Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Силовые структуры на Кавказе: кто в лес, кто по дрова


Зараза войны, терроризма расползлась по Северному Кавказу.

Зараза войны, терроризма расползлась по Северному Кавказу.

Наблюдатели отмечают, что обстановка в Дагестане осложняется в последние недели из-за неопределенности с назначением нового руководителя региона. Сегодняшний теракт в Махачкале - еще одно тому подтверждение. Срок полномочий нынешнего главы республиканской администрации Муху Алиева истекает, однако президент России Дмитрий Медведев пока не принял решения о том, кого из пяти предложенных дагестанским отделением партии "Единая Россия" политиков он предложит для утверждения региональному парламенту. Может ли сегодняшний теракт быть связан с политической борьбой в республике? Этот вопрос РС задало эксперту по северокавказской тематике, обозревателю газеты "Время новостей" Ивану Сухову.

- Утверждать это напрямую мы не можем. Фон напряженности в Дагестане сильно вырос в связи с борьбой за кресло президента республики, которая никак не завершится. И чем дольше продолжается эта неопределенность, тем больше напряженность, потому что все участники списка, подготовленного "Единой Россией", заинтересованы в том, чтобы дискредитировать действующего главу республики. Не исключено, что события криминального или террористического характера в республике могут быть связаны именно с этой конкуренцией. Хотя в Дагестане и без этого политического выбора идет достаточно серьезная диверсионная война. Я думаю, что, скорее всего, это просто очередное событие в этой печальной хронике.

- Почему именно Дагестан в последнее время стал одним из главных фронтов противостояния?

- Речь идет о всех северокавказских республиках к востоку от Северной Осетии. Они давно уже образовали достаточно специфический сектор российского Северного Кавказа. Можно говорить о том, что относительно спокойнее по сравнению, скажем, с периодом большой войны, стала Чеченская республика. Хотя и там периодически происходят и столкновения с боевиками, и террористические акции, и подрывы смертников. Есть версия о том, что усилиями Рамзана Кадырова вся эта диверсионная активность боевиков была выдавлена в соседние регионы. Отчасти, может быть, это и так. Но Ингушетия и Дагестан были втянуты в процесс распада нормальных социальных связей, которые неизбежно возникают вокруг очага боевых действий, которым много лет являлась Чечня. Зараза войны расползлась по окрестностям. А от западной части Северного Кавказа эти республики отличаются уровнем распространения ислама и его качеством. Огромная степень милитаризации существует в Ингушетии. Здесь другая экономическая ситуация, безработица, уровень дотационности зашкаливает. И одновременно - это очаг демографического взрыва. Кто-то подсчитал, что население Ингушетии в год увеличивается на дивизию. Понятно, что даже если восстановить все производство, которое там существовало при Советском Союзе, и построить такое количество заводов, которые заполнят всю территорию этих субъектов, занять постоянно увеличивающееся население просто невозможно. Это касается не только Ингушетии, но и Дагестана, и Чечни. Это совокупный портрет трех республик, те характерные черты, которые делают именно там напряженность гораздо более высокой, чем в других регионах Кавказа.

- У федерального центра есть что противопоставить этой ситуации, кроме героических милиционеров, которые ценой собственной жизни, как сообщают средства массовой информации, предотвратили более высокое количество жертв на базе ДПС в Махачкале?

- Пока никаких механизмов нет. Даже когда будет внесена кандидатура на пост президента Дагестана, это все в один миг не остановится. Хотя есть некие контуры мероприятий, которые необходимо было бы как можно скорее провести. Не для того, чтобы установить там мир в одночасье, но, по крайней мере, продвинуться к нему. Я бы упомянул в этой связи то, о чем говорил президент Медведев в послании Федеральному Собранию. Действительно, возможно, нужен некий координационный центр в лице представителей или ответственного за три кавказские республики, расположенные вокруг Чечни, который мог бы в режиме ручного управления вмешиваться в дела на местах. Противостоять существующим проблемам с управлением - клановостью, коррупцией и так далее. А с другой стороны - координировать работу силовиков. На Северном Кавказе существует огромное количество силовых структур, которые абсолютно раскоординированны. В меньшей степени Дагестан, в гораздо большей степени - Ингушетия постоянно предъявляют нам иллюстрации того, как одни силовые структуры не знают, что делают другие, вступают в конфликты друг с другом. И это не конфликты на уровне отсутствия информации, поскольку у силовых структур разного уровня даже нет общей базы данных. Эти конфликты доходят до реальных перестрелок на постах между сотрудниками различных силовых структур. Это вещь недопустимая, и необходимы какие-то усилия по координации силовых структур на Северном Кавказе, превращение их в нечто более прозрачное и более разумное.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG