Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему иранский режим так боится «мягкого переворота»


Ирина Лагунина: Как мы уже сообщали в наших информационных выпусках, иранское министерство по делам разведки обвинило десятки зарубежных неправительственных организаций и средств информации в том, что они ведут подрывную деятельность против нынешнего режима. Это – часть общей кампании властей, направленной на то, чтобы изолировать критиков и инакомыслие внутри страны и прервать любые возможные контакты оппозиции с внешним миром. Среди организаций, внесенных в список, есть и правозащитные, как Human Rights Watch, и журналистские, как Би-Би-Си и наша сестринская компания Радио Фарда, и научные, как американский Йельский университет, и социальные благотворительные, как голландская Хивос, которая занимается правами женщин и проблемой ВИЧ-инфекции. Тини ван Хоор полагает, что сам факт составления подобного списка противоречит здравому смыслу.

Тини ван Хоор: Это просто вздор, что они говорят, что мы, дескать, работаем для того, чтобы сменить режим в стране. Нет. Мы просто установили контакты с активистами гражданского общества. И некоторые из них, действительно, участвовали в выступлениях и в дискуссиях после выборов в Тегеране. Но это – их выбор.

Ирина Лагунина:
Иранский журналист и писатель Фарадж Саркухи уже подпадал однажды под обвинение в шпионаже.

Фарадж Саркухи: Иранское министерство безопасности всегда пыталось предотвратить контакты между иранцами внутри страны и международными организациями. Однажды, например, они обвинили издание «Адинех», главным редактором которого я являлся, в шпионаже за то, что у нас были контакты с международным ПЕН-клубом. Они заявили, что это противозаконно.

Ирина Лагунина: А с чем связана нынешняя массированная кампания?

Фарадж Саркухи: Министерство выступило с таким массовым списком в то время, когда власти готовятся вынести приговоры тем, кого задержали в ходе протестов после выборов. И они, вероятнее всего, хотят использовать это для того, чтобы оправдать вынесение очень жестких приговоров.

Ирина Лагунина: Только за последнее время – после беспорядков в день религиозного шиитского праздника ашуры – в Иране были арестованы более 200 человек. Многим уже предъявлены обвинения в подготовке «мягкого переворота». Вероятно, попыткой провести мягкий переворот – по такой логике – можно считать и принятую в самом конце предыдущей сессии, 22 декабря, резолюцию Сената США. В числе группы девяти законодателей, которые выступили с проектом резолюции, независимый сенатор от штата Коннектикут Джозеф Либерман. Представляя резолюцию, Либерман обратился к администрации США с призывом претворить в жизнь так называемый исполнительный акт VOICE, который в прошлом году принял форму закона и который предусматривает выделение средств для развития технологий, позволяющих обойти цензуру в Интернете и мобильных телефонов. В связи с последними демонстрациями и беспорядками в Иране, можно ли ожидать, что этот закон будет исполнен немедленно? С этим вопросом мой коллега Хоссейн Ариан обратился к сенатору Либерману.

Джо Либерман: Да, но давайте я для начала кратко скажу, что я исключительно горд тем, что был в числе тех законодателей, которые предложили принять закон VOICE. Этот закон признает тот замечательный факт, что новые технологии могут помочь людям, осмелившимся выступить против диктаторского и жестокого режима, как мы видели в последние недели на улицах иранских городов, когда людей избивали и убивали.
Диктаторские режимы всегда пытаются отрезать свой народ от связи с остальным миром, они также пытаются не дать людям возможность общаться между собой. Теперь существование Интернета, Facebook, Twitter и YouTube, сотовых телефонов и Blackberry позволило иранцам общаться друг с другом. Правительство попыталось это пресечь. Так что это закон – способ вложить американские деньги в то, чтобы поддержать технологии, которые позволяют тем иранцам, которые хотят жить свободно, которые выступают против репрессивного режима, обойти информационную блокаду и общаться с себе подобными. По-моему, по мере того, как режим в Тегеране становится все более жестоким и беспощадным по отношению с собственным гражданам, любые сомнения в том, стоит ли нам открыто и активно поддерживать иранский народ, в Вашингтоне исчезают.
Могу вам прямо сказать, что в качестве сенатора США я и мои коллеги – мы будем оказывать давление на Государственный Департамент и администрацию Обамы, чтобы все статьи закона VOICE были претворены в жизнь как можно быстрее, как и другие меры, в помощью которых мы можем поддержать тех иранцев, которые стремятся к свободе.

Хоссейн Ариан: Газета «Нью-Йорк Таймс» вышла в среду со статьей о разветвленной системе туннелей, в которой, как предполагают эксперты, Иран может скрывать часть своей ядерной программы. Система туннелей, как замечает газета, позволяет убить двух зайцев одним выстрелом – она скрывает ядерные объекты от глаз посторонних разведок и защищает их от возможного военного удара. Как замечает «Нью-Йорк Таймс», даже Google Earth позволяет увидеть детали ядерного комплекса в Исфагане, но вот в системе туннелей, которая была создана вокруг этого объекта, видны только 6 входов. И это – не точная информация, потому что уже подтверждено: входы в туннели в Иране могут быть и ложными. Но эти туннели вокруг Исфагана были частично исследованы инспекторами Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), а вот аналогичные подземные ходы вокруг недавно раскрытого объекта вблизи города Кум находятся на территории военной базы, и вход туда для инспекций закрыт.
Кстати, именно нынешний президент Ирана Махмуд Ахмадинежад стоял у истоков создания в Иране в 1998 году Ассоциации иранских туннелей. В тот год началось масштабное развитие тегеранского метро. Параллельно, как предполагают эксперты, началось и массовое строительство туннелей. Ассоциацией иранских туннелей владеет Национальная революционная гвардия, так что военные и гражданские цели объектов отличить невозможно.
В декабре истек срок ультиматума, когда Иран должен был ответить на вопросы МАГАТЭ. Иран по-прежнему развивает ядерную программу, обогащенного урана в стране становится все больше. Вопрос сенатору Либерману: Что может предпринять международное сообщество - так называемые 5+1 – если Россия и Китай не дадут добро на новые санкции?

Джо Либерман: Это очень важный вопрос, потому что сейчас мы находимся перед выбором по сразу двум проблемам в Иране. Одну мы ожидали, другую – нет. Первая проблема состоит в том, что иранский режим, иранское правительство не ответило на призыв к диалогу, с которым выступил президент Обама. На самом деле Иран по-прежнему сжимает кулак в ответ как на американские, так и на международные предложения в том, что касается иранской ядерной программы.
Я знаю что президент потерял терпение и будет теперь весьма активно работать над новым пакетом экономических санкций против лидеров этого режима в Тегеране, и хотелось бы надеяться, что нас поддержат в этом все государства, входящие в группу 5+1. Похоже, что Китай и Россия тоже склоняются к тому, чтобы поддержать санкции. Но откровенно говоря, если Китай и Россия откажутся поддержать санкции, то США введут их самостоятельно вместе с европейскими союзниками. Я глубоко сожалею об этом, но иранское правительство само на себя навлекло эти меры тем, что отказалось ответить на инициативы Барака Обамы.
Со второй проблемой мы не ожидали столкнуться. И это – мужественные протесты «Зеленого движения» в Иране против существующего в стране режима. И это движение создает такое ощущение неуверенности у правительства Ирана, что трудно себе даже представить, что с этим правительством на данный момент вообще можно было о чем бы то ни было договориться. Так что действовать в данных обстоятельствах надо очень осторожно.
И я бы хотел прочитать вам один абзац из резолюции Сената США, которую мы примем в январе: «У американского народа давняя история дружбы и человеческих обменов с народом Ирана. Мы глубоко сожалеем о том, что события в последние десятилетия ставили преграды в этой дружбе, но мы глубоко уважаем народ Ирана, его культуру, его древнюю и богатую историю. Мы глубоко обеспокоены продолжающимся нарушением прав человека в Иране». А после этого мы в резолюции просим президента Обаму оказать давление на иранское правительство с тем, чтобы оно отказалось от этого жестокого поведения по отношению к собственному народу. Мы также призываем президента Обаму определить, кто повинен в массовом нарушении прав человека в Иране и предпринять меры против эти людей, в частности, заморозив их счета. Я надеюсь, что это поддержит тех мужественных людей в Иране, которые пытаются добиться свободы, дарованной им самим фактом их рождения, самим существованием их как людей, как детей Бога.

Ирина Лагунина: С Сенатором США Джо Либерманом беседовал мой коллега Хоссейн Ариан. Кстати, все основные данные об иранской ядерной программе стали известны международному сообществу именно благодаря разоблачениям, сделанным оппозиционной группой Национальный совет сопротивления Ирана. Ей сначала не верили, потому что группа, естественно, хочет свержения этого режима. Но 90 процентов того, что говорили эксперты совета, в конечном счете подтвердилось.
XS
SM
MD
LG