Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кризис и общество: положение средств информации в российских регионах


Ирина Лагунина: Еще в самом начале нынешнего экономического кризиса эксперты отметили, что отраслью, которая пострадала в первую очередь, оказалась печатная журналистика. Газеты традиционно получают основные доходы от распространения и от рекламы. Читатели в связи с кризисом переключились еще в большем количестве на интернет, а с рекламой дело стало обстоять совсем туго. Даже крупнейшая газета деловых кругов США «Уолл стрит джорнэл» теперь стала выходить в урезанном формате и потеряла часть своей прелести, которая состояла, в частности, и в том, что ее из-за размеров практически невозможно было читать в общественном транспорте. В России доходы печатной прессы сократились на 40 процентов. Есть ли способы выжить? В беседе принимают участие Юрий Пургин, генеральный директор медийного холдинга «Алтапресс», город Барнаул, и Борис Киршин, главный редактор «Челябинского рабочего», генеральный директор издательского холдинга Челябинской области. Цикл бесед «Кризис и общество» ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Первый вопрос у меня к Борису Николаевичу Киршину, "Челябинский рабочий": что кризис изменил в содержании вашей газеты? Это такая системообразующая газета медийного пространства Челябинской области. Как сказались удары кризиса на тиражах, на доходах, на зарплатах журналистов? Прежде всего, как со связью с читателем, что здесь изменилось?

Борис Киршин: Я не чувствую очень серьезных перемен содержания газеты. "Челябинский рабочий" независимая газета, и мы как проводили такую обусловленную этим статусом рекламную редакционную политику, так и продолжаем ее проводить. Может быть, в отличие от многих других российских газет, мы начали писать о кризисе раньше, то есть сразу, когда почувствовали, что кризис приближается, когда государственная пресса старалась об этом не говорить или говорила, что он где-то за океаном, обойдет нас стороной. Мы сразу стали говорить правду, что кризис - это серьезные дело, и продолжаем обсуждать кризисные явления. Может быть, стараясь показывать все-таки какие-то попытки преодолеть негативные явления. Это о содержании. Но на экономике нашей компании это достаточно серьезно сказалось. Вы назвали цифру 40%, у нас на такую цифру снизились наши рекламные доходы - это основные доходы компании. А в целом доходы в 2009 году снизились на 20%. Это заставило нас серьезно сократить практически все издержки. Мы взяли все статьи расходов и смотрели, что можно урезать, и все, что можно, урезали. К сожалению, в ряду подвергшихся сокращению статей и заработная плата журналистов, которая уменьшилась на 30%, она и без того была не слишком высокая. И пока мы не можем сделать шаг к тому, чтобы вернуть старую заработную плату.

Игорь Яковенко: Уволили многих за это время среди журналистов?

Борис Киршин: Вы знаете, мы из-за кризиса сократили прямо со всеми необходимыми процедурами двух человек, и как-то это было обоснованно. Один человек просто уже в возрасте был, а другой был нам неинтересен, он хорошо это понял. Но больше никого мы не увольняли. Хотя персонал сократился значительно. Но он сократился за счет людей, которые по разным причинам уходили из компании, может быть как раз из-за снижения заработной платы. И мы не восстанавливали персонал ушедший, поэтому сейчас работаем в сокращенном составе, но работаем.

Игорь Яковенко: Спасибо, Борис Николаевич. Я хотел поговорить о различии медийной модели России по сравнению с тем, что в большинстве развитых стран существует. Это, во-первых, гигантское присутствие государства и не только на телевидении, где по сути госпомонополия, но и в прессе. Потому что "Российская газета" получает миллиарды рублей дотаций - это суммы, которые сопоставимы с доходами всех в совокупности независимых газет страны, и в этих условиях, конечно, конкурировать сложно. Плюс пресловутый москвоцентризм рекламного рынка, когда 70% денег остается в Москве и только 30 идет на все остальную страну. И у меня в этой связи вопрос к вам, Юрий Петрович. Вы такой сугубо региональный, крепкий издательский холдинг. За счет чего вам удается успешно конкурировать с этими раздутыми государственными деньгами, московскими монополиями и с телевидением? Какими ноу-хау вам удается удерживать читателей, за счет чего вы выигрываете?

Юрий Пургин: Если для всех СМИ этот кризис имеет две части, то есть одна из них это общеэкономический кризис, а второе - это кризис традиционной издательской модели или традиционного издательского бизнеса, то у нас в России есть третья составляющая под названием участие государства в средствах массовой информации, доля которого растет с каждым годом, а не уменьшается. Понятно, к чему это ведет. И конечно, конкуренция в этом плане становится все труднее и труднее. Но мы использовали кризис как шанс, мы рассматриваем как некий шанс, который позволяет нам быть более эффективными, позволяет нам быть более энергичными и позволяет сделать новые шаги к нашим читателям. В частности, мы во время кризиса создали объединенную редакцию, которая сегодня выпускает газету "Свободный курс", деловую газету "Ваше дело" и радио, в частности, радио "Новости" и большой портал "Алтапресс.ру", который, в частности, сегодня стоит на 20 месте в счетчике "Майл.ру" среди всех новостных агентств России и Украины. Я думаю, это достаточно высокая позиция для города Барнаула. И соответственно, мы использовали кризис для того, чтобы сделать продажу рекламы кроссмедийными, реорганизовав рекламную службу.
Я думаю, что те люди, которые получают дотации, они очень сильно балуют. И это баловство не дает возможности думать о развитии или развиваться неэффективно. Мы же пытаемся во время кризиса найти эти точки опоры новые и расширить свою аудиторию. Введение интернета прирастило нам аудиторию, и мы имеем сегодня плюс полмиллиона читателей интернета в месяц помимо аудитории наших газет, которая сегодня тоже очень приличная, потому что разовые тиражи составляют совокупно 320 тысяч экземпляров, что для такого региона, как наш, согласитесь, весомая цифра. Поэтому ответы эти есть. Но было бы гораздо приятнее, если бы государство во время кризиса не развивало бы свои СМИ, а оказало бы поддержку всем СМИ, независимо от формы собственности и независимо от редакционной политики, которую они исповедуют.

Игорь Яковенко: Да, Юрий Петрович, это вы, конечно, размечтались. Я думаю, что и вы на своем опыте, и Борис Николаевич на своем хорошо знает отношение государства к независимой прессе. Я имею в виду те нападки, которым вы подвергались в свое время, и Борис Николаевич. Сумели отбиться благодаря опоре прежде всего на читателей. У меня в связи с последней вашей репликой такой вопрос: может ли кризис дать модернизационный импульс рынку прессы? Потому что на самом деле действительно вы сказали такую формулу- кризис как шанс. Но кризис как шанс - это не только для отдельных игроков на рынке, не только для отдельных журналистов, но и для рынка как системы. В 98 году в ответ на тогдашний кризис мы с вами, Борис Николаевич, и с вами, Юрий Петрович, создавали и создали национальную тиражную службу, то есть повысили открытость, прозрачность и эффективность рынка прессы. Назрели ли сегодня какие-то прорывы, какие-то может быть инновации именно в инфраструктуре, в организации самого медийного рынка? Может все-таки пора уже журналистский профсоюз создавать - это тоже часть рынка прессы, рынок труда. Я понимаю, что это не совсем к вам вопрос, вы владельцы, но тем не менее.

Борис Киршин: Я хочу продолжить вашу мысль о неких модернизационных резервах кризиса, они действительно существуют. Я сказал про такое серьезное сокращение издержек. Мы считаем, что в итоге кризиса нам удалось сформировать эффективную систему затрат, отсекая все неэффективное, лишнее и так далее. Эта структура затрат при малейших признаках роста дает серьезный плюс нашей компании. Мы очень надеемся, что это произойдет, неизбежно произойдет. Попутно может быть я в каком-то смысле продолжу то, что говорил Юрий Петрович, мы во время кризиса, я думаю, в России не учитывается серьезная деформация прессы, которой она подвергается из-за экспансии интернета. Мы сейчас пытаемся осмыслить это, пытаемся отреагировать. В частности, серьезно меняется содержательная модель "Челябинского рабочего" с учетом влияния интернета. Здесь тоже мы идем по пути, создали сайт, который эффективно работает, динамично набирает число посетителей. И сейчас выстраивается эта новая совершенно содержательная модель газеты, которая, я думаю, будет полезна нам и поможет выстоять дальше, на мой взгляд, перед более серьезной угрозой, чем кризис, все-таки кризис пройдет.

Игорь Яковенко: Юрий Петрович, ваш ответ, есть ли какой-то модернизационный потенциал у кризиса?

Юрий Пургин: У кризиса должен быть модернизационный потенциал, он, конечно же, дал шанс в том числе и государству более правильно изменить свое отношение к прессе. И если государство воспользуется этим шансом, то мы имеем возможность получить совершенно новые эффективные СМИ, которые будут зеркалом региона, зеркалом общества и будут адекватно отражать картину, которая сегодня у нас складывается. Но для этого нужны очень серьезные шаги по разгосударствлению СМИ, прежде всего там, наверное, региональных в первую очередь. И думаю, что такие модели есть сегодня во всем мире, то есть переходных периодов и прочих, их можно реализовать и в России, и тогда мы получим совсем другой медийный ландшафт. Понятно, вы меня снова обвините в идеализме, но я думаю, что к этому мы неизбежно придем. Потому что власть, которая не имеет зеркала и общество, которое не имеет зеркала - это очень плохая ситуация для страны и плохая ситуация для государства. Я думаю, что чем дальше, тем это все более очевидно и для власти, и для общества. Это неизбежная история. Другой вопрос, что сейчас тот самый шанс, когда можно воспользоваться кризисом, и используя кризис, все-таки начать процесс разгосударствления, который позволит освободить бюджеты от лишней нагрузки и сохранить или создать этот самый рынок СМИ, который до сих пор не создан, хотя сколько лет в России мы пытаемся создать вместе с вами.

Игорь Яковенко: Я думаю, что для этого не хватает самой малости – для этого не хватает политической воли.
XS
SM
MD
LG