Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Лауреат Нобелевской премии мира Ширин Эбади полагает, что нынешний режим в Иране переживает агонию. Но его падение может ознаменовать собою начало еще более трудного периода в развитии страны.

Слушая Ширин Эбади, можно понять, как резко изменилась обстановка в Иране за последние месяцы.

Лауреат Нобелевской премии не была на родине с июня, когда в стране прошли выборы, вызвавшие многочисленные протесты. В ноябре власти изъяли нобелевскую медаль Эбади из банковской ячейки. После Рождества они арестовали ее сеcтру. У мужа Эбади конфисковали паспорт, а когда его вернули, выяснилось, что это подделка.

Недавно мне удалось подробно поговорить с Ширин Эбади о событиях в ее стране. Она уверена, что в случае возвращения в Иран будет арестована.

Прошлым летом тысячи демонстрантов скандировали на улицах Тегерана: "Верните нам наши голоса!". Теперь они требуют большего, чем честные выборы. По всей стране слышен призыв "Смерть правителю!", а религиозные деятели, ранее призывавшие ничего не менять в системе, теперь настаивают на свободных выборах, свободе СМИ, слова и собраний.

В этом же направлении развиваются и взгляды шестидесятидвухлетней Эбади. Ранее юрист, специализирующийся в области защиты прав человека, осуждала усилия администрации Буша по продвижению демократии в мире. По ее словам, она добивалась реформирования системы, а не ее ликвидации. У нее вызывало неприятие выражение "ось зла" и намерение госдепартамента профинансировать оппозиционеров и общественные организации на сумму 75 миллионов долларов. И она не изменила своего мнения: внешняя поддержка демократического движения – это ошибка. Но легко заметить, что с изменением ситуации в Иране эволюционируют и взгляды Эбади.

В нашем разговоре она неоднократно подчеркивала, что "с этим режимом" нельзя иметь дело. По мнению Эбади, переговоры по ядерной программе Иран ведет лицемерно и не станет придерживаться никаких соглашений, достигнутых с США и ЕС.

В свое время Эбади решительно выступала за ирано-американские переговоры без предварительных условий. И она остается сторонницей диалога, но хочет, чтобы он включал в себя такие темы, как права человека, поддержка гражданского общества и правовое государство. Только такое иранское правительство будет надежным партнером по ядерным переговорам, которое уважает права человека и волю избирателей, считает Эбади.

Как добиться этого? Если США введут санкции, полагает Эбади, иранская служба Радио Свобода, Би-би-си и "Голос Америки" должны убедить рядовых иранцев, что эти меры направлены против режима, а не против населения. Подобно многим иранцам, Эбади озабочена возможным взрывом националистических чувств. Прошлые ошибки американской внешней политики и склонность местного населения к теории заговора могут создать гремучую смесь. Вместе с тем Эбади убеждена, что если иранцы поверят в конечную цель – соблюдение прав человека, они смогут перенести многочисленные трудности.

Внешняя политика США сейчас внушает Эбади надежды, прежде всего потому, что она – поклонница президента Обамы. По ее мнению, он заслужил Нобелевскую премию за свою приверженность гуманистическим и либеральным ценностям. Она приветствует его реформу американского здравоохранения. Одновременно она вынуждена соглашаться с тем, что демократия и права человека не входят в число приоритетных задач нынешней администрации.

Эбади утверждает, что не намерена заниматься политикой. Хотя и признает, что вопрос о лидерстве, о человеке, способном всколыхнуть страну – самый болезненный для иранской оппозиции. Правду сказать, женщина, не принадлежащая к числу религиозных деятелей, вряд ли сможет претендовать на эту роль. Тем не менее очевидно, что режим опасается влияния Эбади.

Сестра Эбади Нушин, преподаватель медицины в Тегеранском университете, была арестована 28 декабря. Ей был разрешен единственный телефонный разговор с мужем, длившийся минуту, из которого стало ясно, что власти добиваются от Эбади отказа от общественной деятельности. "Моя сестра не политзаключенный. Она заложник," – утверждает Ширин Эбади.

По словам Эбади, оппозиционное движение в Иране растет и ширится. Появились признаки раскола и в правящей элите. Религиозные и светские оппозиционные активисты начинают сотрудничать между собой. Это многообещающая тенденция.

Шанс на компромисс между режимом и протестным движением сохраняется. Но по мере того, как каждый день поступают сообщения о новых арестах и избиениях, он становится все более призрачным. Одним из признаков растущего замешательства режима стал недавний показ по государственному телевидению документального фильма о Неде Ага-Солтан – девушке, застреленной во время протестов в Тегеране прошлым летом. Кадры ее гибели, появившиеся в Интернете, шокировали миллионы людей по всему миру. Авторы фильма утверждают, что Ага-Солтан сотрудничала с иностранными разведками, и это обвинение, по мнению Эбади, вызовет новую волну протестов.

Ширин Эбади не исключает, что в Иране может воцариться военная диктатура по образцу бирманской. Но долго она не просуществует. По ее мнению, этот режим близок к концу, и спасти его может только быстрое и решительное изменение курса. Если правители Ирана действительно скоро расстанутся с властью, США есть о чем подумать. Если они внимательно выслушают Ширин Эбади, это станет хорошей отправной точкой в этих размышлениях.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG