Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Злые апельсины Дмитрия Бертмана


"Любовь к трем апельсинам" Сергея Прокофьева в постановке Дмитрия Бертмана: апельсинов много, а счастья нет.

"Любовь к трем апельсинам" Сергея Прокофьева в постановке Дмитрия Бертмана: апельсинов много, а счастья нет.

"Геликон-опера" показывает "Любовь к трем апельсинам" Сергея Прокофьева по сказке Карло Гоцци. Сказка - при всей своей красочности - оказалась более мрачной, чем смешной, и совсем не детской.

Стараниями художников Игоря Нежного и Татьяны Тулубьевой спектакль получился красочным, ярким, праздничной наружности. От чрезвычайно эффектных костюмов невозможно оторвать глаз. Особенно от женских платьев - актрисы выглядят в них весьма соблазнительно. Чего стоит хотя бы Фата Моргана Натальи Загоринской, чья красота столь же очевидна, сколь и злобная сущность ее героини: Фата Моргана выведена не сгорбленной старушонкой, а женщиной-вамп.

Таких, далеких от хрестоматийных, решений в спектакле много. По сцене ездят сундуки, из которых, как в цирковом иллюзионе, выходят, выползают и вылезают персонажи сказки Карло Гоцци. Но маги, чародеи, короли, служанки и принцессы при ближайшем рассмотрении ничуть не отличаются от наших современников - богатеев и их обслуги. Реальность то и дело вторгается в волшебный мир. Роль задника выполняют экраны, по которым в начале перекатываются оранжевые волны. Но им недолго гипнотизировать зрителей: вскоре экраны станут телевизионными и помогут нам восстановить в памяти эпизоды парламентских... нет, не баталий, а рукопашных боев с участием народных избранников.

Такими увлекательными сюжетами придворные пробуют развеселить впавшего в глубокую меланхолию Принца. Ему не до политики, не до друзей, не до любви. Принц-несмеяна выведен юношей, жизнь которого состоит из одних компьютерных игр. Ситуация более чем узнаваемая.

В прологе хор обсуждает, какой жанр больше по нраву зрителям - комедия или трагедия. В музыке Прокофьева, в либретто по сказке Карло Гоцци, в режиссуре Дмитрия Бертмана, в актерском исполнении много смешного. Но Дмитрий Бертман подыскал
Все есть у человека, все – и вот депрессия! Это очень тяжело, когда все есть.
спектаклю новое жанровое определение - "злая сказка":

- Все персонажи, в общем-то, отрицательные. Вообще, понимаете, сказка - ложь, да в ней намек. А здесь - ситуация, как мне кажется, не то что современная, но очень адекватная сегодняшнему времени. Эти рублевские семьи, эти принцы, которые сидят с депрессией... Папа ему апельсинов вон сколько купил, целый кофр открыл и говорит: "На, возьми, ешь!" А у него есть запретный плод - какая-то идея, он должен что-то сделать другое. Поэтому мы пытались сыграть это немножко всерьез - знаете, чтобы не играть масочно. Папа - большой босс, сын, там идет борьба за имущество; папа ненавидит праздники, спектакли. Ему привели актеришку, и он его нанимает. Меня тоже так нанимают иногда, поэтому я это знаю: ситуация знакомая, не придуманная. Все есть у человека, все – и вот депрессия! Это очень тяжело, когда все есть.

Милый Принц засмеется только тогда, когда увидит упавшую женщину, и, потешаясь над ней, назовет ее "старушкой". А прекрасная Принцесса, высвободившись из апельсина, немедленно отправит своего суженого добывать ей королевские платья - не может же она явиться ко двору замарашкой. И финал окажется счастливым только формально - не можем же мы искренне желать счастья всем эти злюкам, жадинам, интриганам и проходимцам. И даже сама музыка Прокофьева зазвучит как-то зловеще, вовсе не так, как положено жанром "комической оперы".

Оркестр безупречно ведет Владимир Понькин, и - на удивление легко - со сложнейшим вокальным материалом справляются певцы "Геликон-оперы": Василий Ефимов, Вадим Заплечный, Станислав Швец, Ксения Вязникова, Наталья Загоринская. Но более всех аплодисментов сорвал Алексей Дедов: в партии Кухарочки он продемонстрировал недюжинное комедийное дарование.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG