Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ход расследования попытки теракта в США. Где не досмотрели?


Ирина Лагунина: Задержание 25 декабря нигерийца Умара Фарука Абдулталлаба при попытке привести в действие взрывное устройство на борту авиалайнера, выполнявшего рейс Амстердам – Детройт, остается предметом бурной полемики в США. Кто виноват и что делать – на эти два вопроса правительство и оппозиция отвечают по-разному. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Для нынешней администрации рождественский инцидент в воздухе над Атлантикой – самое серьезное негативное событие за все время ее существования. Арест Абдулталлаба резко переключил фокус общественного внимания с реформаторской повестки дня Барака Обамы на вопросы безопасности. Политические оппоненты обвиняют членов его кабинета в некомпетентности и потере бдительности, требуют отменить решения о закрытии тюрьмы в заливе Гуантанамо и о передаче дел о терроре обычному уголовному суду. Президент сделал уже несколько заявлений относительно случившегося. Первый раз он прокомментировал инцидент спустя три дня, 28 декабря, на базе Корпуса морской пехоты Канеохе-бей на Гавайях, где Обамы проводили рождественский отпуск.

Барак Обама: Благодаря быстрым и героическим действиям экипажа и пассажиров подозреваемый был немедленно схвачен, огонь был потушен и самолет благополучно приземлился. Подозреваемый в настоящее время находится под стражей, ему предъявлено обвинение в попытке уничтожить воздушное судно. Начато расследование попытки теракта, и мы не успокоимся, пока не найдем всех, кто в ней участвовал, и не привлечем их к ответственности.
Этот случай - серьезное напоминание об опасностях, с которыми мы сталкиваемся, и о том, что за люди угрожают нашей стране. Если бы подозреваемому удалось взорвать самолет, погибли бы почти 300 пассажиров и члены экипажа – ни в чем не повинные мирные граждане, которые готовились встретить праздники со своими близкими и друзьями.
Американцы должны быть уверены в том, что мы делаем все от нас зависящее для обеспечения их безопасности и безопасности их семей в этот насыщенный событиями праздничный сезон.

Владимир Абаринов: Президент объявил, что распорядился усилить меры безопасности на авиатранспорте и провести анализ существующей практики составления стоп-листов лиц, подозреваемых в связях с террористами. Главные громы и молнии обрушились на голову министра внутренней безопасности Джанет Наполитано. Обозреватель телекомпании MSNBC Дэвид Грегори беседовал с ней в прямом эфире 27 декабря. На вопрос о принадлежности арестованного к «Аль-Каиде» она не смогла ответить ничего определенного.

Джанет Наполитано: Думаю, мы пока знаем недостаточно для того, чтобы сказать что-либо определенное на этот счет. Работают криминалисты, идет расследование. Полагаю, самое важное здесь – это то, что как только инцидент произошел, все среагировали так, как должны были среагировать – и пассажиры, и экипаж. И буквально в течение часа были введены дополнительные меры не только в Соединенных Штатах, но и за границей, а также на 128 самолетах, которые в тот момент уже были в воздухе на пути к нам из Европы.

Дэвид Грегори: Этот подозреваемый - член «Аль-Каиды»?

Джанет Наполитано: Опять-таки, нам это неизвестно. В обвинениях, которые были оглашены публично, есть такая версия, но дело находится в компетенции ФБР. Расследование продолжается, посмотрим, куда оно нас приведет. В настоящее время мы изучаем вопрос, каким образом он попал в самолет, дабы удостовериться, что процедуры досмотра были соблюдены. А если они были соблюдены, должны ли они быть изменены.

Дэвид Грегори: Позвольте мне уточнить. На основании данных разведки, с которыми вы знакомы, и информации, которую сообщил он сам, вы подозреваете его в том, что он действовал по заданию «Аль-Каиды»?

Джанет Наполитано: Знаете, Дэвид, я, не хочу заниматься домыслами на эту тему. Это дело расследует ФБР.

Владимир Абаринов: Наполитано не смогла ответить и на вопрос о том, насколько опасен был план Абдулталлаба.

Дэвид Грегори: Из того, что вам известно на данный момент о взрывчатке и других предметах, которые он имел при себе, можно ли сделать вывод о том, что этого хватило бы, чтобы вызвать катастрофу самолета, если бы ему удалось исполнить свой план?

Джанет Наполитано: Нам еще предстоит это выяснить. Экспертиза предметов, которые он имел при себе, еще не закончена. Отвлекаясь от данного случая, могу сказать, что это зависит не только типа взрывчатки и ее количества, но и от того, в каком месте салона находится террорист, как сдетонирует взрывное устройство – от множества обстоятельств такого рода.

Владимир Абаринов: Однако президент Обама в своем втором заявлении, от 29 декабря, говорил о том, что система не сработала.

Барак Обама: Сегодня я решил вновь обратиться к американскому народу по той причине, что ряд предварительных данных, полученных в последние 24 часа, вызывают серьезную тревогу. Широко сообщалось о том, что отец подозреваемого ранее предупредил американских должностных лиц в Африке об экстремистских взглядах своего сына. Как теперь выясняется, несколько недель назад эта информация была передана в одно из отделений нашего разведывательного сообщества, но не была должным образом распространена, в результате чего подозреваемый не был занесен в список лиц, не допускаемых к полетам.
Судя по всему, имели место и другие упущения. Помимо этого доклада, у разведывательного сообщества имелись и другие элементы информации, которые могли и должны были быть сопоставлены. Со времени терактов 11 сентября мы многому научились в области сбора информации о террористах и потенциальных террористических атаках. Однако становится ясно, что система, которая была создана несколько лет назад, уже не дает нам возможности в полной мере пользоваться информацией, которую мы собираем, и знаниями, которыми мы располагаем.
Если бы эта важнейшая информация была распространена, ее можно было бы сопоставить с другими разведданными, и было бы получено более полное, более четкое представление о подозреваемом. Настораживающие сигналы подняли бы тревожные “красные флажки”, и подозреваемого ни в коем случае не допустили бы на борт самолета, направляющегося в Америку.

Владимир Абаринов: Вся масштабная и дорогостоящая реформа американской разведки и других специальных служб была проведена именно ради того, чтобы фрагменты информации не терялись в бюрократических закоулках. И вот теперь выясняется, что в системе по-прежнему есть брешь.

Барак Обама: После того, как подозреваемый пытался взорвать самолет, следовавший рейсом 253 – после его попытки совершить теракт – ясно, что пассажиры и экипаж, наши структуры внутренней безопасности и наши органы обеспечения безопасности авиаперелетов приняли все необходимые меры. Но при этом также очевидно следующее: когда наше правительство располагает информацией о том, что человек является экстремистом, и эта информация не распространяется и по ней не принимаются должные меры, и в результате экстремист попадает на борт самолета с опасной взрывчаткой, которая могла унести почти 300 жизней, это значит, что произошел системный сбой. И я считаю это совершенно неприемлемым.

Владимир Абаринов: Главным героем воскресных политических ток-шоу стал Джон Бреннан – заместитель советника президента США по национальной безопасности, глава Национального контртеррористического центра. В беседе с Дэвидом Грегори он коснулся, в частности, вопроса о присутствии «Аль-Каиды» в Йемене и о действиях правительства США на этом направлении.

Дэвид Грегори: Президент говорит об «Аль-Каиде» в Йемене. Йемен - новый фронт в битве с «Аль-Каидой»?

Джон Бреннан: Нет, это не новый фронт. Мы знаем об этом уже довольно давно. Именно поэтому с самого первого дня работы администрации Обамы, и даже при прежней, мы отдавали немало внимания Йемену. За последние несколько месяцев я ездил в Йемен дважды, беседовал с президентом Салехом. Я говорил с президентом Салехом на этой неделе. Мы должны быть уверены в том, что и впредь будем оказывать всю необходимую поддержку, в которой нуждается Йемен, чтобы противостоять этой очень серьезной угрозе. В Йемене сейчас несколько сотен членов «Аль-Каиды», и с ними ведется борьба. События последнего месяца продемонстрировали решимость йеменского правительства. Целый ряд боевиков и главарей «Аль-Каиды» больше не угрожают нам вследствие действий этого правительства.

Дэвид Грегори: США поставляют правительству Йемена оружие?

Джон Бреннан: США обеспечивают поддержку в широком спектре, включая меры безопасности, разведданные и военное содействие правительству Йемена.

Владимир Абаринов: Джон Бреннер не исключил возможность проведения силовой операции на территории Йемена.

Дэвид Грегори: Президент сказал, что те, кто стоит за рождественским заговором, понесут ответственность. Должен ли американский народ ожидать военной акции США в Йемене?

Джон Бреннан: Думаю, американский народ должен ожидать, что его правительство сделает фактически все, что потребуется, чтобы привлечь этих лиц к ответственности независимо от того, находятся ли они в Йемене или где-то еще. «Аль-Каида» на Аравийском полуострове представляет серьезную угрозу. Ее боевики нападали на наше посольство прежде, они совершали теракты в Саудовской Аравии, и теперь совершенно ясно, что они пытаются перенести свои действия на нашу территорию. Мы не собираемся позволить им это. Мы собираемся принять мощные ответные меры против них.

Дэвид Грегори: Значит, военная акция в Йемене возможна?

Джон Бреннан: Все возможно в рамках нашего сотрудничества с правительством Йемена. Мы хотим удостовериться, что йеменцы имеют все необходимое для того, чтобы пресекать эти угрозы.

Дэвид Грегори: Позвольте мне остановиться подробнее на рождественском заговоре. Министр внутренней безопасности Джанет Наполитано сказала, что система сработала. Вы согласны?

Джон Бреннан: Ясно, что система не работала в тот день, потому что Абдулмуталлаб ни при каких обстоятельствах не должен был попасть на борт самолета со взрывчатыми веществами.

Владимир Абаринов: Дэвид Грегори напомнил заместителю советника историю террориста Теодора Качинского, известного по псевдониму Унабомбер, который рассылал взрывные устройства по почте и был арестован в 1996 году после того, как его родной брат Дэвид узнал его почерк и его стиль в манифесте, опубликованном ФБР. В свою очередь, Джон Бреннер упомянул недавний арест пяти американских мусульман в Пакистане после того, как родственники заявили властям об их исчезновении и о том, что они опасаются, как бы пропавшие не примкнули к террористам.

Дэвид Грегори: Многие американцы помнят, что Унибомбер предстал перед правосудием благодаря тому, что его выдал властям его собственный брат. Когда член семьи говорит: «Меня это беспокоит», это должно быть серьезным основанием для тревоги. Отец Абдулмуталлаба, нигерийский бизнесмен, известная в Нигерии личность, идет в американское посольство и говорит: «Мой сын уехал в Йемен. Он стал радикалом. Меня это беспокоит». И все же это не стало сигналом тревоги для американской разведки. Почему?

Джон Бреннан: Вы знаете, каждый день появляются люди, которые высказывают нам свое беспокойство о члене семьи или о ком-нибудь другом, кто вступил в ряды экстремистов. О тех пяти парнях из Северной Вирджинии, которые уехали в Пакистан, нам тоже сообщили их семьи. Мы отреагировали жестко, и пакистанцы смогли взять их под стражу. В случае Aбдулмуталлаба – действительно, его отец выразил нам свое беспокойство. Сбой системы состоял в том, что мы не совместили эту информацию с другими данными, поступившими от источников разведки. <…> Необходимо сделать так, чтобы этого больше не повторилось.

Владимир Абаринов: Усиленный контроль безопасности, введенный по требованию Вашингтона в аэропортах мира, совершающих рейсы в США, вызывают смешанную реакцию. Британские правозащитники, например, говорят, что просвечивание пассажиров сканерами, которые дают более насыщенное изображение, нарушает закон о детской порнографии. А правительство Нигерии заявило, что требование усиленного досмотра граждан 14 стран, в том числе нигерийцев, - дискриминационная мера. Сообщается также, что аэропорты ряда стран попросту игнорируют требование США.
XS
SM
MD
LG