Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“День скифа”




Марина Тимашева: В конце года эрмитажные волонтеры отметили свой профессиональный праздник. И сделали так, что в очередной раз оправдали свое прозвище “улыбка Эрмитажа”: провели интерактивную игру-квест “День скифа”. Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Скиф возник не просто так. Недавно Эрмитаж отметил 150-летие Императорской Археологической комиссии - проект, которой был утвержден Александром Вторым в 1859 году. Правда, основание ее коллекциям было положено гораздо раньше - личной Сибирской коллекцией Петра Первого, а археология, как наука, началась в России при Екатерине Второй с присоединениям обширных южных территорий. Раскопки шли, находки множились, так постепенно Археологическая комиссия перебралась из Строгановского дворца в Эрмитаж. Но все началось со скифских курганов, “Скифского золота”. Наверное, поэтому эрмитажные волонтеры решили устроить игру “День скифа”. Вот один из волонтеров - Евгения Рабинович.

Евгения Рабинович: Я - преподаватель Учебного центра вычислительной техники Петербурга, и, по совместительству - волонтер Эрмитажа. Мы вместе c волонтерами организовали конкурсы. Конкурсов этих уже несколько. Этот - третий. В прошлом году у нас был конкурс, посвященный Дню мартовского кота, и конкурс “Автограф великого города”, посвященный Дню рождения Петербурга.

Татьяна Вольтская: А что это за “мартовский кот” был?

Евгения Рабинович: Эрмитажные коты очень знамениты, потому что они борются с мышками и крысками, которые могли бы повредить экспонаты, и поэтому им тут дают еду, ночлег теплый. Они очень умные, никогда не выходят в экспозицию, а только живут в подвалах. И этих котов чествуют в Эрмитаже. В последнее воскресенье марта происходит праздник, посвященный этим котам. Там участвуют директор, Дмитрий Шагин и многие другие замечательные личности. А в этом году конкурс был посвящен началу создания коллекции Эрмитажа, когда Петр Первый повелел привозить все, что “зело старо и необыкновенно”, и самыми первыми экспонатами, из которых потом создался Эрмитаж, оказались экспонаты Cибирской коллекции золота древних скифов. Поэтому скифам и посвящен был этот день и этот конкурс. Там дети делали свои рисунки в номинации “Компьютерная живопись” и презентации. Первые три места дали - и за рисунки, и за презентации - ученикам нашего Учебного центра.

Татьяна Вольтская: А почему вы стали волонтером Эрмитажа?

Евгения Рабинович: Потому что с трех лет меня родители привели сюда, я потом всю жизнь ходила, и я считаю, что долги нужно отдавать, а Эрмитаж нам дал очень много. Мы в любое трудное время в Эрмитаже себя чувствовали полноценными людьми.

Татьяна Вольтская: А почему это называется игра-квест?

Евгения Рабинович: Потому что там нарисован такой круг - День древнего скифа. Семь утра, восемь так далее. И на каждом из секторов нужно написать ответ на вопрос. И как бы складывается мозаика. В компьютере - квест-бродилка, а тут они бродят по залам и находят ответы на вопросы.

Татьяна Вольтская: Более подробно об этой игре, об этом загадочном круге говорит координатор службы волонтеров Эрмитажа Михаил Кожуховский.

Михаил Кожуховский: Это уже не первая игра, которую волонтеры предлагают. Посвящена она одному из самых наших любимых отделов, Отделу археологии. Совсем недавно отмечалось 150-лет Археологической комиссии, юбилейная дата, и отпраздновали мы ее игрой “День скифа”. Ребята должны прожить со скифом целый день. Мы воспользовались часовым циферблатом – круговорот некий, солнцеворот - с восходом солнца мы просыпаемся со скифом в 7 часов, и засыпаем вместе с ним. Последний вопрос касается того, где же мы засыпаем. Мы рассчитываем, что человек, может быть, первый раз пришел на экспозицию, наверное, он раньше не занимался исследованием этой темы, но зато на экспозиции он может многое узнать. И, наверное, он потом заглянет в интернет, наверное, придет еще раз, потому что прожитый «день скифа» поможет ему стать ближе к музею.

Татьяна Вольтская: Хорошо, вот он проснулся, и по каким экспонатам, по каким залам он ходит?

Михаил Кожуховский: У нас есть несколько залов, посвященных культуре Сибири - в этих трех залах и проходит игра. На обратной стороне нашего буклета - маршрут игры. Некоторые экспонаты нужно найти. Например, нужно определить, в какую одежду скиф мог одеваться, и из каких тканей она была сделана. Значит, нужно посмотреть, что выставлено в экспозиции, а ткани, действительно, удивительные. Как ни странно, даже если мы погружаемся в восьмой век до нашей эры, то мы находим у скифов индийский хлопок и китайский шелк.

Татьяна Вольтская: Что ел скиф - есть такой вопрос?

Михаил Кожуховский: Есть такой вопрос, потому что на экспозиции можно посмотреть те емкости, в которых находились различные продукты, можно почитать экспликации и выбрать меню. Конечно, там есть некоторые подсказки. Наверное, каждый сможет догадаться, что скиф не мог кушать картофель, а, значит, есть только один вариант, чем он мог питаться. Исходя из обратного, можно найти ответ.

Татьяна Вольтская: А какие еще интересные вопросы?

Михаил Кожуховский: Выбор имени скифа. Тут можно изучить некоторые слова, которые у скифов были. Здесь нужно провести небольшую математическую работу, и тоже методом исключения понять, как переводится имя. А зовут нашего героя Царь Солнца.
Это один из известных героев в Скифии, но здесь, в игре, это можно определить, просто правильно изучив вопрос. Очень интересный вопрос, а у нас действительно экспонаты есть замечательные. Нужно найти дневник, который ведет скиф. Он у нас совершает множество различных подвигов, один из которых должен запечатлеть в своем дневнике. Но мы должны вспомнить, что у скифов не было письменности, при этом они замечательно рисовали. Со своим дневником скиф не расставался никогда и использовал он для этого чернила. И вот, наверное, посмотрев экспозицию, мы сможем найти удивительную татуировку, которая представляет собой образец уникального звериного скифского стиля.

Татьяна Вольтская: Почему посетители с детьми с радостью провели тут “День скифа” - понятно, а вот почему люди становятся волонтерами Эрмитажа? Говорит Антонина.

Антонина: У меня совершенно другая профессия - программист, вычислительная техника, но мне очень нравится искусство, мне нравится помогать, чтобы люди приходили, смотрели, узнавали много интересного. Вот я помогала объяснять людям условия конкурса.

Татьяна Вольтская: Была еще одна скифская игра. Вспоминает волонтер Вика.

Вика: Нам помогла в разработке этой игры американская художница Мэган Сноу. Она рисовала картинки для нашей игры. Эта игра проходила летом. “Скифское царство”.

Татьяна Вольтская: Елена - тоже убежденный волонтер.

Елена: Во-первых, мне это нравится. Допустим, я иду на экспозицию скифов, я как бы окунаюсь в это время скифов и чувствую себя в этом времени. И мне кажется, что если как-то походить, посмотреть, поиграть, потом даже уже хочется книжки про это читать все больше и больше.

Татьяна Вольтская: Игр вообще-то было много, - говорит Михаил Кожуховский.

Михаил Кожуховский: У нас была замечательная игра “Ледниковый период”, была игра “Звездные войны” - это было посвящено Отделу службы безопасности. И, конечно же, игры, посвященные античному отделу. “Волонтерские игры” называлась игра в этом году, и приурочена она к Дням классики, которые ежегодно проходят в апреле. И в этом году мы готовим несколько конкурсов. Волонтеры помогают всем отделам Государственного Эрмитажа и, самое главное, что за ними уже прижилось прозвище “улыбка Эрмитажа”. Потому что этот энтузиазм, неформальное отношение ко всему, любовь к Эрмитажу, любовь к культурному наследию позволяет совершать чудеса. Вот этим своим незамыленным взглядом они помогают сотрудникам увидеть что-то неожиданное, а это помогает развитию Эрмитажа. Поэтому все наши проекты, которые волонтеры делают сами - разрабатывают игры, буклеты пишут - отличаются от того, что могут предложить сотрудники. И все отделы с удовольствием с ними сотрудничают.





XS
SM
MD
LG