Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Защитники Грузии - враги Саакашвили?


Для подавления беспорядков на военной базе Мухровани 5 мая 2009 года власти Грузии привлекли тяжелую технику. Правда, применять ее не пришлось.

Для подавления беспорядков на военной базе Мухровани 5 мая 2009 года власти Грузии привлекли тяжелую технику. Правда, применять ее не пришлось.

Подсудимые на мухрованском процессе не признали себя виновными в попытке военного переворота - именно так квалифицируют власти Грузии события на военной базе в Мухровани 5 мая 2009 года. Суровый приговор суда вызвал в республике смешанную реакцию. Некоторые эксперты ставят процесс над боевыми офицерами, которых в Грузии считают национальными героями и защитниками отечества, в политический контекст.

Обозреватель грузинской службы Радио Свобода, военно-политический аналитик Коба Ликликадзе говорит:

- Я понимаю этих экспертов и наблюдателей. Их сомнения вызваны заявлением президента Михаила Саакашвили в тот же день, 5 мая. Прибыв на базу в Мухровани, Саакашвили сказал, что он устал от либерализма, и потребовал от министра внутренних дел Вано Мерабишвили, чтобы этих мятежников карали очень строго. Цитата: "Эти люди не делали ничего доброго для Грузии. Давно их надо было сажать". Так называемые рейнджеры, которых осудили сегодня, сражались в Цхинвали до 27 августа; они находились в тылу - выполняли свое задание. Однако сегодняшний приговор городского судьи Грузии показывает, что политическое влияние иногда не может взять верх над правосудием, если на самом деле нет мотива преступления. В отношении генерала Кобаладзе судья вынес оправдательный приговор. А ведь господин Саакашвили потребовал от Мерабишвили, чтобы очень жестко покарали также и генерала Кобаладзе.

- За генерала Кобаладзе есть, получается, кому заступиться?
Героя войны, у которого дома находятся зарегистрированными чуть ли не 18 автоматов, обвиняют за какую-то гранату

- Кобаладзе приклеили к этому мятежу, к которому он на самом деле не имел никакого отношения. За эти 5 месяцев, что длился процесс, защита генерала Кобаладзе предъявила такие аргументы, что судье ничего не оставалось, кроме как снять с Кобаладзе основные пункты обвинения. Следует сказать, что само обвинение базировалось на показаниях лишь одного свидетеля - Гии Гваладзе, бывшего командующего одного из спецподразделений Минобороны Грузии. Между прочим, Гваладзе называл организаторами этого мятежа экс-министров обороны Давида Тевзадзе и Гию Каркарашвили, бизнесменов, разных политиков, но обвинение предъявили лишь Кобе Кобаладзе. А сам Гваладзе несколько раз изменял свои показания во время судебного разбирательства.

Естественно, судья счел, что Кобаладзе не участвовал в заговоре, но оставил в силе обвинение в незаконном хранении оружия. Героя войны, у которого дома находятся зарегистрированными чуть ли не 18 автоматов, обвиняют за какую-то гранату - которую он получил, между прочим, в то время, когда исполнял боевое задание во время грузино-российской войны по приказу президента Саакашвили и военной власти... Это тоже выглядит, с точки зрения стороны защиты, очень неубедительным. Они будут это оспаривать.

- Получается, генерал Кобаладзе теперь - готовый клиент для оппозиционных партий?


- Я не знаю ничего насчет политического или другого будущего господина Кобаладзе. Но я не думаю, что генерал Кобаладзе пойдет в политику. Такого тяжеловеса были бы рады включить в свои ряды некоторые оппозиционные партии, но он абсолютно аполитичный человек. Он военный человек. Я очень близко его знаю. Он единственный кавалер всех орденов Вахтанга Горгасала - это боевые государственные ордена. Он принимал участие во всех военных операциях.

- А как в армии относятся к итогам процесса? Все-таки перед судом предстали боевые офицеры. Достаточно сомнительны - по мнению многих экспертов - и обвинения, и вот этот жестокий приговор.

- Во время этого судебного разбирательства один из военных сказал: "Не нашлось за 5-6 лет такого министра обороны, который бы понимал язык военных. Когда мы говорили о том, что мы недовольны тем или иным решением, они думали, что у нас есть какая-то политическая мотивация. Когда мы были против того, чтобы провести парад 26 мая после катастрофического поражения в Южной Осетии - когда еще тела наших бойцов, наших собратьев не были преданы земле, а 10 человек пропали без вести, - они посчитали, что это мятеж".

На судебном заседании во время вынесения приговора присутствовало довольно много представителей как политических, так и неправительственных организаций. Да, они, наверное, будут возмущаться, будут требовать пересмотра дела в отношении обвиняемых, которым вынесли приговоры: 30 лет, 29 лет, 18 лет, 6 лет и еще по 4 года двум командирам бригады. Нельзя оставить без должного гражданского аудита это дело. Надо задать вопрос: почему? Как это произошло? Как вдруг люди, которые сражались, защищали свою родину, в течение 3-4 месяцев превратились во врагов? Как это происходит? Если общество не будет задавать такие вопросы себе, своему государству, то это неполноценное общество. Я проработал долгое время в структурах Минобороны. Такой поступок со стороны офицеров – это, естественно, ошибка. Если ты против какого-то политического решения руководства, то ты должен снять форму - и тогда, пожалуйста, иди в политику. В любом случае, ты не снимешь ответственность. Но были ли они врагами? Хотели ли они свергнуть правительство? Это, конечно, большой вопрос.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG