Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузия и Южная Осетия спорят о границе


Южная Осетия на карте школьного атласа, отпечатанного на Тверском полиграфическом комбинате детской литературы

Южная Осетия на карте школьного атласа, отпечатанного на Тверском полиграфическом комбинате детской литературы

С 10 января ужесточается контроль на границе Грузии с Южной Осетией. Прежде всего, это касается грузинских жителей Ахалгорского (по-другому – Ленингорского) района, для которых вводится ограничение пересечения административной границы без российского или осетинского паспортов.

В результате августовской пятидневной войны 2008 года этнических грузин в Южной Осетии практически не осталось, за исключением жителей Ленингорского района республики, где не велось боевых действий. До недавнего времени грузины могли свободно перемещаться через границу, но с 10 января правила меняются.

Согласно последним решениям властей Южной Осетии и российских пограничников, отныне граждане Грузии хотя и могут пересекать границу, но только предъявив загранпаспорт (а не удостоверение личности, как прежде), причем с нотариально заверенным переводом на русский язык. Об этом Радио Свобода рассказал руководитель прогрузинской администрации Южной Осетии, находящейся сейчас в Тбилиси, Дмитрий Санакоев:

- Цхинвальские власти и российские пограничники будут требовать от граждан Грузии, жителей Грузии загранпаспорта. Эти загранпаспорта должны быть на определенных бланках, нотариально заверены, с переводом на русский язык. Удостоверения личности абсолютно никакого отношения к этому не имеют. Сегодня обострилась ситуация на границе. Есть российские военные, которые являются для Грузии оккупационными войсками. И есть режимы, которые в этих регионах работают, и в данном случае это фактор обострения внутренней обстановки в Грузии. И вот существующее напряжение еще больше нагнетается – теми ограничениями, которые эти власти устанавливают на границе для населения...

Руководитель прогрузинской администрации посетовал, что хотя тема свободного передвижения через грузино-югоосетинскую границу и поднималась на консультациях в Женеве, стороны так и не смогли договориться об этом. С августа 2008 года значительная часть этнических грузин покинула Ленингорский район и живет в лагерях для беженцев, построенных недалеко от границы с помощью западных государств.

Ранее спикер парламента Грузии Давид Бакрадзе заявил, что власти страны совместно с международным сообществом отреагируют на вводимые с 10 января Южной Осетией ограничения по въезду и выезду для жителей Ахалгорского района по грузинским паспортам. (В Тбилиси по прежнему этот район, где проживают этнические грузины, называют Ахалгорским, а не Ленингорским, отсюда и путаница в названиях.) "Это еще один шаг к фактической аннексии и ассимиляции этого региона, так как, за счет нарушения прав человека, жителей Ахалгорского района вынуждают принять российское гражданство и взять российский паспорт", - сказал 6 января 2010 года журналистам Давид Бакрадзе.

Южно-осетинская сторона не отрицает, что с 10 января будут ведены новые правила пересечения границы для грузин, проживающих в республике, но при этом в Цхинвали не считают, что происходит нарушение прав человека.

Говорит бывший министр культуры, а ныне руководитель местного драмтеатра Тамерлан Дзуццев:

- Я думаю, что нет и не может быть никого конфликта, потому что это элементарный процесс – перевод паспортов на русский язык, чтобы просто те, кто не знает грузинского языка, спокойно их читали на русском языке, и все. Похоже, специально раздувается конфликт вокруг ситуации.

- Спикер грузинского парламента утверждает, что идет насильственная ассимиляция грузинского населения на территории Южной Осетии, подразумевая под этим, что им пытаются всучить российские паспорта. Что вы по этому поводу думаете?

- Это абсолютная ложь, никакой ассимиляции не идет. Все грузины, которые находятся на территории Ленингорского района, чувствуют себя там на своей земле – давным-давно, еще с советских времен и даже раньше.

- Но грузинские паспорта у этих людей есть?

- Есть, и они спокойно используются пока. Мы же не говорили: "выбросите свои грузинские паспорта и возьмите наши паспорта". Никакой насильственной ассимиляции там не происходит: все люди остаются там добровольно и живут в своих домах.

- Им предлагают российские паспорта или вопрос так не стоит?

- Есть паспорт гражданина Республики Южная Осетия, который они должны иметь.

- Так они себя считают гражданами Грузии или гражданами Южной Осетии?

- Они находятся на территории республики Южная Осетия. И они считают себя гражданами республики Южная Осетия. А вот когда они переходят на территорию Грузии, их, наоборот, там пугают: мол, если вы будете иметь свои паспорта, у вас будут проблемы на территории республики Грузия, - так обрисовал ситуацию в интервью Радио Свобода бывший министр культуры Южной Осетии Тамерлан Дзуццев.

Эксперт по Кавказу, обозреватель газеты "Время новостей" Иван Сухов считает, что южноосетинская сторона не случайно ввела новые правила перехода границы для этнических грузин.

- В Южной Осетии, где живут, главным образом, осетины и немного грузин, осознают разницу между социальным обеспечением грузинских территорий, беженцев из Южной Осетии, которые ушли в Грузию, получили там жилье, какую-то материальную компенсацию, – и тем, что происходит в Цхинвали и его окрестностях. Если грузинским жителям Ленингорского района будет затруднено перемещение, если их отрежут от грузинских сел и от Грузии, от благ, которые предоставляет им грузинское правительство, ни к чему, кроме обострения ситуации, это не приведет, - уверен Иван Сухов.

Между тем, грузинская сторона намерена на ближайшей сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы в Страсбурге поднять вопрос приграничных отношений с Южной Осетией, в том числе и опротестовать так называемый процесс паспортизации этнических грузин.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG