который так же вошел в кабинет Мазовецкого. 17 декабря 1989 года Бальцерович представил в парламенте план перехода от социалистической экономики к капиталистической. Такие радикальные реформы, призванные сдержать галопирующую инфляцию и оживить частный сектор, получили название "План Бальцеровича".

Двадцать лет спустя это событие торжественно отмечается в Сейме с участием авторов шоковой терапии. Их благодарит спикер Бронислав Комаровский.

- Это люди, которые имели смелость поступить наперекор настроениям в обществе, провести болезненные реформы, которые были необходимы стране. Тадеуш Мазовецкий и Лешек Бальцерович сделали то, что они должны были сделать. Страна доверила им эту задачу, и они с ней блестяще справились. Эти люди должны быть примером и для нынешних польских политиков.

Сам Лешек Бальцерович через двадцать лет говорит о том, что его команде удалось использовать шанс, который был дан обществу, чтобы изменить собственную жизнь.

Экономические реформы довольно быстро принесли желаемый результат, однако на начальном этапе болезненно сказались на уровне жизни значительной части поляков. Однако Польша оказалась единственной страной в Европейском союзе, чья экономика не впала в рецессию в результате всемирного экономического кризиса.

Еще одна дата, которой в 2009 году в Польше было уделено большое внимание - 70-летие начала Второй мировой войны. Празднование этой годовщины проходило под тем же лозунгом, что и годовщина первых, частично свободных выборов. Поляки подчеркивают, что самая страшная война в человеческой истории началась именно с раздела Польши, которую союзники бросили на произвол судьбы, между Советским Союзом и гитлеровской Германией.

Внимание всего мира притянуло арийское выступление в Гданьске на Вестерплатте президента Леха Качиньского.

- Можно задаться вопросом, что общего между холокостом и уничтожением польских офицеров в Катыни. При всей разницы в масштабах этих преступлений, общее все же есть: евреи умирали за то, что были евреями, а польские офицеры за то, что были польскими офицерами. Это была месть, да, месть за 1920 год, за то, что Польша тогда смогла отразить агрессию. Можно сказать, это коммунизм. Нет, это не коммунизм, а шовинизм.

Присутствие 1 сентября 2009 года в Гданьске премьер-министра России Владимира Путина многие в Польше расценили как начало того польско-российского примирения, о котором говорил Тадеуш Мазовецкий. Так ли это? На этот вопрос, может быть, ответит год наступивший.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG