Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Повторное выдвижение кандидатуры Сергея Дарькина на пост главы Приморья обсуждаем с бывшим мэром Владивостока и депутатом Госдумы Виктором Черепковым


Сергей Дарькин

Сергей Дарькин


Владимир Кара-Мурза: Президент Медведев внес на рассмотрение законодательного собрания Приморского края кандидатуру действующего губернатора Сергея Дарькина. В списке кандидатур на пост руководителя региона, который был предложен Дмитрию Медведеву "Единой Россией", помимо Дарькина были так же ректор Дальневосточного университета Владимир Курилов, замминистра образования России Юрий Сентюрин и глава правительства Пермского края Валерий Сухих. Сергий Дарькин возглавил Приморский край в июне 2001 года, набрав на выборах более 40% голосов. В январе 2005 по предложению президента Путина был переутвержден на этот пост. Напомню, что в мае 2008 года в доме Дарькина был проведен обыск по уголовному делу руководителя территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Приморскому краю Игоря Мещерякова. Мещерякову было предъявлено обвинение в мошенничестве в крупном размере, сам он был заключен под стражу. В результате обыска был изъят сейф с документами. После обыска Дарькин попал в больницу. Повторное выдвижение кандидатуры Сергея Дарькина на пост главы Приморья мы обсуждаем с бывшим мэром Владивостока и депутатом Государственной думы Виктором Черепковым. Как по-вашему, позволяет ли ситуация в Приморье объяснить решение президента Медведева о повторном внесении кандидатуры Сергея Дарькина на пост губернатора?

Виктор Черепков: Как раз наоборот она не позволяет, потому что Приморский край по большинству показателей на самих нижних местах. Но кроме всего этого та ситуация криминогенной обстановки и даже то, что почти все его вице-губернаторы или в бегах, в международном или всероссийском розыске, или же сидят под следствием и уже сидят в тюрьме. И только один Дарькин третий раз уже вновь коронуется, и по каким показателям, вообще непонятно для тех людей, которые даже трезво мыслят. Сама ситуация, она, я бы сказал проще – это новогодняя пощечина президента приморскому народу вопреки, необъяснимо и непонятно, во имя чего из благородных намерений. Но криминальных намерений, там все ясно, все понятно.

Владимир Кара-Мурза: Владимир Беспалов, руководитель фракции КПРФ в законодательном собрании Приморского края и первый секретарь Владивостокского горкома компартии России, не ожидал подобного решения.

Владимир Беспалов: То, что несколько часов назад президент объявил, что Сергей Михайлович Дарькин будет назначен на третий срок, назначен, подчеркиваю, а не избран населением Приморского края, меня несколько разочаровало. Потому что, считаю, что более двух сроков могут работать на столь высоких должностях только самые достойные, самые незапятнанные, самые выдающиеся политики, руководители регионов. Считаю, что у нас руководство исполнительной власти Приморья не делает все то, что необходимо для того, чтобы население Приморского края жило спокойно, достойно. Могу назвать очень много примеров подавления, замалчивания, игнорирования мнения оппозиции и не только коммунистов. Противодействие губернатора и исполнительной власти по созданию Общественной палаты в Приморском крае. Очень много вопросов есть по коррупции, в том числе в ближайшем окружении действующего губернатора. Но это дела правоохранительных органов и особых структур. Я не понимаю, почему на самом высоком уровне в Москве не учли эти моменты.

Владимир Кара-Мурза: Мы помним, что Сергей Дарькин возглавил край в июне 2001 года, набрал на выборах более 40% голосов. Чем можно было объяснить тогда выбор ваших земляков?

Виктор Черепков: Это была очень интересная картинка. Кремль очень хотел, чтобы был первый заместитель представителя президента по Дальневосточному округу Афанасенко. Я был тогда кандидатом, и мы вышли с Дарькиным, но насколько была явная, просто противоправная агитация за Афанасенко, что народ вынужден был проголосовать против него, и он не вошел во второй тур. Во второй тур проходил я и проходил Дарькин. Естественно, из выбора бывший представитель ОПГ и Черепков, сто процентов проходил Черепков. Меня пригласили в Москву, специальным самолетом представитель прилетал сюда, чтобы я снял свою кандидатуру в пользу Афанасенко. Я объяснил, что я не могу этого сделать, что я объясню народу, как я это сделаю. Мне обещали определенные блага материальные для партийных нужд. Я от всего этого отказался. Тогда мне прямо сказали: тогда мы снимем. Я говорю: если вы меня снимете, то Афанасенко у вас никогда не пройдет. Проголосовали 40% против всех, а Владивосток, по-моему, 60% против вех. И меня сняли с выборов, а Афанасенко незаконно ввели. В этом случае, если меня убирают, снимают, то тогда по новой выборы начинаются. В этом случае все было нарушено, и Афанасенко с Дарькиным вышли.
И тогда Владивосток, Находка Уссурийск, все крупные города проголосовали против всех, а Дарькин пошел на хитрость. Он в деревнях договорился, что все деревни будут сплошными агитаторами, определенное материальное вознаграждение каждому крестьянину дал и огородами крестьянскими набрал голоса. Афанасенко пролетел на этих выборах. Вот таким образом, сняв меня, он получил, естественно, эти выборы должны быть отменены, потому что меня незаконно сняли с выборов. Но это не ново, 32 раза меня снимали. Вот таким образом он набрал. Все были в шоке. И Кремль не ожидал. И во вторник после выборов было полузакрытое совещание у Волошина, и каков выбор. Все понимали, кто такой Дарькин. Было сказано: можно с ним работать, он будет на крючке. Он не вел бы себя так, как бы вел себя независимый Черепков или ему подобные. И вот так Дарькин оказался своим.

Владимир Кара-Мурза: Григорий Пасько, приморский эколог, правозащитник, военный журналист, капитан второго ранга, удручен выбором Кремля.

Григорий Пасько: То, что одобрена кандидатура Сергея Дарькина на третий срок, показывает полный крах этой системы. Назначения одних и тех же, можно подумать, что в стране нет людей, как-то способных руководить по-новому этой страной. Я не знаю, что будет в третьем сроке, но два предыдущих срока показали, что край далеко не в лучшем положении находился и находится, и проблемы одни и те же. Зимой внезапно снег парализует весь город, летом парализуют дожди, ливни и тайфуны весь город. А сейчас вот эта стройка безумная к саммиту, когда надо выпендриться и показать, что мы можем сделать, она парализует вообще всю жизнь в городе в плане социальных выплат, в плане строительства дорог, которых отродясь не было, в плане очистных сооружений, которых тоже никогда не было. То есть те проблемы, которые нужны людям, они из-за этого всего уходят на задний как всегда план. Поэтому этот край как был краем для временщиков, так он им и продолжает оставаться.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянска от радиослушателя Тимура.

Слушатель: Добрый вечер. Я был во Владивостоке, я считаю, что там грамотные избиратели, они в большинстве от отмены выборов пострадали. Вопрос у меня такой: насколько правдоподобный довод о том, что именно Дарькин должен отвечать головой за подготовку к этому саммиту, если придет другой, проворуется, и отвечать ни за что не будет, а этот должен до конца довести свое дело.

Владимир Кара-Мурза: Как вы относитесь к идее саммита АТЭС в 2012 году, не похоже ли это на гигантскую аферу?

Виктор Черепков: Это способ гигантского отмывания средств. Причем мост на Русский остров строится именно в том месте, где самая большая длина, где самые большие ветреные нагрузки и там даже были цунами несколько лет назад, были выброшены огромные валуны и были разрушения. Можете себе представить, в идеальном состоянии 700 метров всего, длина должна быть моста два с половиной километра с опорами, причем в том месте, где вообще нет населения и чтобы туда попасть, надо через весь Владивосток, через все эти пробки пробиваться и так далее. Это и на Русской остров в том месте проходит мост, где нет населения вообще. Там хоть какая-то часть была обжитой. И представляете себе, ради того, чтобы несколько дней провести мероприятия, пусть даже важные, абсолютно на военном, практически для гражданских необитаемом острове, где ни воды, ни котельной, ни канализации, ни водопровода и даже электричество рассчитано на две тысячи населения и военные подразделения, которые были, вдруг сразу же ради этого мероприятия.
И плюс еще там будут строить кампуз для того, чтобы студентов, сто тысяч студентов там будет. Можете себе представить, через четыре полосы сто тысяч студентов утром на занятия и обратно оттуда. И им еще 30 тысяч надо преподавательского и обслуживающего персонала. Это безумство! Это в то время, когда нужно развивать совершенно другие направления. Там весь Владивосток без работы. Он хоть как-то занимался поставками автомобилей из Японии, а сейчас все перекрыли, они все без работы, без рабочих мест. Нужно заводы, фабрики открывать, рабочие места. И даже то, что сейчас строят, там не владивостокцы строят, там строят приезжие, все с других стран прибывшие. Там больше китайцев и корейцев, здесь больше южных ребят на стройках. Поэтому, конечно, это безумство, это пир во время чумы.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к Виктору Черепкову. В свое время, когда Путин отменял выборы губернаторов, он мотивировал это тем, что народ глупый, может избрать криминальный элемент. И для того, чтобы закрыть доступ этому криминалу, губернаторы должны назначаться из центра, из Москвы. Однако Дарькин - это как раз тот самый криминальный элемент, доступ которому во власть Путин обещал закрыть. Однако и сам Путин переназначил его на второй срок, теперь его преемник Медведев переназначает Дарькина на третий срок. У меня вопрос: в свое время Ленин писал, что для партии большевиков криминал – это социально близкий класс в отличие от буржуазной интеллигенции, которая не только социально вредна, но и социально опасна. Для российских властей, что, то же самое ленинский постулат имеет место, что для них криминал - это более близкий элемент чем интеллигенция?

Владимир Кара-Мурза: Какова репутация Сергея Дарькина в городе?

Виктор Черепков: Достаточно сказать, что до сих пор наши юристы в университете учатся по учебникам, где Дарькин фигурирует как один из самых ближайших и не только сподвижников, но и участников криминальной группировки Баула. И надо отдать должное автору этой книги, до сих пор все это изучается. И он уже ни с кем не судится, потому что судиться бесполезно, все это явно, все знают. Это все как зарождалось, весь этот рэкет, погромы и все прочее. Здесь нет никакого прикрытия и объяснения с какими-то высокими мотивами, здесь очень простое объяснение. Дарькин на сегодня, я извиняюсь, дойная корова, которого регулярно с каждой посадкой вице-губернатора, с каждым обыском заставляют действовать таким образом, чтобы он спасал свою шкуру. И более того, эти люди сговорчивые, они знают, что шаг влево, шаг вправо, несогласие с шефом - это тюрьма. Поэтому такие очень сегодня востребованы, и не только в Приморье. В Приморье это за все грани выходящий случай, что третий раз и уже два президента.
Но здесь можно понять: если его сейчас не назначить, а назначить другого принципиально, то вся кормушка перекроется и дань никто платить не будет. Например, если бы назначили Курилова, ректора университета, он же бы не понес эту дань. Поэтому назначение губернаторов, а не избрание губернаторов – это идея была администрации президента, это самый удачный крупный бизнес-проект. И теперь все губернаторы хорошо знают, сколько стоит удержаться, переназначиться или назначиться на первый срок, сколько стоит их репутация положительная и сколько стоит отрицательная, и это не секрет.

Владимир Кара-Мурза: Андрей Калачинский, приморский политолог, понимает мотивы федеральной власти.

Андрей Калачинский: Я думаю, что для приморцев это давно ожидаемое событие. Есть еще одна кандидатура уважаемого человека, ректора Дальневосточного университета господина Курилова. Но всем, кто занимается политикой, было понятно, что, конечно, по очкам он сильно и сильно проигрывает. Если взвешивать по влиянию на события в Приморском крае губернатора и ректора, по тому, какие отношения с Москвой, те, кто занимается отслеживанием ситуации, понимали, что у нынешнего губернатора шансов намного больше. И я не думаю, что кто-то из приморцев это негативно воспринял. Потому что сейчас в минувшем году, наверное, это был чрезвычайно важный год для Приморского края. Потому что мы многого не ждали от центральной власти, более того, как раз полтора года назад центральная власть подняла пошлины на автомобили, которые ввозили из Японии, тем самым подсекла жизнь очень многих людей. Но в 9 году реально пошли инвестиции, реально начала изменяться ситуация экономическая, начались стройки, которые можно увидеть глазами, один мост, другой мост.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира Ивановича.

Слушатель: С Новым годом, друзья. Вы знаете, я имел честь служить на Дальнем Востоке. Я слушаю вас, и действительно я скажу нелитературное слово, но человек, который прошел Приморье вдоль и поперек своими сапогами - это полный дебилизм строить мост к Русскому. Потому что если там люди, которые там были, знают, что есть изменчивое течение, которое омывает этот промежуток. Когда оно изменчиво и когда самый худший вариант, роза ветров неблагоприятно идет именно в этом направлении к Русскому острову. Второй вопрос: я бы хотел особо обратить внимание, что при колоссальном отставании транспортных артерий Приморского края, взять дорогу из Хабаровска во Владивосток – это горе от ума. Взять дорогу с Раздольево до Славянки – это горе от ума. Эти колоссальные средства можно было бы освоить на всех этих путях. И этот съезд можно было бы прекрасно провести, есть там город Спас Дальний, солнечный город, где требуется развитие инфраструктуры. Я не понимаю, какой дебил полез туда на этот Русский остров.

Виктор Черепков: Ну что, я соглашусь во многом, о чем сегодня говорил. Может быть я не могу в силу своего положения выразить, но мне до глубины души, когда я узнал об этом, что именно вот такая индустрия там предстоит, это абсолютно непродуманные и несвоевременные. Что касается Калачинского, я не соглашусь, что пошли инвестиции. Они имеют в виду, пошли инвестиции на мостостроение. Но что даст этот мост для экономики края? Ничего. Он строится туда, где никакой не будет экономической площадки, и туда будут ездить только отдыхать и то не все, там нет инфрастуктуры для отдыха, ее надо построить. Можете себе представить, эконлогически чистый остров, там только военные, бухты загрязнены немножко, но сама акватория чистая по сравнению с другими, как, допустим, бухта Золотой рог. И сто тысяч студентов и еще обслуги - это 30 тысяч преподавателей и обслуги непосредственно университета, им нужна социальная структура, им нужны клубы, им нужны театры, им нужны бани, нужно все. Можете себе представить, они в туалет без очистных сооружений поутру сходят, и конец всей экологии этого острова Русского. Это просто непродуманность.
Им нужно израсходовать деньги в такой ситуации, где можно половину разворовать денег и спросить не с кого. Это не инвестиции, которые вкладываются в развитие региона, а инвестиции с нашего бюджета - это деньги налогоплательщиков, которые расходуются не по уму. Но ни одни инвесторы из-за рубежа не вложат ни одной копейки в область, которой руководят бандиты. Кто хочет потерять там голову? Взять даже сегодняшний мэр, который там находится, предприниматель, который начинал с ним дело, он на том свете давным-давно, и эти чипсы или "Чупа-Чупсы", которыми они занимались, они стали памятником в надгробье у него. Более того, там у нас корейский бизнесмен был убит. Поэтому, конечно, никаких денег никто не понесет.

Владимир Кара-Мурза: Юлия Латынина, писатель, тележурналист, обозреватель "Новой газеты" и радиостанции "Эхо Москвы", приводит прозрачную аналогию.

Юлия Латынина: Когда человек выходит из супермаркета с батоном колбасы подмышкой, самый очевидный вывод, что он за батон колбасы заплатил. Когда губернатор типа Дарькина выходит из администрации президента с переназначением… Я не могу сказать, что Дарькин самый худший губернатор из существующих в России, я даже не могу сказать, что это плохая кандидатура, учитывая ситуацию в Приморском крае, но все-таки учитывая коммерческое происхождение господина Дарькина, тот факт, что кто это такой – это криминальный коммерсант по кличке Шепелявый, который сначала был под крышей человека по кличке Карп, потом Карпа убили, Дарькина делили, разрядили в него автоматный рожок. Дарькин женился на вдове Карпа, кстати, безумно интересной, выдающейся действительно женщине. Дарькин попал под крышу человека, которого звали Винни-Пух, он же Николаев, он же будущий мэр Владивостока, с которым Дарькин потом поссорился, и Винни-Пуха посадили. Учитывая перипетии биографии, трудно предположить, что назначение Дарькина могло обойтись без коммерческих соображений.

Виктор Черепков: Во-первых, назначение – это антиконституционная норма. Народовластие как таковое сегодня практически отсутствует. А в тех условиях избирательной системы, которые сегодня существуют, можно вообще считать, что никакого народовластия не может получиться. Процесс назначения или процесс выбора Дарькина, когда он прошел первый раз, они приблизительно одинаковые. Может быть там стоило побольше или поменьше или в этом случае побольше в деньгах или в равных суммах, здесь никакого значения не имеет. Самое главное, народ отстранен от этого действительно реального народовластия. И сама демократия давным-давно похоронена в полном смысле этого слова. Вот если по-большому, то да. И если были бы выборы нормальные и конституционные и не было назначений, никогда бы и, наверное, в Алтайском крае, и в Приморском крае не были такие у нас губернаторы.
Но сегодня, к сожалению, околопрезидентское окружение, раньше говорили ЦК, но чем отличается президентская администрация от прежнего ЦК? Ничем, даже кабинеты одни и те же и даже инструктора, которые были помоложе, они сейчас работают. Поэтому ничем не отличается эта система назначения от прежней коммунистической. Но тогда хоть какие-то были, где-то внизу не разрешали делать больше, чем творили наверху. А сегодня и наверху, и внизу. Поэтому сама система назначения губернаторов, она и антиконституционна, и порочна. И около окружения президента используют это в своих экономических интересах, и это ни для кого не секрет. И эти прейскуранты, они везде с юмором воспринимаются.
И я не думаю, что Медведев не знает об этих прейскурантах, и я не думаю, что Медведеву неизвестно, кто такой Дарькин, и Путину неизвестно, кто такой Дарькин. Эти пленки криминальные прокручивали по всей России, и они до сих пор, и это никто не отрицает, и сам Дарькин не отрицает. Но это сегодняшней власти вверху выгодно, чтобы такая власть была на уровне краев и областей. А они своими отмороженными способами могут исполнить любое распоряжение. Нужно завалить выборы – завалят, нужно завалить человека - завалят. Нужно это скрыть или отмыть, они все это сделают. Поэтому и в 17 году использовали такие элементы, мы же знаем, кто такой Камо, и откуда они появлялись.

Владимир Кара-Мурза: Дмитрий Новиков, депутат думы Владивостока, независимый журналист, не удивлен случившимся.

Дмитрий Новиков: На самом деле назначение давно ожидаемое. Я думаю, наши приморские политологи ожидали его еще в конце декабря. Все думали, что перед визитом в Приморье руководителя правительства назначение уже состоится. Оно не состоялось. Думали, что состоится в районе 15-17 числа, но и это ожидание не состоялось, назначение произошло раньше. По поводу того, возможны ли были другие кандидатуры из четырех представленных, большинство представителей приморской политической элиты считало, что нет. Во-первых, коней на переправе не меняют, а во-вторых, Приморье в последнее время редко фигурировало в сводках новостей как проблемный регион, поэтому шансы действующего губернатора были достаточно высоки.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.

Слушатель: Добрый вечер. У меня тривиальный комментарий, а потом вопрос, поскольку гость интересный, редкий. Комментарий такой, что тут совершенно обычная ситуация, которая происходит во всей России. Что такое идиотская зимняя олимпиада в субтропиках, как не мост на Русский. И таких примеров можно сколько угодно привести. Вопрос у меня гостю такой: нельзя ли в двух словах сказать, чем Приморье живет, как вы еще живы?

Виктор Черепков: В былые времена, в советские времена, что уворовали, то и съели. Сегодня в Приморье, когда закрыты все возможности с автомобильными поставками, а это по сути дела был завод значительно более мощный, чем в Тольятти и по перегону автомобилей он превосходил количество выпускаемых АвтоВАЗом автомобилей, это, конечно, подкосило. Но тут под боком Китай, и с баулами, мешками в Китай, из Китая привозят, торгуют, там все дешево. Наши пенсионеры туда уезжают жить, сдают свои квартиры в аренду, а там все дешево и питание дешевое, и одежда очень дешевая, и квартиру там проще получить, чем сегодня у нас в Приморье.
Предприниматели оттуда все уезжают. И у меня уникальный случай произошел, что один из бывших помощников, молодой парень, 19 ему было, сейчас за 27, они разобрали растворобетонный узел и оттуда перевезли в Подмосковье, потому что там им невозможно никак, казалось бы, стройки и это нужно там, невозможно ничего сделать, и они оттуда уезжают. 25% предпринимателей только за прошлый год уехали. Лучше остаться в живых, потерять часть бизнеса, но уехать. И огромный экономический потенциал был оттуда увезен. Не то, что инвестиции привезены иностранцами, а оттуда внутренние инвестиции ушли и перешли в другие регионы России. Достаточно сказать, что при моем правлении было 900 тысяч населения, а сегодня 624 тысячи, 300 тысяч ушло незаметно. Но это ушли не бабушки, не дедушки, не молодые пацаны - это ушли предприниматели серьезные, состоятельные - это основной экономический потенциал. А что касается нашего рыбного и обрабатывающего, и добывающего флота и индустрии, то там все идет контрабандным образом. Разграбляя море, выживает Приморье. Те, кто не может, они выезжают, кто выехать не может, потихонечку вымирает. И какое социальное обеспечение, я очень хорошо знаю. Но это отдельная тема, и она как-то не очень вписывается сюда.

Владимир Кара-Мурза: Леонид Смирнягин, член президентского совета при президенте Ельцине, разочарован логикой Кремля.

Леонид Смирнягин: Когда президент Путин решил фактически назначать губернаторов, единственное оправдание такому поступку, как мы думали в то время, многие из тех, кто занимается регионами России, единственное оправдание, что можно было снять Дарькина. Так Дарькина он первым назначил при этом. Это просто поразительно. И мне кажется, судя по моим посещениям Дальнего Востока, дела с осуществлением программы Путина по подъему Владивостока идут очень не блестяще. Программа роскошная, одна из самых успешных по замыслу по исполнению, современная, и деньги большие. Но я диву даюсь, что настолько ничтожны успехи в этой области, что я не могу понять, как Дарькин сохраняет свой пост. Наверное, какие-то высшие силы вмешиваются в подобные назначения. Потому что для многих моих коллег это просто шок, честно говоря. Он показывает некоторую эффективность в определенных делах, у него есть успехи, он патриот своего края и так далее, но уровень коррупции, который царит в крае, совершенно непотребный, честно говоря. Его невозможно сравнить ни с чем, что творится в других регионах страны, может только с Кавказом Северным.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Татьяны.

Слушательница: С Новым годом вас. У меня собственно не по теме реплика. Ваш слушатель Николай сослался на Ленина, который якобы сказал, писал о близости криминала к революционерам. Ничего подобного никогда у Ленина не было и не могло быть, поскольку он именно говорил о роли интеллигенции в революционном движении.

Владимир Кара-Мурза: Это Николай вспомнил, когда создавался ГУЛАГ, делили заключенных на социально близких и социально далеких. Уголовников считали социально близкими, а политических социально далекими. Слушаем Алима Абдурахмановича, радиослушателя из Калининградской области.

Слушатель: Добрый вечер, господа. С Новым годом вас. Господа, скажите, чем хуже этот Дарькин, если провести аналогию между Дарькиным и внебрачным сыном Путина, а точнее Рамзаном Кадыровым?

Владимир Кара-Мурза: Мы не про все регионы успеем в этом разговоре сказать.

Виктор Черепков: Сравнение удачное. Конечно, наверное, на этом фоне Дарькин столько крови не пролил. Хотя немало ее было пролито в Приморье. И сам криминал средний, нижний, который не совсем всегда честным путем начинали бизнес, и то в страхе. Для меня было удивительно, мою кандидатуру уже снимают, ночью ко мне прибежали: "Виктор Иванович, мы не хотим, чтобы Дарькин был". Охарактеризовали таким образом, что я не могу эти слова в эфире в силу не только своей интеллигентности и всех остальных человеческих качеств произнести. А я говорю: "Я не понимаю вас, это же ваш братан. Почему вы против него?". "Виктор Иванович…". "А если бы я пришел, вам же было хуже, я же борюсь с вами". "Что вы боретесь с нами, когда все прокуроры, судьи, вся милиция наша. Виктор Иванович, не смешите нас. А Дарькин нас же перестреляет всех. Поэтому если мы успеем, уедем". У Кадырова возможности пошире в этом плане, у Дарькина были поуже насчет перестрелять.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Филиппа Николаевича.

Слушатель: Добрый вечер. На полном серьезе спрашиваю здесь и сейчас: уважаемый Виктор Иванович, пожалуйста, ответьте, вы мужественный человек, я всегда с упоением наблюдал, как вы бились с огромной подошвой нашей страны. Скажите, пожалуйста, кто здесь фюрер, Борман и тот фон Гольдрин, который сегодня переназначен?

Владимир Кара-Мурза: Мы не будем таких рискованных аналогий проводить. Действительно Виктор Иванович долго боролся с этой системой. Пока неизвестно, кто кого.

Виктор Черепков: Мы все равно не согнулись, не надломились, а идем, объединяемся. Я думаю, что настанут те времена, когда все же слово народа, пусть даже иногда не всегда и правильное, но в большинстве случаев правильное и объективное. Потому что хозяин страны народ в любом демократическом государстве. И когда идут назначения даже не подобного рода как Дарькин, то рано или поздно они обязательно приведут к тому, что мы сегодня наблюдаем. Более того, ничего не изменилось в лучшую сторону после того, как были отменены выборы губернаторов и пошли назначения. Хоть какой-то назначенный эталонный образец с огромным вливанием государственных денег, всего кремлевского интеллекта, научного интеллекта, хоть где-то бы показали, что мы назначили одного и тут получилось. Что-то все выкидыши одни. И никак не родим назначением этих вундеркиндов.

Владимир Кара-Мурза: Николай Морковцев, депутат думы Владивостока, так же считает сделанный выбор ошибочным.

Николай Морковцев: Была какая-то еще небольшая надежда, что все-таки Дарькин внесен президентом не будет. Но сегодня вот эта надежда, хоть и последняя надежда, но пропала. Я думаю, что это большая ошибка президента то, что он накануне саммита, вообще больших событий, которые планируются в России и о чем говорит президент, внес эту кандидатуру. В принципе за 9 лет пребывания у руля в крае ничего хорошего не сделал. Потому что если посмотреть на экономические показатели, чего мы достигли за 9 лет, то край постоянно катился вниз. Я не беру те доклады, которые делал Дарькин делал Владимиру Владимировичу Путину, по которым у нас и безработица снизилась, и другие показатели, тарифы самые низкие – это все неправильно. Пускай Дмитрий Анатольевич не будет слушать Владимира Владимировича, откроет просто федеральную статистику, что у нас и безработица возросла, и многие другие экономические показатели у нас ухудшились. Поэтому я считаю, что прежде, чем выдвигать человека, нужно выяснить, что у нас происходит в крае. Как ни печально, но он будет утвержден законодательным собранием, потому что депутаты практически все на его стороне, кроме населения Приморья.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от радиослушателя Виктора из подмосковного Софрино.

Слушатель: Здравствуйте. Поздравляю всех с праздником. Я надеюсь, что наш народ все-таки прозреет.

Владимир Кара-Мурза: Какова была ваша программа, когда вы шли на выборы в 2001 году?

Виктор Черепков: У меня была очень простая программа: я иду во власть, чтобы сделать ее инструментом народа. И там как раз истинное народовластие - это уникальное, это вообще редкий случай. Власть в любых странах и государствах не любят. И такая история произошла во Владивостоке, что мэр, который был гоним всеми, до сих пор с рейтингом больше 60, а то и 70% по сравнению со всеми остальными, до сих пор в Приморье находится. Но почему это происходит? Не потому что я не воровал, другие разворуют, если я не ворую, я шел как правозащитник. Я был против, жена была против, она ходила в церковь, ставила свечки. Сегодня она полностью парализована, она знала, на что идет. Я сына почти потерял, три года он находился в заложниках. Сам не ночевал дома и так далее, чтобы не взорвали квартиру. Но я шел как правозащитник. Я отказывался шесть раз: нет, я ученый, я военный, я не пойду.
И тогда мне один из ученых, депутатов городского совета сказал: "Виктор Иванович, как ученый ученого спрашиваю: что у тебя в осадке? Ты принимаешь каждый день по сто человек. Сколько ты защищаешь?". Я говорю - 7-8 человек. "А остальных?". "А остальных никак не получается". "А с кем ты борешься?". Я говорю: "Как ни странно, с властью, которая должна сама защищать". "Мы тебя не понимаем: ты борешься, принимаешь ежедневно столько, и 7% у тебя. Мы тебе предлагаем - мэром иди. Тебя изберут сразу же, и ты будешь защищать сразу сто человек". И я с этой программой шел. Вот почему меня не любили чиновники, потому что я перекрыл кислород, все эти подачки, которые шли рекой с Дальнего Востока. А тогда впервые в истории был открыт переход через границу. Это дыра в великодержавном заборе. Я только через полтора года узнал, чем этот Приморский край люб власти центральной. Там открыли границу, чтобы нескончаемым потоком оттуда сюда и отсюда туда контрабандным путем все приходило, не только на Черкизовский рынок.
И уникальность всей этой программы была, что любое действие было направлено в интересах народа, а не в интересах московских властей, которые назначают. И тогда московские власти сказали: делайте с ним, что хотите, мы закроем глаза. И там делали, что хотели. Естественно, убрали. Но народ говорит, что была поднята планка на такую высоту, что все остальные мэры ее перепрыгнуть не могут, и даже по строительству, а по социальному обеспечению.
И сегодня социальная составляющая Приморья самая низкая. Вы можете себе представить, что при заработной плате в два раза ниже, чем в Москве, там молоко, мясо и даже рыба в полтора раза дороже, чем здесь, а коммунальные платежи зашкаливают запредельно. Еле-еле концы с концами сводят. Но он безмолвствует, он сегодня с одной стороны под криминалом, с другой стороны под властью непонятно какой. И само назначение, которое было осуществлено - это удар по имиджу Медведева. У приморцев сегодня опустились руки. И что бы Медведев ни говорил, какие слова, они не будут верить, потому что слова одни, а действия совершенно другие, причем здравомыслящим невозможно понять логику этих даже не шагов, а таких выбросов, которые просто необъяснимы даже здравомыслящим.

Владимир Кара-Мурза:
Как вы считаете, как будут развиваться события в законодательном собрании Приморского края при утверждении кандидатуры Сергея Дарькина?

Виктор Черепков: Он будет утвержден большинством, потому что вся система выборов, и из этого большинства депутатского, которое как раз из дарькинского окружения, несколько человек в бегах сегодня по криминальным делам, в том числе Лысак и многие другие, в том числе сенатор Иванов, который до сих пор в бегах. Мне жаль представителей генеральной прокуратуры, они сегодня в разочарованном состоянии, потому что у них столько материалов, а им все закрывают. Им позволяют бороться с помощниками, заместителями, арестовывать и так далее, а корни в другом месте. И корни вновь плодят это, берут новых вице-губернаторов, новых советников, помощников. И генеральная прокуратура несколько лет там прописалась, и сейчас на очередного вице-губернатора имеет материалы, а губернатор для них недосягаем, потому что у него другие покровители, и мы видим - кто.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, какие проблемы ожидают ваш край на ближайший губернаторский срок Сергея Дарькина?

Виктор Черепков: Очень удачно отмоются наши крупные внутрироссийские инвестиции по этому мостостроению, вложат бешеные деньги и кому сколько перепадет в этой авантюре саммита, может быть в Антарктиде задумают саммит и туда мост начнут прокладывать белым медведям. Прогнозы печальные. Но самое печальное – это жаль тот народ. И когда встречаешься с ними и когда видишь их лица, они просто обречены. Но я надеюсь, что найдутся силы, и возможности, и люди, которые все же поправят это положение, пусть не сразу, пусть не сейчас, но, будем надеяться, в ближайшее время.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, есть ли возможность у общественного мнения края быть услышанным Кремлем?

Виктор Черепков: Нет. Даже когда пишешь открытые письма, будучи депутатом, я отправил столько туда писем от народа, потому что они просят туда. И машина, которая пересылает Дарькиным и все. Не может, система сегодняшняя не позволяет услышать народ, да и некому его слушать. Вот эти смешные клоунады: алло, товарищ президент, там у студента одного… - это же несерьезно. Нужно кремлевским пиарщикам поумнеть, зачем же президента смешить в этом плане.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG