Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что было известно о ячейке «Аль-Каиды» в Йемене


Ирина Лагунина: Действительно, после теракта 25 декабря все внимание прессы устремилось на Йемен. Правда, связь Aбдулмуталлаба с группой «Аль-Каида Аравийского полуострова» предстоит еще доказать. Хотя, как замечает МЕМРИ, Институт исследования ближневосточной прессы, 28 октября на одном из вебсайтов джихадистов появилась статья эмира «Аль-Каиды Аравийского полуострова» Насира аль-Вахиши. Статья называлась «Война это обман». В тексте аль-Вахиши призывает повторять опыт террориста-смертника, который пытался совершить покушение на заместителя министра внутренних дел Саудовской Аравии 28 августа прошлого года. Тогда «Аль-Каида Аравийского полуострова» очень гордилась тем, что ее человеку удалось пройти все системы безопасности, а в коммюнике на эту тему говорилось, что никто никогда не узнает, где была спрятана взрывчатка. Службы безопасности установили, что, скорее всего, взрывчатка была спрятана в прямой кишке. Предполагается также, что оба использовали (вернее, в случае с нигерийцем Aбдулмуталлабом – он пытался использовать), одну и ту же взрывчатку – ТЭН. Именно к этому призывал и аль-Вахиши: «Чтобы сделать 10 граммов взрывчатка, вам не придется затрачивать усилия и затрачивать большие суммы денег. Не надо искать соответствующие материалы, поскольку они – на кухне у вашей матери, в каком бы городе вы ни находились».
Помимо того, что именно в Йемене в 2000 году был совершен теракт против американского эсминца Коул, а до этого – неудачная попытка теракта против эсминца Салливанс, страна давно была известна связями с «Аль-Каидой» и семьей бин Ладена. На самом деле часть племени, к которому принадлежит бин Ладена, хоть и родом из Саудовской Аравии, в свое время перекочевала в Йемен. Вот зарисовка страны, сделанная сотрудником ФБР Джоном О’Нилом, который расследовал теракт против эсминца. Цитата из книги Луоренса Райта «Контуры башни».

"Согласно представлениям О’Нила, Йемен был полон джихадистов. К тому же страну все еще лихорадило после гражданской войны. «Йемен – страна с 18 миллионами граждан и 50 миллионами единиц автоматического оружия», - докладывал он впоследствии. /…/ Здесь действовала одна из самых больших ячеек группы «Аль-Джихад» Завахири и здесь было множество ветеранов, которые воевали с бин Ладеном в Афганистане. Когда в Йемен приехали все остальные члены группы О’Нила, он предупредил их: «Возможно, это – самая враждебная обстановка, в которой когда-либо приходилось работать ФБР».

Ирина Лагунина: Айман аз-Завахири, правая рука бин Ладена, с 1991 года возглавлял движение под названием «Египетский исламский джихад», которое, как и позднее «Аль-Каида», носило международный характер. А когда две группы слились в одну в 2001 году, «Аль-Джихаду» принадлежало 6 мест в правящем совете – в шуре, а «Аль-Каиде» только три. Кстати, именно в Йемене сотрудники ФБР заметили не только связь между терактом против эсминца и «Аль-Каидой», но и тот факт, что после теракта деньги из террористической ячейки в Йемене стали уходить в Бангкок. Уже тогда было понятно, что планируется нечто новое – какой-то крупный теракт.
Но насколько все-таки серьезна угроза угроза, исходящая из Йемена? Об этом мы беседуем с Мустафой Алани, специалистом по безопасности из Исследовательского центра стран Персидского залива в Дубае.

Мустафа Алани: Думаю, было бы большим преувеличением сказать, что Йемен превратился в такое же прибежище для терроризма, как Афганистан или Пакистан. Список людей, которых разыскивают в этой стране в связи с причастностью к «Аль-Каиде», не превышает 50 человек. Но поскольку Йемен сейчас сталкивается и с другими трудностями – восстание шиитов, последователей духовного лидера Хуссейна Бадреддина аль-Хоути на севере страны, и сепаратизм на Юге, - то это ослабляет способность правительства противостоять «Аль-Каиде». Однако за последние две недели правительство повело серьезное наступление, были предприняты две крупные операции, и в результате большая часть организации внутри Йемена уничтожена.

Ирина Лагунина: Но если учесть, сколько людей внутри страны симпатизируют «Аль-Каиде», как и тот факт, что страна говорит на том же языке, что и бин Ладен, насколько свободно может действовать группа на территории страны?

Мустафа Алани: Да, «Аль-Каида» считает, что Йемен – идеальное место для существования, причем по целому ряду причин, и в первую очередь – из-за племенной системы. Но я по-прежнему полагаю, что «Аль-Каида», конечно, попыталась укрепиться в Йемене, но без особого успеха. Йеменское отделение «Аль-Каиды» предназначено не для Йемена, а для всего Аравийского полуострова. Что же касается Йемена, то там предпринимаются достаточные усилия, чтобы справиться с этой проблемой. За последние три-четыре года «Аль-Каида» не раз пыталась провести теракты в этой стране, но не смогла, все попытки были предотвращены. Так что, да, угроза существует, но, по-моему, «Аль-Каида» так и не смогла укрепить себя в качестве одной из главных сил в стране.

Ирина Лагунина: Вы затронули проблему шиитского восстания и сепаратизма в Йемене. Какова динамика в стране – государство становится все более нестабильным?

Мустафа Алани: Перед правительством стоит три главные проблемы, и одна из них – «Аль-Каида». Однако вторая проблема намного более серьезная. Это – сепаратистское движение на Юге. И третья, как я уже говорил, шиитское восстание под руководством аль-Хоути на севере. Йеменское правительство полагает, что между тремя этими группами нет никакой связи, но все они вместе взятые подрывают власть правительства и его способность управлять страной.

Ирина Лагунина:
Соединенные Штаты уже несколько месяцев проводят обучение сил безопасности и армии Йемена. Может ли эта страна стать третьим полем боя – после Ирака и Афганистана?

Мустафа Алани: Не думаю, что нечто подобное может произойти в Йемене, особенно после двух последних операций против «Аль-Каиды» в этой стране – 14 и 24 декабря. По-моему, эти две операции разбили основу организации в стране и уж точно показали ей, что уютного пристанища они здесь не получат. Так что вы правы в том, что террористы пытаются использовать Йемен, но у них это вряд ли получится – контртеррористические меры работают неплохо.

Ирина Лагунина: Некоторые эксперты полагают, что у «Аль-Каиды» в Йемене есть определенная поддержка в правительственных кругах. Например, в 2006 году из йеменской тюрьмы бежали 23 человека, составлявшие основу афганской «Аль-Каиды», включая личного секретаря бин Ладена. Полагается, что именно они и составили сейчас костяк йеменской ячейки, причем костяк такой, который может стратегически планировать операции не только против местного правительства, но и на международном уровне.

Мустафа Алани: Знаете, побеги из тюрем случались и в Ираке, и в Афганистане, и в Саудовской Аравии, и во многих других странах. Продолжение истории с побегом в Йемене состоит в том, что из 23 убежавших в 2006 году 20 были либо убиты, либо схвачены и арестованы. Так что только трое из 23-х остаются сейчас на свободе. Так что я бы представил это как историю успеха йеменского правительства, а не историю его поражения. Попытка теракта против американского посольства в Сане в сентябре 2008 года, а до того – в апереле 2008-го, - попытка теракта против итальянского посольства, как и против правительственных учреждений – все они были неуспешными. И попытки напасть на нефтяные предприятия тоже не удались.

Ирина Лагунина: А как насчет соседней Сомали? Недавно Совет Безопасности ООН ввела санкции против Эритреи за то помощь, которую Эритрея оказывается исламистскому движению ас-Шабааб в Сомали. Да и правительство этой страны намного слабее йеменского.

Мустафа Алани: Обстановка в Сомали намного более благоприятна для «Аль-Каиды», чем в Йемене. В Йемене существует сильная армия, сильные и профессиональные службы безопасности и сильное правительство. В Сомали ничего этого нет. Там нет ни правительства, ни армии, ни спецслужб. Так что, определенно, Сомали – это кандидат для «Аль-Каиды», вот эта страна, действительно, может легко стать центром террористической активности.
XS
SM
MD
LG