Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Под домашним арестом без замков


Михаил Златковский, "Из жизни домоседов".

Михаил Златковский, "Из жизни домоседов".

С 10 января в России вступили в силу изменения в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-исполнительный кодекс РФ, которые вводят наказание в виде ограничения свободы осужденных домашним арестом. Соответствующий документ российский президент Дмитрий Медведев подписал в канун новогодних праздников - 29 декабря. Это нововведение касается тех правонарушителей, которые несут наказание за преступления небольшой и средней тяжести, а также в качестве дополнительного наказания за совершение отдельных тяжких и особо тяжких преступлений, в частности, за посягательство на жизнь человека, общественную безопасность, основы конституционного строя и безопасности государства.

Этот вид наказания может быть назначен примерно 113 тысячам осужденным ежегодно. У сотрудников ФСИН в связи с новым видом наказания есть вопросы, например, о технических средствах контроля за преступниками, конкретный перечень которых еще только будет определен отдельным постановлением правительства.

Владимир Кара-Мурза: В России появился новый вид ограничения свободы, так называемый домашний арест. Назначать его суды могут с 10 января, когда вступил в силу федеральный закон № 377 "О внесении изменений в Уголовный и Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации", подписанный президентом Медведевым в конце прошлого года. Новое наказание будет применяться только за преступления небольшой и средней тяжести. Его срок будет колебаться от 4 месяцев до двух лет. По сути домашний арест является чем-то средним между условным наказанием и реальным лишением свободы. Осужденный сможет отбывать срок дома, но будет серьезно ограничен в правах. Насколько серьезно, решит суд, поясняют юристы, которые, впрочем, пока сами затрудняются предсказать, как новое наказание будет исполняться на практике. Появление в России новой меры пресечения - домашнего ареста - мы обсуждаем с заместителем председателя комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками, депутатом от фракции "Справедливая Россия", генерал-майором милиции Татьяной Москальковой. Одобряете ли вы введение новой меры пресечения домашнего ареста?
Я думаю, что не совсем корректно употреблять термин "домашний арест", потому что домашний арест в законе употребляется как мера пресечения наряду с заключением под стражей, залогом и другими мерами пресечения. А это именно мера наказания, и имеет она название - ограничение свободы

Татьяна Москалькова: Во-первых, я думаю, что не совсем корректно употреблять термин "домашний арест", потому что домашний арест в законе употребляется как мера пресечения наряду с заключением под стражей, залогом и другими мерами пресечения. А это именно мера наказания, и имеет она название - ограничение свободы. Потому что суть этого наказания заключается, как вы совершенно справедливо сказали, это наказание между реальным лишением свободы и условной мерой наказания. Его суть заключается в ограничении перемещения, человек не может уходить из дома в определенное время суток, не может выезжать за пределы города, области, села, муниципального образования. Он не может посещать определенные места по решению суда, например, его ограничивают в участии в массовых мероприятиях. Он не вправе участвовать в определенных формах досуга или выбирать место работы или учебы без согласования с соответствующими контролирующими органами, какими являются уголовно-исполнительные инспекции ФСИН.
Поэтому, с одной стороны, это мера наказания, гуманизирующая уголовно-исполнительную систему, поскольку она может быть применена в качестве основного наказания, как вы правильно сказали, за преступления небольшой и средней тяжести. Но одновременно это наказание может быть и дополнительным. И с этой точки зрения мы можем рассматривать как ужесточение наказания по ряду преступлений. Например, за грабеж, вымогательство, мошенничество ограничение свободы назначается помимо основного наказания, правда, сроки несколько другие - от 6 месяцев до двух лет.

Владимир Кара-Мурза: Олег Миронов, бывший уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, приветствует гуманизацию российской системы исполнения наказаний.

Олег Миронов: Это очень хорошая и правильная мера. Потому что есть такие незначительные преступления, где не требуется лишать свободы, достаточно других, более гуманных мер наказания. Я полагаю, что мы в этом плане идем по пути Европы, мы соблюдаем европейские стандарты. И тысячи, и тысячи людей, совершивших незначительные преступления не будут лишаться свободы, они не будут получать криминальной практики. Потому что немало людей, которые, побывав в местах лишения свободы, возвращаются оттуда сформировавшимися закореневшими преступниками. Поэтому я полагаю, что это очень здравая, очень хорошая и гуманная мера наказания.

Владимир Кара-Мурза: Насколько технически исполним новый закон?

Татьяна Москалькова: То, что касается ограничения по перемещению, посещению определенных мест, исполнения определенной формы досуга и регистрацию человек, осужденный к этой мере наказания, обязан от одного до четырех раз в месяц являться в органы уголовной юстиции, скажем так, уголовной инспекции ФСИН – это вполне исполняемая мера. Конечно, дополнительная нагрузка для уголовно-исполнительных инспекций будет. Но вполне реально. А то, что касается аудио-видеонаблюдения, которое вводится и есть опытные образцы, которые позволяют фиксировать приход, уход осужденного домой, на эти средства, безусловно, нужны будут финансовые вливания. На этот год у нас уже бюджет сверстан, а то, что касается 11 года, то для реализации введения технических средств потребуется приблизительно 4 миллиарда рублей. Безусловно, это будет затратная, но более эффективная мера для исполнения наказания.

Владимир Кара-Мурза: Валерий Борщев, член Московской Хельсинской группы, бывший глава общественного совета при министре юстиции по проблемам уголовно-исполнительной системы, признает прогрессивность нового закона.

Валерий Борщев: Домашний арест как альтернативная мера наказания лишения свободы – это вещь прогрессивная, гуманистичная и, конечно, она должна внедряться. Но в Уголовном кодексе и раньше существовали альтернативные меры наказания. Был там и арест, были и исправительные работы, и все это не работало. Во-первых, не была обеспечена база для исполнения этих наказаний, а во-вторых, наши суды, которые ориентируются на требования обвинителя, которые, как правило, требуют сурового наказания, лишения свободы, вот они и приговаривали. Я боюсь, что и в данном случае этот судейский стереотип будет работать. И здесь надо очень будет постараться, что сломать его. Но есть момент второй, чисто технический: а как исполняться будет эта мера наказания? Ведь для того, чтобы отслеживать, соблюдается ли домашний арест, тут необходимы электронные браслеты, то есть так, как это во всем мире делается.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG