Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему испанцы ворчат по поводу председательства в Европейском Союзе?


Ирина Лагунина: В этом полугодии в Европейском Союзе председательствует Испания. Несмотря на попытки официального Мадрида придать этому событию некое эпохальное значение, подавляющее большинство населения страны осталось к нему равнодушным. Как выяснилось в результате опросов, шестеро из десяти испанцев вообще ничего не знают и знать не хотят о нынешнем председательстве. Чем объясняется подобное отношение? Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Чтобы понять, почему испанцы за пару десятилетий превратились, как теперь принято говорить, из «еврооптимистов» в «евроскептиков», следует обратиться к недавней истории. Страна вступила в Единую Европу позднее, чем другие развитые западноевропейские государства - в 1986 году. Вступила с огромным энтузиазмом. Находившиеся тогда, впрочем, как и теперь, у власти социалисты любили повторять, что членство в общих европейских структурах явится панацеей от всех невзгод – настоящих и будущих. Оно поможет укрепить молодую демократию, восстановленную во второй половине 70-х годов после почти 40 лет франкистской диктатуры, откроет доступ к новым технологиям и обеспечит широкий рынок сбыта испанским товарам, поможет в развитии наиболее отсталых районов страны и так далее и тому подобное. На церемонии вступления в Единую Европу король Испании Хуан Карлос говорил о европейском предназначении Испании, ее неразрывных связях с государствами Союза:

Король Хуан Карлос: На заре современной цивилизации Испания уже существовала как одно из ведущих государств нашего континента. Несмотря на свое положение на границе с арабским миром и на свои владения в Латинской Америке, Испания всегда оставалась, в первую очередь, страной европейской.

Виктор Черецкий: О возможных негативных последствиях вступления в клуб развитых держав испанцы говорили тогда вполголоса и неофициально. И это при том, что перед Испанией с самого начала ставились жесткие условия вступления: и вовсе не политические, а чисто экономические. От страны потребовали существенно сократить или даже совсем ликвидировать целые отрасли экономики, поскольку они оказались «лишними» в Западной Европе и даже опасными с точки зрения конкуренции. Речь шла о стратегических отраслях, к примеру, таких, как угледобывающая и практически вся тяжелая промышленность, включая производство стали, станкостроение, кораблестроение, военную промышленность и так далее.
Свернутыми со временем оказались и некоторые отрасли сельского хозяйства, к примеру, молочное животноводство. В Западной Европе наблюдалось перепроизводство молока. Все эти годы Евросоюз обязывал Испанию сокращать то производство оливкового масла, то вина, то поголовье овец и так далее. Приходилось вырубать виноградники и оливковые рощи. Ну а теперь настала очередь овощей и фруктов. Эту продукцию страны ЕС отныне получают из Марокко по более низким ценам. Хосе Мартинес, представитель федерации сельхозпроизводителей АСАХА:

Хосе Мартинес: Для чего нам нужен Европейский Союз? Сегодня из-за его политики испанское сельское хозяйство пришло в упадок. Разорены производители томатов и картофеля, цитрусовых и других фруктов. Собрать урожай дороже, чем полученная за него выручка. Закупочные цены низкие, а розничные – высокие. Кому в таком случае служит подобная политика Евросоюза, поддержанная нашим правительством?

Виктор Черецкий: После вступления в Евросоюз в Испании не стало ни своих грузовиков, ни тракторов, ни легковых автомобилей. На местных предприятиях, в лучшем случае, собирают машины из составляющих, привезенных из-за границы.
Впрочем, долгое время испанцы потерь особо не замечали. Им казалось, что они с избытком компенсируются субсидиями Евросоюза. На европейские деньги строились в течение последних двух десятилетий скоростные железные и автомобильные дороги, электростанции, использующие солнечную энергию и силу ветра, решались проблемы засушливых земель, благоустраивались поселки, восстанавливались памятники старины, строились школы, театры, учились за границей испанские студенты. Субсидии до сих пор продолжают выделяться. Правда, не всем регионам Испании, а только тем, которые Евросоюз считает наиболее отсталыми. Испанские политики им по-прежнему чрезвычайно рады. Хосе Мария Барреда, председатель регионального правительства провинции Кастилья-Ла-Манча в самом центре Испании недавно сделал такое заявление:

Хосе Мария Барреда: Нам предоставляют миллиард 600 миллионов евро. Эти деньги пойдут на нужды нашего села: на водоснабжение, орошение полей, строительство инфраструктуры, приобретение техники - одним словом, чтобы придать новый импульс нашему развитию. Это прекрасная новость. Я ей весьма рад и уверен, что деньги послужат прогрессу и процветанию нашего региона.

Виктор Черецкий: Правда, через несколько лет Испанию лишат субсидий – они отойдут новым партнерам по Союзу из восточноевропейского региона. Испанцам, таким образом, останется, как полагают политологи, лишь подсчитать, оказались ли они в выигрыше или проиграли от членства в Евросоюзе. «Евроскептики» теперь говорят, что их страна вполне могла бы обойтись без европейских фондов, что дороги, может, не так быстро, но она все равно бы построила. Но вот промышленность, которая создавалась веками и была загублена в одночасье, уже не восстановишь. Вспоминают они и то, что Испания стала в последние десятилетия «монокультурной» - ее основной доход идет от так называемой индустрии пляжного отдыха, созданной для западноевропейцев. А основная сфера деятельности населения – обслуживание иностранцев. Однобокое развитие, естественно, сказалось и на населении. Особенно на молодежи. Ей просто негде стало работать. Недаром по числу безработных молодых людей Испания занимает первое место среди западноевропейских государств. Курри Валенсуэла, мадридский социолог и журналист:

Курри Валенсуэла: В нашей стране 560 тысяч молодых людей в возрасте от 20 до 29 лет относятся к так называемому поколению «ни-ни». Они нигде не учатся, не работают, и даже не пытаются найти себе какое-либо занятие. Это люди, выброшенные за борт жизни. Большинство из них просто отчаялись найти себе хоть какое-то применение. Работы нет. У нас безработица в молодежной среде составляет 30%. От такой безысходности, многие бросают и среднюю школу, зная, что работы они все равно не найдут – со средним образованием или без него.

Виктор Черецкий: Есть и еще одна молодежная проблема. Дело дошло до того, что наиболее одаренные молодые люди, желающие получить достойную специальность и работать не официантом или горничной, а, к примеру, заняться научными исследования в области физики, вынуждены покидать страну и делать карьеру в Соединенных Штатах, Германии, Великобритании или Франции.
Однобокость экономики Испании, которая в последние десятилетия жила за счет уже упомянутого иностранного туризма и строительства жилья на побережье для тех же иностранцев, определила и особую уязвимость страны перед лицом кризиса. Иностранцы стали меньше ездить на испанские курорты и отказались от покупки жилья, предпочитая теперь для отдыха восточное Средиземноморье. Так что если другие европейские государства из кризиса уже выходят, то в Испании света в конце туннеля не видно. Наоборот, продолжает расти безработица и дефицит госбюджета. Он в три раза превышает допускаемую Евросоюзом норму. Под вопрос поставлены даже пенсионные фонды. Считается, что в скором времени испанские пенсионеры и безработные перестанут получать соответствующие выплаты. Профессор экономики Мадридского университета Хосе Луис Фейто:

Хосе Луис Фейто: Испанская экономика оказалась крайне уязвимой. Поэтому страна переживает нынешний экономический кризис тяжелее, чем другие. Во-первых, наша экономика – самая задолжавшая в мире. Повышение процентных ставок стало для нее смертельным ударом. Ведь все последние годы нашей экономике, как никакой иной, требовалось для выживания огромное количество банковских кредитов. Должны банкам и предприятия, и семьи. У нас практически все население живет в долг. Еще одна проблема – полная энергетическая зависимость. Наши предприятия из-за технологической отсталости потребляют больше энергии, чем предприятия развитых стран. И наконец, самым негативным фактором оказалось то, что нашим основным богатством до сих пор была недвижимость, которую мы продавали иностранцам. Как оказалось, у нас больше ничего нет. Все эти факторы и обеспечили Испании глубочайший кризис.

Виктор Черецкий: Между тем, официальный Мадрид, похоже, остается «еврооптимистом». Испанские левые власти даже объявили, что, председательствуя в Евросоюзе, намерены уделить Единой Европе все свое время и силы: претворить в жизнь широкую программу обновления. В ближайшие месяцы ими должна быть подготовлена экономическая программа Союза на ближайшее десятилетие под названием «Европа 2020». Евросоюз, по мнению испанской стороны, должен, в частности, стать флагманом в борьбе с потеплением климата. Председатель правительства Испании Хосе Луис Родригес:

Х.Л.Родригес: Экономика Европы должна быть с каждым годом все более эффективной, конкурентоспособной и ресурсосберегающей. Наши планы должны строиться с учетом мнений предпринимателей и трудящихся. Речь идет о росте производительности труда и подготовке высококвалифицированных специалистов. При всем этом надо постоянно помнить о главном – о благосостоянии граждан и о социальной политике.

Виктор Черецкий: Мадрид заявляет, что Евросоюз должен «стать лицом к населению». В частности, премьер Родригес в ходе своего председательства намерен сделать упор на борьбе с избиением женщин на бытовой почве и их равноправии в политической и общественной жизни, а также в сфере производства. И наконец, Испания говорит о необходимости активизировать внешнеполитическую деятельность Союза. Речь, в частности, идет об общеевропейской дипломатической службе и проведении двенадцати встреч на высшем уровне, в том числе, Евросоюз – Россия, Евросоюз – Соединенные Штаты, Латинская Америка и так далее. Хосе Луис Родригес:

Х.Л.Родригес:
Кроме больших задач экономического и социального характера, перед нами стоит вопрос и об усилении влияния Евросоюза на мировую политику. Мы будем защищать такие принципы, как мирное сосуществование, сотрудничество, диалог со всеми народами мира.

Виктор Черецкий: Между тем, по последним данным, 87 процентов граждан Испании не верят правительству социалистов и подсмеиваются над его обширными планами «реформировать» Европу. С юмором, но и с симпатией, отнеслись испанцы к поступку лидера либеральной парламентской оппозиции Мариано Рахоя, который провел рождественские праздники на кухне одной из бесплатных благотворительных столовых в Мадриде – готовил чечевичную похлебку. За последнее время число пользователей этими столовыми возросло в десятки раз и добровольцев, умеющих готовить, стало не хватать. Наконец-то хоть один из наших политиков занялся реальным делом! – прокомментировали испанцы поступок Рахоя. Профессор- политолог Мадридского университета Игнасио Диас Лопес:

И. Диас Лопес: Мы задаем себе вопрос, имеет ли право Испания, которая не способна справиться с собственным кризисом, председательствовать сегодня в Евросоюзе и учить других, как следует жить дальше. Мне кажется, что нам следует сосредоточиться на решении собственных сложнейших задач, а не заниматься глобальными проблемами. К тому же другие страны выход из кризиса уже нашли – все, кроме нас. Так что зачем нам председательствовать в Единой Европе?

Виктор Черецкий: Некоторые наблюдатели полагают, что Испании нечего предложить Евросоюзу и в области международных отношений. Ее собственный опыт в налаживании внешних связей небогат. К примеру, в прошлом году с треском провалился единственный в своем роде крупномасштабный российско-испанский проект. Речь шла о покупке Лукойлом компании Репсоль. Многообещающую сделку провалили испанские политики, развязав невиданную по масштабам кампанию с достаточным привкусом ксенофобии под лозунгом: «мы не можем допустить русских в наш стратегический сектор». Так что, по мнению наблюдателей, и от предстоящей встречи на высшем уровне Евросоюз-Россия, которую готовит Испания, вряд ли стоит ожидать каких-то значительных подвижек. Впрочем, отношения с Россией никогда не были приоритетом испанских властей. Как явствует из их программы на ближайшие полгода, они, в первую очередь, намерены попытаться расширить отношения Евросоюза с Кубой и содействовать вступлению в эту организацию Турции. Что касается ведущих государств ЕС, то они, как подчеркивают наблюдатели, возражают и против принятия Турции, и против развития связей с тоталитарным режимом Кубы, грубо попирающим права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG