Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разговор с умным человеком (Омск)


Вячеслав Суриков: У нас в гостях омский историк и археолог Борис Мельников. Борис Викторович, по вашим наблюдениям, что-то происходит у нас сейчас в университетах, какое-то движение? В какой степени это пытаются контролировать правоохранительные органы? Пытаются ли они в это вмешиваться?

Борис Мельников: Я бы оценил ситуацию следующим образом. Во-первых, никаких особенных движений не происходит. Происходит все то, что всегда происходило, то есть молодые люди пытаются решить вечные вопросы, которые мучили и мучают не одно поколение. Кто виноват? Что делать? Куда двигаться? Другая проблема в том, что изменилось, как ни странно, в сегодняшний условиях отношение власти к этим настроениям. И то, на чтобы раньше не обратили внимания (я имею в виду ситуацию с этими пикетами, в которых участвовали несколько студентов госуниверситета и ряда других ВУЗов и даже некоторые омские школьники), если бы еще 5-8 лет назад возможно власти и обратили внимание, может быть, там приняли какие-то меры, но не к пресечению факта новых пикетов, как сейчас это делается, а к тому, что, возможно, прислушаться и попытаться каким-то образом позитивно отреагировать. Меня поражает боязнь со стороны власти любых проявлений даже не инакомыслия, а именно любых проявлений какой-либо мысли. Вот что странно-то становится! Ведь реальной угрозы от 30-40 человек студентов и пенсионеров для власти не существует по определению.

Вячеслав Суриков: Вопрос к вам уже как к историку. С вашей точки зрения, на каком сейчас историческом этапе находится Россия? Означает ли откат к каким-то прежним традициям, в том числе авторитарным, болезнью роста? Или все-таки идет деградация общественного строя?

Борис Мельников: Мне это напоминает, конечно, весьма отдаленно период 20-х годов в нашей стране – период НЭПа. Что мы видим сейчас, если проведем историческую параллель? В политической сфере – однопартийная система. Никто не будет отрицать, что у нас партия только одна. Та же самая борьба за власть. Промышленность крупная и все крупное производство находится под контролем государства. Банки фактически национализированы. Есть ограниченные возможности для бизнеса. Но бизнес – это мелкий, в лучшем случае – средний. Наш так называемый средний класс напоминает мне нэпманов тогдашних с такими же разгулами, с такими же замашками и самое главное, что с такой же психологией людей, которые абсолютно не уверены в том, что завтра произойдет. Мы не знаем, что завтра придумает наше государство – либо оно перекроет границы, либо оно повысит налоги, либо оно национализирует все подряд. Мы не уверены в том, что можно вообще вкладывать куда-то деньги, даже если они у нас есть.

Вячеслав Суриков: Вот опять же, если рассматривать ситуацию в России, которая сейчас происходит, в историческом масштабе, то к чему, в конце концов, придет развитие государства? Или, по крайней мере, какие есть основные варианты развития этой ситуации?

Борис Мельников: Вариант, собственно говоря, один. Мы прекрасно знаем, что ничего лучшего, чем демократическое устройство общества человечество пока не придумало при всех его недостатках, при всех его отрицательных моментах. Ничего лучше для развития экономики, чем рыночные отношения, общество тоже не придумало. Сколько существует человечество – это все-таки наиболее оптимальный вариант. Государство, которое декларирует опять же Конституцию, то, что оно является социальным государством, оно должно эту свою миссию социальную нести. У нас записано в Основном законе, что права и свободы человека являются высшей ценностью. Единственным источником власти является народ. Думаю, что ничего выдумывать не нужно. Нужно просто реализовать то, что написано в Конституции. Тем более что, например, в других странах – это единственно возможный путь.
Чем может закончиться ситуация, если она не будет меняться, если все будет развиваться в том же самом направлении? Мы с вами видим, что у нас существует абсолютно неэффективное производство. Экономический кризис, который мы стыдливо сначала называли финансовым… В итоге мы опять вернулись к тому, что страна никакого потенциала не имеет, кроме природных ресурсов, что мы опять будем торговать нефтью, газом, цены повысятся. Мы опять все это забудем. Если честно говорить, я с каждым годом, с каждым месяцем все более и более скептически настроен. Потому что никакой особенной перспективы дальнейшего развития нашего общества я, честно говоря, не вижу. Это меня пугает.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG