Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какие изменения в налогах принесет россиянам 2010 год


Ирина Лагунина: Что изменилось с 1 января 2010 года в основных российских налогах? С какой целью, например, отменили единый социальный налог, заменив его страховыми платежами? Или - почему акцизы на бензин, табак и алкоголь повышены по-разному? Наконец, стоит ли ожидать повышения в регионах транспортного налога?
Об этом мой коллега Сергей Сенинский беседует с заместителем министра финансов России Сергеем Шаталовым...

Сергей Сенинский: Главной налоговой новацией 2010 года стала отмена единого социального налога, который работодатели выплачивали за своих работников в государственные внебюджетные фонды. Теперь его заменят страховые социальные платежи тех же работодателей.
Споры о том, отменять ли ЕСН в пользу страховых платежей, продолжались несколько лет. И среди главных целей такой замены называлась и такая как "повышение независимости пенсионной системы". Заместитель министра финансов России Сергей Шаталов:

Сергей Шаталов: Среди целей пенсионной реформы увеличение коэффициента замещения, то есть отношение пенсии к той заработной плате, которую работник получал до выхода на пенсию. Этот коэффициент последовательно снижался и это приводило к снижению уровня жизни пенсионеров. Поэтому предполагается увеличение этого коэффициента. Кроме того валоризация – это дополнительное увеличение пенсий за тот трудовой стаж, который был заработан в советские периоды. Примерно 900 рублей в месяц получат у нас пенсионеры. И конечно, относительная автономность пенсионного фонда и других социальных фондов. Автономность относительная. Реформа стоит порядка 2% ВВП – это огромные деньги. И по-прежнему около двух с половиной триллионов рублей федеральный и региональные бюджеты будут тратить на то, чтобы обеспечить пенсионные права престарелых граждан.

Сергей Сенинский: Будь то единый социальный налог, как раньше, или страховые платежи, как теперь, в любом случае речь идет о значительной налоговой нагрузке на компании и предприятия. Видимо, поэтому новые страховые платежи будут пока производиться по ставке уже отменного единого социального налога...

Сергей Шаталов: С 2010 года ставки страховых взносов не повышаются, расширяется только диапазон их применения. А вот с 2011 года предполагается увеличение совокупной ставки с 26 до 34%. Предусматривается при этом льготный период пятилетний для адаптации. Это прежде всего для сельхозпроизводителей, для тех, кто работает по специальным налоговым режимам – это малый бизнес. Все это делается за счет федерального бюджета.

Сергей Сенинский: Сегодня доля государственного бюджета в общем объеме выплат текущих пенсий составляет в России примерно 63%. Стоит ли ожидать, что она значительно сократится с переходом к страховым платежам, раз они будут теперь напрямую, минуя бюджет, поступать в Пенсионный фонд?

Сергей Шаталов: Нет, к сожалению, она не изменится принципиально. И в 2010 году составит примерно 59%. В дальнейшем мы, конечно же, рассчитываем на то, что эта доля будет уменьшаться. Увеличение ставок по пенсионным взносам, конечно же, будет приводить к тому, что определенное изменение в пропорциях будет.

Сергей Сенинский: И для работников, да и для работодателей сама по себе замена ЕСН страховыми платежами мало что меняет, разве что общие суммы платежей станут вскоре большими. И не так важно, как именно они будут называться...
На ваш взгляд, собственно экономический смысл замены единого социального налога страховыми социальными взносами – подразумевает, скорее, продвижение пенсионной реформы?

Сергей Шаталов: Минздрав, продвигая эти предложения, говорил именно о реформах, и пенсионной реформе, и реформе медицинского страхования, и социального страхования. Минфин предлагал альтернативные варианты, однако они не были одобрены, а теперь решение принято, их надо выполнять. На мой взгляд, остается целый ряд нерешенных вопросов и демографический прогноз нас не радует. Рано или поздно придется обсуждать вопросы и пенсионного возраста и софинансирования работниками своих пенсий. И лучше начинать это обсуждение раньше, предусматривая предельно плавные и осторожные преобразования, чтобы избежать социальной напряженности. Думаю, что страховые принципы в новой конструкции соблюдены не в полной мере. Администрирование передается от федеральной налоговой службы к государственным внебюджетным фондам. Это очень серьезная, амбициозная для них задача. И думаю, что здесь тоже еще будут проблемы. Поэтому, предполагаю, что пенсионная и другие реформы будут продвигаться достаточно сложно.

Сергей Сенинский: Вы уже упомянули так называемый "коэффициент замещения" - другими словами, разрыв между зарплатой человека в предпенсионные годы и собственно его пенсией по достижении им пенсионного возраста. Сегодня этот коэффициент в России – менее 25%, то есть пенсия оказывается в среднем в 4 раза меньше последней зарплаты...

Сергей Шаталов: Самая главная составляющая пенсионной реформы состоит в том, чтобы увеличить тот самый коэффициент замещения. Сейчас он составляет порядка 23%. Уже в самое ближайшее время он будет доведен до 30%, и задача – держать его на этом уровне.

Сергей Сенинский: В 2010 году в России значительно повышены акцизы на все подакцизные товары – и бензин, и алкоголь, и табак, но по-разному: от 10% до нескольких раз. Как в министерстве финансов объясняют такой разрыв?

Сергей Шаталов: Акцизы возрастают далеко не в равной степени, и главная цель такого достаточно резкого увеличения акцизов, несомненно, фискальная. До сих пор мы в целом индексировали акцизы на инфляцию, то есть порядка 10-12% в год. Сейчас по разным подакцизным товарам дифференциация разная. Меньше всего – 10% - на моторное топливо и крепкий алкоголь. Причины разные. Если говорить о моторном топливе, то мы в течение 5 лет выдерживали мораторий на повышение акцизов на моторное топливо, тем самым провели своеобразный эксперимент, который показал, что цены на бензин и дизельное топливо от акцизов практически не зависят. В качестве примера: самый популярный бензин 92, во время моратория цены на него с января 2004 года повысились до августа 2008 года с 11 до 24 рублей за литр при том, что акцизы были одними и теми же. Поэтому мы сочли возможным некоторое повышение акцизов предпринять уже в следующем году, не опасаясь именно влияния рост цен на топливо.

Сергей Сенинский: 10%-ое увеличение акциза на крепкий алкоголь, вызвано, вероятно, иными причинами? Раз в России впервые за многие годы установлены минимально допустимые розничные цены на крепкие напитки... В случае с водкой, например, - не менее 89 рублей за пол-литра, то есть около 3-х долларов...

Сергей Шаталов: По крепкому алкоголю причина другая низкой индексации. Сейчас велика доля нелегального рынка, и мы опасались резкого повышения. Сейчас предусматривается целый комплекс мер по тому, чтобы навести порядок на этом рынке и, в частности, повысить достаточно заметно и установить даже может быть впервые минимальные цены на крепкий алкоголь.

Сергей Сенинский: Если на автомобильное топливо и на крепкий алкоголь ставки акцизов стали выше лишь на 10%, то по другим подакцизным товарам они повышены более чем на треть или даже в несколько раз. И пиво, например, теперь – в смысле налогообложения – фактически приравнивается к остальному алкоголю...

Сергей Шаталов: По другим подакцизным товарам индексация на уровне 30-40% - это касается и всей алкогольной продукции, в том числе слабого алкоголя, и примерно в тех же размерах акцизы увеличиваются на табачные изделия. А самое значительное повышение на пиво – в три раза. Теперь в бутылке пива акцизы будут составлять не полтора рубля, а 4,5. Но наши оценки показывают, что отрасль не погибнет, цены, конечно, подрастут, но подрастут не критически. И в этом плане пиво у нас будет по акцизам облагаться примерно так же, как слабый алкоголь. Поэтому говорить о том, что пиво приравняли к алкоголю, в какой-то степени справедливо, приравняли к вину и слабому алкоголю.

Сергей Сенинский: Мы можем вспомнить, какие бурные протесты вызвали в 2009 году планы повышения ставок транспортного налога. В итоге было решено сохранить их на прежнем уровне, установленном еще с 2003 года, предоставив при этом региональным властям право повышать их 10-кратно...

Сергей Шаталов:
На самом деле мы предлагали увеличить базовую ставку в два раза по сравнению с теми, которые были установлены в 2003 году и дать регионам право повышать их в пять раз или снижать в 10 раз. Итоговое решение: ставка осталась на том же уровне, и право повышать или понижать регионам в 10 раз. То есть фактически принято то решение, которое и предлагало правительство. Но обсуждение было достаточно острым, и многие регионы, которые планировали раньше повысить транспортный налог, фактически отказались от того, чтобы повышать его сверх тех полномочий, которыми они обладали раньше.

Сергей Сенинский: Но ведь могут возникнуть исключения...

Сергей Шаталов: Думаю, что исключений будет совсем немного. Пока знаю про одно – Калининградская область, где принято решение о повышении транспортного налога в пределах выше тех полномочий, которые были в 2009 году.

Сергей Сенинский: С 2010 года вводится ускоренный порядок возмещения НДС компаниям и предприятиям – из бюджета. В чем суть новой схемы? И на какие категории налогоплательщиков она распространяется?

Сергей Шаталов: Возмещение НДС – это застарелая проблема, проблема сложная, возмещение занимает много месяцев, до тех пор, пока не завершится налоговая проверка. Срок может оказаться еще больше, если судебные процедуры и спор между налоговыми органами и налогоплательщиками. Новый закон позволяет предельно ускорить возмещение, не дожидаясь завершения налоговой проверки. При этом не слишком увеличиваются риски бюджета. Суть закона такая: выделяются две категории налогоплательщиков, одну можно назвать крупнейшая. Квалификация, что за три предыдущих года они должны были заплатить не менее 10 миллиардов рублей налогов – это примерно сто с небольшим компаний. Они подают декларацию, заявление на возмещение и уже через 12 дней сумма из бюджета поступает на их счета. При этом проверка обоснованности возмещения продолжается, их могут попросить вернуть назад всю или часть сумму, вернуть с процентами, разумеется.

Сергей Сенинский: А – вторая группа таких налогоплательщиков, то есть компаний поменьше?

Сергей Шаталов: Все остальные налогоплательщики тоже имеют возможность получить в течение 12 дней по тем же правилам налог на добавленную стоимость, но только в том случае, если они получат банковскую гарантию. Надежные банки, их будет тоже не более ста. Банковская гарантия – это известный инструмент, когда банк говорит, что если налогоплательщик не выполнит обязательства, то он (имеется в виду банк) выполнит их за налогоплательщика, а потом будет разбираться с налогоплательщиком самостоятельно.

Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на вопросы нашей программы отвечал заместитель министра финансов России Сергей Шаталов...

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG