Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербургские журналисты в гостях у Виктора Резункова обсуждают, почему мощный снегопад в Петербурге смог обрушить "вертикаль власти"


Улица Санкт-Петербурга, 24 декабря 2009

Улица Санкт-Петербурга, 24 декабря 2009

Виктор Резунков: В 20-ых числах декабря в Петербурге за пять дней выпала месячная норма снега. Журналисты подсчитали: снега выпало столько, что если все 60 пассажирских поездов, которые ежедневно отправляются с Московского вокзала, заменить на грузовые, то понадобится 40 дней для того, чтобы вывезти весь снег. Но вот что любопытно. В течение двух недель после этих обильных снегопадов снег с улиц практически не убирался. В неизвестном направлении исчезла губернатор Петербурга, пропали все члены городского правительства. По данным некоторых журналистов, не отвечали телефоны глав районных администраций и других чиновников, ответственных за ситуацию в Петербурге. И как следствие, на улицах не появились ни снегоуборочные машины, ни дворники. И дело не только в праздниках. Снег начали убирать только после того, как в Смольном 12 января состоялось заседание городского правительства, на котором выступила Валентина Матвиенко. Эти две недели отсутствия власти в Петербурге сегодня широко обсуждаются в местной прессе и блогах. Статьи выходят с такими названиями: «10 дней, которые потрясли правительство Санкт-Петербурга», «Сугроб над вертикалью», «Город в снегу: это не стихия - это развал», - и тому подобные.

Почему же вполне допустимые для такого северного города, каким является Петербург, атмосферные осадки вызвали паралич городской вертикали власти? Насколько стабильна и крепка эта вертикаль? В этом, а также во многом другом мы сегодня и попытаемся разобраться.

В Петербургской студии Радио Свобода в гостях - главный редактор журнала «Город 812» Сергей Балуев и корреспондент интернет-издания «Фонтанка.ру» Павел Гинев.

А нашим радиослушателям мы предлагаем ответить на вопрос: довольны ли вы тем, как в вашем населенном пункте власти борются со снегопадами?

Для начала я хотел бы процитировать слова известного писателя, свидетеля страшных зим ленинградской блокады Даниила Гранина, которое опубликовало «Балтийское информационное агентство». «Ни разу в жизни я не видел в Петербурге ничего подобного. В городе не убираются прилегающие к крупным городским магистралям улицы. Это просто катастрофа! Люди подчас не могут выбраться из своих домов. Они с трудом передвигаются узкими тропами. Под снежной кашей, которую они вынуждены месить, голый лед. Прижаться ближе к домам нельзя – сверху их поджидает смертельная опасность в виде громадных сосулек и кусков льда. Я авторитетно заявляю: в Петербурге такого никогда не было. Снег для нашего города не новость. А вот такое катастрофическое состояние города – новость. Необходимо поименно назвать всех виновников».

Сергей, а каковы ваши впечатления?

Сергей Балуев: Может быть, я не столь эмоционален, как Гранин, но я считаю, что, безусловно, это был некий кошмар. И кошмар заключался, конечно, не в количестве снега, а в том, что две недели никаких усилий никто не предпринимал. И это главная загадка – почему. У меня есть какие-то отгадки на эти загадки, как мне кажется. Но, на самом деле, это окончание «золотого века» Валентины Матвиенко. То есть были золотые, тучные годы, пять с лишним лет, когда любой проект – это миллиард долларов, если меньше миллиарда долларов, ну, разве можно тут вообще о чем-то говорить. И вот все это закончилось. Вроде кризис мы как-то пережили спокойно. А вот снегопад поставил такую точку, что этот «золотой век» закончился тем, что ничего не работает.

Виктор Резунков: А какие у вас догадки, почему так происходило?

Сергей Балуев: Прежде всего, потому, что Смольный жил в иллюзиях, что все эти программы, которые написаны – программа до 2025 года, европейские стандарты и так далее, - рыночные штуки. Везде мы даем деньги, и это деньги огромные обычно, куда-то они деваются, даем мы их обычно «своим» людям, ну а эти люди что-то делают. И тут выяснилось, что деньги-то, в общем, есть, а работы никакой нет. Более того, никто не готов ни к каким работам. А почему сейчас все заработало? Потому что, наконец, 12 января Валентина Ивановна устроила показательную истерику, то есть включены были административные методы. То есть то же самое надо было сделать, и можно было сделать, но 26 декабря, 29 декабря. Вот Валентина Ивановна устроила бы истерику 29 декабря и спокойно поехала бы в отпуск, а тут все, может быть, и крутилось хоть как-то. И ощущения полного бездействия не было бы. Но это крах иллюзий. Я уверен, что у Матвиенко были точно такие же иллюзии по поводу того, что вся эта схема как-то крутится, что шестеренки работают. А они не работают абсолютно.

Виктор Резунков: Павел, каковы ваши личные впечатления?

Павел Гинев: Сложно не согласиться с коллегами, с Даниилом Граниным. Действительно, по городу передвигаться, мягко говоря, неудобно. Я, скорее всего, не стал бы делать вывода о том, что эпоха Матвиенко уже буквально сочтена. Мне кажется, она переживет и это. А что касается причин, то тут, как мне кажется, извечная для нашей страны проблема, когда мы что-то начинаем, а до конца довести не можем. Начинаем реформы, в том числе и реформа коммунального хозяйства, реформа ЖКХ, она, вроде бы, идет, но именно «вроде бы», а на самом деле, она зависла где-то посередине. И в результате мы сегодня получили, что за уборку города формально никто не отвечает, точнее, есть комитет КБДХ, он должен следить за тем, чтобы улицы убирали. Но у него нет ни уборочной техники на балансе, ни дворников. Фактически у него есть только деньги, которые он распределяет по своим десяти...

Виктор Резунков: ...каким-то коммерческим структурам.

Павел Гинев: Не коммерческим, а это государственные предприятия в большинстве своем, некоторые акционированные, но тоже с государственным капиталом. Но получается так, что за уборку города он только формально отвечает. И тут выясняется неожиданно, что техники не хватает, людей нет в принципе, дворников нет. А кто за это отвечает – не понятно.

Сергей Балуев: И все эти годы деньги выделялись при этом.

Павел Гинев: Да, 4 миллиарда рублей выделялись последние три года стабильно в бюджете. И вот на этот год тоже 4 миллиарда рублей выделены, даже чуть больше. Куда они деваются? С кого спрашивать? С КБДХ? А они скажут: «Извините, мы деньги направили в наши 10 организаций. Спрашивайте с них». И в результате степень ответственности многоступенчатая просто теряется. И получается так, что люди спрашивают с губернатора, губернатор спрашивает с председателя комитета...

Сергей Балуев: Да не спрашивал губернатор ни с кого две недели.

Виктор Резунков: Да, ее не было в Петербурге, насколько известно.

Павел Гинев: Может быть, мы чего-то не знаем, и в кулуарных разговорах могло все происходить. Но сообщалось о том, что, например, в Приморском крае чиновник был уволен за то, что улицы плохо убирались. И не понятно, кого убирать у нас. У нас в оба комитета, которые должны этим заниматься, - Жилищный комитет и КБДХ – председатели назначены буквально два месяца назад. Ну, их увольнять как-то глупо. А тогда кого? Кто отвечает?

Виктор Резунков: Я приведу выдержку из еще одной статьи. Политический обозреватель интернет-издания «Газета.Ru» Сергей Шелин в статье «Сугроб над вертикалью» пишет: «Старая система, со всеми ее дворниками, снегоуборщиками и прочим, до основания развалилась в Петербурге в скудные 90-е годы, а в жирные для Петербурга нулевые на ее месте возникла принципиально новая, исправно потребляющая деньги, но никаких практических обязанностей нести не желающая. Этой своей завершенностью чиновничьего перерождения родина наших президентов уверенно обгоняет многие города и края, еще несущие на себе родимые пятна старины. Вообще как объяснить? Денег в городской казне немерено, бюрократический аппарат у Смольного неисчислимый. Раз уж стряслось стихийное бедствие, почему там ничего не предприняли, если уж не профессиональным, так хотя бы авральным порядком? Традиционные в таких случаях истерические накачки начальствующего состава подталкивают чиновников хоть к каким-то телодвижениям. Но в данном случае не было даже и накачек. И тут надо напомнить, что наша властная вертикаль состоит не из винтиков каких-нибудь, а из живых людей. С одной стороны, она доведена до логического совершенства, и каждый взмах дворницкой метлы должен бы совершаться не иначе, как по прямому приказу Матвиенко, а еще лучше – Путина с Медведевым. С другой же стороны, начальствующие лица все-таки не рабы на галерах и чередуют труд с заслуженным отдыхом. Особенно в каникулы. Вся нелепость вертикали, вся неспособность ее решать хоть какие-то реальные проблемы в такие дни очевиднее, чем когда-либо. Что делает аппарат, когда инициатива официально упразднена, а начальства нет? Правильно: не делает ничего».

Сергей Балуев: Я считаю, что очень хорошо написал Сергей Шелин. Я считаю, конечно, эти каникулы подкосили город. Почему, например, Валентина Ивановна не устроила административную истерику и не дала толчок в конце прошлого года? Я уверен в том, что она подумала: «Батюшки, люди отдыхать тоже хотят. Сейчас каникулы. Все поедут. Все само как-то поработает». И все разъехались. Может быть, не все. Я знаю, что некоторые председатели комитетов действительно улетели на юга. И я их понимаю, почему бы не поехать-то. А без административного окрика действительно ничего не работает. Там вообще замечательные факты выяснились в итоге. Например, все писали, и «Фонтанка» писала, у нас были закупки, по-моему, на 45 миллионов рублей, и купили 3 снегоплавильные печи. Ну, довольно большая сумма. И выяснилось, что они абсолютно не приспособлены для наших снегопадов, и никто их не использовал. Еще в конце декабря «Водоканал» (город все равно что-то делал) попросил открыть шахты, чтобы сбрасывать снег. По-моему, в две шахты вообще никто ничего не сбрасывал, и до сих пор не сбрасывает, а в две немножко сбрасывали. То есть, на самом деле, это никому не надо. А куда деньги шли? У нас, по-моему, 200 с чем-то машин снегоуборочных оснастили GPS-навигаторами, и потратили на это дело, по-моему, на каждую машину по 100 тысяч рублей. Хотя, как известно, GPS-навигатор стоит 10 тысяч рублей, интернет-программа – еще 10 тысяч рублей.

Виктор Резунков: Ну, это как всегда, горзаказ.

Сергей Балуев: Понятно, что это некая система потребления государственных денег, и она у нас работала. Сейчас посчитали, чтобы в следующем году не было кризиса (или в следующих годах), надо потратить 6 миллиардов рублей. Вот уже сумма пошла человеческая!.. Поэтому, да, система рыночная не работает, а административная, безусловно, работает, и ее можно было запустить. Вот когда вернулись из отпусков, так и запустили.

Виктор Резунков: Павел, на «Фонтанке.ру» очень много идет обсуждений простых граждан. Какое у вас складывается впечатление, за этим потоком, так сказать, ругательств и негативных выражений, которые звучат, вам не видится, что действительно падает политический рейтинг Валентины Матвиенко, упал достаточно серьезно буквально за эти два-три недели?

Павел Гинев: Могу сказать, что у читателей наших, которые комментируют статьи на форумах, рейтинг Валентины Ивановны, собственно, и до этого был не очень-то велик. Так что сказать, что он сильно упал, нельзя, потому что он был практически на нуле. Разумеется, большинство комментариев высказано на эмоциях. Когда ты не можешь элементарно выкопать свой автомобиль из-под снега, приходишь домой, и куда тебе все это излить? Наверное, жене и в Интернет. Можно было бы это все свалить: «У нас так всегда в стране, у нас всегда ругают власть, у нас всегда ругают чиновников». Но перед глазами пример Москвы, где те же российские чиновники, но там почему-то все убрано. Пусть там осадков меньше, пусть денег там выделяется гораздо больше на уборку города, но факт тот, что там чисто даже во дворах.

Сергей Балуев: Я уверен, что Лужков устроил бы редкостный разнос за такие истории. А у нас сейчас снимать некого. У нас есть новый председатель Комитета по жилищному хозяйству Осипов. Что его снимать, он только что назначен. Есть новый председатель Комитета по благоустройству Мурашов. И чего его снимать, он только что назначен. Есть вице-губернатор Сергеев. Ну, можно Сергеева снять. Но он как бы вроде «свой», комсомольский человек, никто его, по-моему, тоже снимать не собирается. Поэтому виноватых-то нет, на самом деле, абсолютно.

Павел Гинев: Ведь у нас в структуре администрации города существует Комитет финансового контроля. И что-то я очень давно не слышал о какой-либо деятельности, которая проистекает в этом комитете. Хотя его функции, в общем-то, понятны - контролировать, куда уходят бюджетные деньги. И мне кажется, это тот случай, когда нужно очень сильно посмотреть, куда они пошли, и наверное, сделать соответствующие выводы, возможно, даже и прокуратуру привлечь для этого потребуется.

Виктор Резунков: Я бы хотел обратить внимание еще вот на что. На самом деле, вот эта тяжелая ситуация со снегом в Петербурге, она вызвала большое напряжение морально-психологическое у самих горожан. И особенно после того, как стало известно об убийстве водителя снегоочистительной машины в Москве, которое совершил из-за разбитого зеркала его автомобиля подполковник милиции Анатолий Маурин. Как сообщает «Балтийское информационное агентство», петербургские снегоуборщики стали вооружаться ломами. «25 декабря владелец иномарки напал на дворника прямо возле здания комитета по благоустройству и дорожному хозяйству на Караванной улице, 9. Сотрудники комитета из окна увидели, как из припаркованной машины выскочил мужчина, обматерил дворника - 51-летнюю женщину и ударил ее по лицу. Вызванный на место милицейский наряд задержал 44-летнего хулигана. Его отвезли в 79-й отдел. Там он рассказал, что дворник поцарапала крыло его автомобиля. Потерпевшую пришлось отвезти в Мариинскую больницу. За день до этого произошел похожий случай у дома № 1 по улице Маяковского. Там дворник сошелся в рукопашной с владельцем припаркованного «Мерседеса». В милиции автолюбитель заявил, что после перепалки дворник стал царапать бампер его машины лопатой. В комитете по благоустройству и дорожному хозяйству Санкт-Петербурга говорят, что испуганные коммунальщики порой отказываются выходить на работу, опасаясь стать жертвой разъяренных автовладельцев». Интересный момент. Здесь сообщается, что водители в Петербурге стали вооружаться ломами, монтировками и так далее, и вообще опасаются выходить на улицы.

Сергей, вам не видится в этом разделение общества на богатых и бедных, усиление этой пропорции?

Сергей Балуев: Я вижу разделение общества на власть и всех остальных. Население города проявило себя точно так же бесславно, как и власти. То есть никакой самоорганизации, никакой попытки взять в руки лопаты, сковородки и все вычерпать, хотя такие сообщения были про то, что «мы вышли во двор...», но такого было мало. А богатые и бедные... Меня поразила следующая вещь. Например, улица Рубинштейна с недешевыми ресторанами и, соответственно, их владельцами оставалась заваленной снегом (может быть, и сейчас завалена, правда, по ней вчера Матвиенко ходила, может быть, сейчас лучше), несмотря на то, что этим людям, скорее всего, можно было скинуться и нанять, допустим, таджиков или трактор и все это почистить. Ничего не было сделано. Вот в моем Приморском районе есть Торгово-развлекательный центр «Миллер», где опять-таки недешевый универсам «Лэнд», и за три недели там не почищено ничего. То есть ощущение, что людям не нужны клиенты, они вообще не думают об этом. Они ведут себя ровно так же, как городская власть. Но есть и другие примеры. Магазины «О’Кей» все почистили, все хорошо. То есть никакой самоорганизации не было. И я думаю, что это, конечно, проблема нашего менталитета в какой-то степени. Но можно было всех организовать. Как раз в этом случае можно было провести субботник, весело, с песнями, глинтвейном и Валентиной Ивановной во главе с лопатой. И я думаю, что это имело бы свои плоды. Я думаю, что народ бы вышел.

Павел Гинев: В контексте данных сообщений, мне кажется, прежде всего, люди разделяются на воспитанных и невоспитанных, мягко говоря. И привязывать это к политической ситуации, мне кажется, неправильно. А что касается деятельности самих горожан, ну, тут сложно не согласиться. Приведу такой пример. Буквально позавчера Комитет по благоустройству оповестил в Интернете (благо, что у нас интернет-проникновение в городе на достаточно высоком уровне находится), что 36 магистралей будут убираться: «Пожалуйста, уберите свои автомобили». Я специально звонил в комитет и узнавал, и могу сказать так, что мне там сообщили, действительно, меньше машин стало всего на 20% улиц, то есть где-то на шести. Кто-то свои машины убрал, наверное, на соседней улице. Но на 80% стояло ровно столько же, сколько их и было до этого. Говорить о том, что они мешают снегоуборочной технике, я думаю, излишне, и так это понятно. Понятное дело, что еще у нас действительно плохо с парковками, и может быть, не всегда можно машины переставить, но я не верю, что нельзя этого сделать хотя бы на одни сутки. Тебе же потом будет легче парковаться. Тем не менее, еще одно доказательство того, что с менталитетом нашим что-то, видимо, не так.

Виктор Резунков: Сергей, что, это природная особенность россиян, что они так индифферентно относятся? Помните, в советское время, когда все выходили на субботники в большом количестве. Я не советую равняться на советское время...

Сергей Балуев: А я как раз советую в этом случае равняться на советское время. Это же привычка. Сначала Ленин бревно носил и носил, а потом народ стал на субботники радостно ходить. А если бы народ видел, что система какая-то работает – система не парковки там-то, и в этот момент действительно убирается, я думаю, что постепенно это наработалось бы. Или если был бы внятный призыв: «Давайте выйдем и почистим наши дворы!», - и вышли бы, и было бы, чем почистить, это имело некий смысл. У нас же проблема: народ начинает чистить двор, а ведь снег девать некуда. В лучшем случае, его по краям покидать можно.

Виктор Резунков: Марина пишет: «Клан Пугачевой полностью политически уничтожит Матвиенко после того, как Киркоров был вынужден в период снегопада спуститься в метро». Вы слышали об этой истории, Павел?

Павел Гинев: Да, я слышал, читал и даже видел фотографии Филиппа Бедросовича в шапочке явно в метрополитене.

Виктор Резунков: И по поводу пассивного отношения горожан к происходящему я хотел бы привести выдержку из статьи, помещенной в газете «Смена». Журналистка газеты «Смена» пишет: «Вы даже не представляете, с какой завистью корреспондент «Смены» смотрела репортажи из китайского Пекина, который, так же как и Петербург, накрыл рекордный снегопад! Борьба со стихией приобрела в Поднебесной поистине общенациональный масштаб. К уборке улиц подключились сотни тысяч человек: от полицейских до банковских клерков, от чиновников до руководителей партии. При содействии властей в Пекине были созданы народные дружины для ликвидации последствий снегопада. Благодаря помощи граждан китайской столице удалось быстро справиться с разгулом стихии. Вероятно, если бы хоть один питерский чиновник по примеру китайских коллег вышел с лопатой на улицу, за ним бы последовал ну не весь город, конечно, а хотя бы человек двести. Увы, наши руководители предпочли заниматься предновогодними хлопотами. Полная безответственность царит в Петербурге на всех уровнях - от рядового дворника до председателей профильных комитетов. От этого становится немного страшно: ведь завтра может случиться другое стихийное бедствие. Да хотя бы то же наводнение. Опять будем слушать басни о погодных аномалиях, неверных прогнозах синоптиков и отсутствии дорогостоящей техники?».

Сергей, вы специалист по Древнему Китаю, что вы скажете, почему в Поднебесной такая реакция общества и почему так индифферентны в России?

Сергей Балуев: Мы уже говорили, менталитет у нас разный. И потом, там все-таки квазисоветская система действует. Но я думаю, что у нас она могла быть воспроизведена. Одного чиновника, конечно, мало, а вот если бы во главе с Валентиной Ивановной, она бы покричала, чтобы все сотрудники Смольного, всех комитетов, вышли на улицу с лопатами, покричала бы на глав районов, районные главы покричали бы на всяких председателей ТСЖ и начальников Жилкомсервисов, и я думаю, все бы это заработало. По крайней мере, была бы иллюзия, как минимум, того, что «в борьбе мы пробиваемся сквозь снегопад, и пусть многие погибнут, но зато мы достигнем великой цели». А сейчас иллюзия того, что мы не пробивались, но погибли.

Виктор Резунков: Сергей из Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Хозяйственница Валентина Ивановна начинала с того, что она прикрыла вашу радиостанцию на средних волнах, во-первых. Во-вторых, она прикрыла штаб-квартиру «Яблока» и устроила бойню у ТЮЗа. Ну а потом началась хозяйственная деятельность вот такого типа, как сейчас. Газета «Деловой Петербург» накануне нового года написала, что в активах ее сына находится миллиард американских долларов. На эти деньги можно было бы по лопате купить, ну, если не каждому жителю города, то хотя бы на каждую квартиру по лопате. Но и тогда я не пошел бы убирать, потому что мои квартирные платежи составляют больше половины моей пенсии.

Виктор Резунков: Сергей, я немножко вас поправлю, Валентина Ивановна, насколько мне известно, не имела отношения к закрытию вещания в Петербурге на средних волнах Радио Свобода.

Вот что пишет Александр из Сызрани: «У нас в городе в последние годы исправно убирают снег и скалывают лед лишь возле здания администрации города».

И я хотел бы остановиться на трагической стороне всего происходящего в Петербурге, в частности. Газета «Мой район» привела различные выдержки и мнения людей, которые, так или иначе, столкнулись с последствиями снегопада. Вот она приводит слова водителя «скорой помощи» при поликлинике 116 Виктора Яромы: «У коллеги на днях был случай, когда спасателей пришлось вызывать, чтобы вытащили машину. Бригада врачей приехала по вызову на улицу Ивана Фомина, 13, погрузила больного, но сдвинуть «скорую» с места водитель не смог – машина «брюхом» плотно лежала на снежном накате. Иногда приходится жителей просить вытолкать машину, иногда паркуемся прямо на проезжей части. Еще одна беда – сужение проезжей части. Теперь не обогнать машины, а им нам дорогу не уступить». И дальше приводится статистика: «От гололеда с 1 по 10 января пострадали 296 человек, в 2009 году за праздники получили травму на льду еще 206 человек, 235 из них доставлены в больницы с переломами и растяжениями, на больничных койках с диагнозом «переохлаждение» оказались 165 человек. Четыре петербуржца попали в больницы из-за упавших им на головы сосулек, травмы у них серьезные – сотрясение головного мозга, ушибы шеи, живота, спины, но жизни ничто не угрожает». Вот эта сторона дела обсуждается в средствах массовой информации в Петербурге, Павел?

Павел Гинев: Обсуждается, но больше, наверное, факты падения самих кровельщиков с крыш. Ведь было недавно два таких случая, когда насмерть люди убивались. И высказывается такое мнение, и я с ним соглашусь, что это следствие того, о чем я говорил в начале нашего разговора – следствие не до конца продуманных реформ. Потому что в итоге оказалось, что самих кровельщиков, то есть специалистов, которые и должны, и только они могут убирать снег, у них есть специальный допуск для этого, в городе всего лишь 500 человек. Представьте 5-миллионный город и 500 кровельщиков – это капля в море. У меня нет конкретных фактов, но, скорее всего, после окрика Валентины Ивановны на крыши начали запускать, видимо, людей, которые профессионально там не работали, и то, что они пострадали, наверное, по-другому и не могло быть. А это все результат того, что государство никак не контролирует то, как управляющие компании, которые сейчас обслуживают практически все дома в Петербурге... ТСЖ, управляющие компании, они не обязаны иметь, например, кровельщиков у себя в штате. Ну, нет такого закона. Есть такая норма, точнее, что должно быть столько-то дворников, но оно минимальное, как говорят в народе, оно ни о чем. Соответственно, для того чтобы исправить ситуацию, нужно пересматривать эти нормы, нужно прописать в законе, что «у тебя должно быть такое-то количество дворников, кровельщиков, а если у тебя их нет, то, извини, тогда, пожалуйста, сворачивай свой бизнес и уходи куда-нибудь в другую сферу». Но пока этого нет, пока идут только разговоры среди чиновников, что надо бы это сделать.

Сергей Балуев: Меня в этой истории удивили две вещи. Первое – что прокуратура никак не проявляет себя во всех этих историях. Она вынесла даже не представление, а предостережение в конце декабря, а сейчас осуществляет контроль. Если такое количество людей пострадали, то, на мой взгляд, прокуратура, безусловно, должна искать виновных и должна предпринимать какие-то более активные действия. Более того, если бы она предпринимала их уже в начале января, то я думаю, что чиновники бы уже шевелились. Ну, понятно, что в прокуратуре отдыхали, и поэтому все началось только после того, как каникулы закончились. А второе, что меня удивляет, и мы опять-таки пытались с этим разобраться: почему нет ни одного иска частного по поводу того, что человек упал, сломал ногу? Или из-за снегопада у него сорвалась сделка, и он потерял какое-то количество денег. Я уверен, что где-нибудь в Штатах таких исков было бы миллион, а у нас нет ни одного. Мы говорили с юристами, и они говорят: «Да, теоретически это возможно, но, нет, мы не будем этим заниматься». Всеобщая тишина.

Павел Гинев: Более того, буквально вчера в нашем интернет-издании мы рассказали о том, как в порыве рвения сбивания сосулек на Московском проспекте, правительственная трасса, побили множество вывесок коммерческих ресторанов, кафе, магазинов, и несколько тысяч долларов, между прочим, каждая такая вывеска стоит. И один из хозяев бара вышел на улицу, разумеется, он был, мягко говоря, в ярости, там стояла женщина в оранжевом одеянии. Она совершенно спокойно сказала: «Нам приказали, остальное – не наша проблема. Можете подавать в суд». Она, естественно, никакой ответственности не боится. И боится ли ее кто-нибудь в городе, мне не понятно.

Виктор Резунков: Владимир из Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вот сейчас сбивают сосульки и снег очищают с крыш, и бьют ломами. И в результате мы, жители последних этажей на Васильевском острове, выносим ведрами через каждые два часа воду и ждем, когда на нас рухнет потолок. Мы звонили в «004», в жилконторы обращались – никто ничего не предпринимает. А потолок рухнет – считается, это нормально. Разве можно ломом быть по крыше?

Сергей Балуев: Это громадная проблема, то, что сейчас массовое сбивание сосулек. И конечно, повреждают крыши. И что будет дальше, тоже не понятно. То есть я не знаю, что лучше, - сбивать сосульки или не сбивать их.

Виктор Резунков: Елена из Москвы, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Мне хотелось бы рассказать смешной (или горький) случай с дворниками. Я работала в школе, у нас в школе была страшная грязь. Все, что не хочется видеть, все лежало на дороге буквально, на ступеньках. И директор школы взывала к учителям: «Как вам не стыдно жить в такой грязи! Вы должны убирать коридоры и под дверью вашего класса». Но в результате оказалось, что уборщицей была устроена директор. Соответственно, с зарплатой и с возможностью воздействовать на педагогов. Вам понравилась эта история?

Виктор Резунков: Да. Спасибо, Елена.

Наши постоянные слушатели Майоровы из Москвы приводят другой пример: «Мы живем на Звенигородском шоссе, у метро «1905 года». Девять подъездов, проходной двор, длинная улица. Дворники-таджики работают круглосуточно, вылизывали с обеих сторон. Утром можно было идти спокойно. Спасибо дворникам!!!».

Павел Гинев: По поводу звонка нашей слушательницы. Совершенно типичная история. Не секрет, хотя по официальной статистике, у нас 6 тысяч дворников, если я ничего не путаю...

Сергей Балуев: По-моему, 10 или 12 тысяч. Наверное, есть реальное количество – тысяч 5, а есть тысяч 12 ставок, которые заняты.

Павел Гинев: Совершенно верно. Собственно, об этом я и хотел сказать, что большинство ставок – это пустые места. Кто-то забирает эти деньги, а в результате никто ничего не убирает. А по моим данным, начальник ТСЖ нанимает таджиков буквально с улицы: «На тебе 150 рублей, убирай». Не платя, может быть, из собственного кармана, но, тем не менее, себе беря ставку того же дворника, который, между прочим, в отличие от той ситуации, которая была 5-6 лет назад, не сказать, что очень высокая, но все-таки 12-15 тысяч рублей на дороге не валяются.

Виктор Резунков: Анатолий из Татарстана, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вы обсуждаете ситуацию в Петербурге. И здесь удивляться, в общем-то, нечему. Русская национальность – это вообще мало организованная нация. Вроде бы зима... Но это же не Африка, в конце концов. Тем более, Петербург находится рядом с Финляндией. Неужели не стыдно? Вот я в Финляндию ездил. И они, наверное, не страдают такими проблемами. И насчет Матвиенко. Я поражаюсь, как женщину можно ставить губернатором. Женщина не сможет справиться. Все настолько коррумпировано, там жесткая рука нужна.

Виктор Резунков: Анатолий, во-первых, не надо делать националистические заявления, я вас попрошу. И во-вторых, давайте будем соблюдать некую гендерную справедливость, толерантность.

Павел Гинев: Хотел бы уточнить, что президент Финляндии – тоже женщина.

Виктор Резунков: Кирилл из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я про Москву скажу. На улицу Почтовую, дом 26, строение 1 вторую зиму привозят снеготопильную установку. И всю зиму ею не пользуются. Улица, на которой она стоит, полна снега. У нас было три полосы движения, а сейчас одна. То есть я считаю, что в правительстве Москвы, наверняка, по документам эта плавильня работает, они, наверняка, деньги за это получают. А кто должен этим заниматься? Прокуратура? Вот я сейчас напишу письмо на пейджер мэра, и посмотрим, какой будет результат. Но мне кажется, что правительство Москвы у нас просто насколько уже коррумпировано, что там очень сильные изменения делать, мне кажется.

Виктор Резунков: Кирилл, все равно интересно было бы сравнить во время снегопада Москву и Петербург сегодняшний.

Николай Ефимович пишет: «Пассивное поведение горожан Ленинграда объясняется тем, что власть людей не уважает». Сергей, как вы к такому мнению относитесь?

Сергей Балуев: Она никак к ним не относится. У нас в стране относятся к народу не то что плохо, а как к некоему неразумному ребенку, которому ничего доверить нельзя, потому что он все равно сделает не так. «Поэтому мы лучше сделаем сами». Путин ту же самую идеологию воспроизводит, и соответственно, Валентина Ивановна Матвиенко такую же. Это не неуважение, а это просто ощущение, что доверять этому народу в руки хоть бюллетень, хоть лопату лучше не надо, потому что ничего хорошего не получится.

Виктор Резунков: Марина Николаевна из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такое предложение администрации Петербурга. Выйти с предложением на референдум – переименовать Петербург в Мадрид. И когда снег пойдет, скажут: «Почему вы не убираете город?», - Матвиенко скажет: «Но это же Мадрид, у нас снег никогда не идет».

Виктор Резунков: Спасибо за предложение, Марина Николаевна.

Павел Гинев: Я думаю, надо несколько названий придумать, и менять их в соответствии с погодой и условиями.

Виктор Резунков: Рио-де-Жанейро, например, тоже подойдет.

Людмила Сергеевна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Я хочу сказать, что Матвиенко так себя ведет, потому что она знает, что она никаких наказаний не понесет. Ее защищает наш Путин, поэтому она бездействует. Я просто очень сочувствую жителям прекрасного города.

Виктор Резунков: Спасибо, Людмила Сергеевна, за сочувствие.

И я хотел бы обратить внимание еще на одну особенность – то, что экологи сейчас проявляют крайнюю обеспокоенность происходящим. В частности, «Greenpeace». Петербургская организация уже обратилась в Ростехнадзор с заявлением, о чем в средствах массовой информации пишут, по поводу того, что сбрасывается снег сейчас в Неву и в коллекторы, а из-за этого возникает угроза заражения Невы и города. «Зеленый крест» распространил сегодня свое обращение, они обратились к эксперту Борису Смолеву, председателю Комитета по вопросам экологии и природопользования Ленинградской торгово-промышленной палаты, и попросили его прокомментировать ситуацию со сбросом снега. И он пишет, что «во-первых, получается, что в городе отсутствует единая цельная система организации работы, контроля и оперативного воздействия служб, решающих задачи по уборке снега. Но хуже всего то, что в этом можно убедиться, выйдя на любую улицу города или зайдя в любой двор, что сами эти службы - профессиональные и дееспособные, укомплектованные необходимым количеством исправной техники и соответствующим штатом сотрудников, - практически отсутствуют. Во-вторых, руководители и специалисты, позволившие складировать снежные и ледяные отложения с дорог на льду малых рек города и в парковых зонах отдыха жителей города, игнорируют и злостно нарушают все соответствующие отраслевые нормативные документы, подробно регламентирующие правила уборки городских территорий и строго запрещающие такие действия. Последствия для города и его жителей могут быть крайне негативными, особенно учитывая способность снега адсорбировать практически всю таблицу Менделеева из воздушной среды города и наличие в снежном покрове дорог огромного количества опасных для всего живого органических и неорганических химических соединений, образующихся при эксплуатации автотранспорта». И так далее.

Сергей Балуев: Мне кажется, если честно, несколько преувеличена опасность. Понятно, что «зеленые» говорят, и они говорят правильно, и в законодательстве есть пункт, запрещающий сбрасывать снег в водоемы. Но представим себе, растаял бы сейчас снег, и вся эта грязь все равно бы слилась туда же. Наша система настолько неэкологична, что я не вижу великой разницы между тем или этим.

Виктор Резунков: Но 5 миллионов кубометров!

Сергей Балуев: Очень смешно с этими тоннами. Как считает их Смольный, я не знаю. То есть понятно, что, скорее всего, взяли снежный покров и умножили на пространство города, 600 с чем-то километров. Но понятно, что он же не весь убирается. Мне кажется, что это цифры для финансовых отчетов, скорее.

Виктор Резунков: Но ученые подсчитали, что примерно 5 миллионов кубометров – это столько, сколько по Неве проходит в течение часа.

Павел Гинев: Сложно сказать. Я не располагаю такой информацией. Вообще вопрос вывоза снега – это настолько обширная тема, что, наверное, можно еще час об этом говорить. Но еще хочется сказать о том, что проблема с тем, что снег некуда вывозить, что у нас всего 32 специальных полигона, куда его можно вывозить, она во многом проистекает от тех проблем, которые начались еще, как только госпожа Матвиенко пришла к власти, - это уплотнительная застройка. Потому что те пустыри, которые существовали еще 10 лет назад, и куда сейчас можно было бы этот снег отвозить, вы сами знаете, что их давно уже нет. А когда бюджет у нас был профицитным, миллиарды оставались не израсходованными, вместо того, чтобы закупать снегоплавильные камеры, которые гораздо более компактные, и их можно располагать, наверное, везде, этого не было сделано. И от этого мы сейчас и страдаем, потому у нас такая ситуация на дорогах.

Виктор Резунков: Борис Владимирович из города Иваново, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Я хочу прокомментировать выступление человека, который был в Финляндии и сравнил с русскими неряшливыми людьми. К сожалению, он оказался прав. Все закладывается с детства. Когда идет дамочка с ребеночком, ребенок кушает конфетку, а фантики кидает и дамочка, и сыночек, так чего ж мы хотим?.. Мы сами во всем виноваты. Ни Матвиенко, ни Путин, никто, только мы. Мы сами выбираем эту власть, нам безразлично, мы ждем, что нам кто-то что-то даст, принесет, за нас сделает. Только пока мы не начнем сами, осознав себя людьми, а не быдлом, и не начнем работать, и делать, и требовать от власти, мы так и будем в нищете и в грязи.

Сергей Балуев: Безусловно, все с детства воспитывается. И конечно, если финнов долго воспитывать хорошо, а россиян не очень хорошо, то разница будет заметна. Но, тем не менее, я знаю примеры какого-нибудь садоводства. Если там есть активный председатель садоводства, он нанимает трактор, народ выходит с лопатами – и все у них чисто и красиво. Там живут абсолютно такие же люди. То есть могут, когда захотят. Я вот не вижу никаких проблем неразрешимых в этом смысле.

Виктор Резунков: Можно привести в поддержку такого мнения статью из газеты «Невское время»: «То, что для северной столицы стало аномалией – 60 сантиметров осадков за неделю, в десятках других регионов – на Камчатке, на Сахалине, в Приморье, Архангельске – обычное дело. И эти во много раз более бедные регионы имеют и соответствующий парк техники, и алгоритм действий. У них есть мощные роторные снегоуборщики, которые первыми прогрызают траншеи на проезжей части, тяжелые тракторы, которые сдвигают образовавшие валы за обочины». А вот почему-то в Петербурге всего этого нет.

Павел Гинев: Наверное, нельзя сравнивать ситуацию на той же Камчатке и в Сибири. Понятно, что там такое количество снега – может быть, это естественно. Во-первых, там просто-напросто меньше автомобилей, и чистить дороги там, соответственно, гораздо легче, там меньше жителей. Тут нужно, наверное, сравнивать не с теми регионами, а буквально с соседними. Мой знакомый недавно был в Пскове. Снега там ровно столько же, сколько в Петербурге, может быть, немногим меньше, и тоже там меньше, конечно, и автомобилей, и жителей. Но все-таки убирают там гораздо лучше. А почему так происходит? Наверное, потому что, может быть, там действительно бюджетные средства, которые выделяются, на разы меньшие, чем в Петербурге, но тратятся туда, куда нужно, а не так, как у нас.

Сергей Балуев: Вся проблема была в том, что убирать надо было. Известно, что если снег падает, но ты сразу убираешь, то сугроба не будет, а если ты две недели ждешь, то потом уже это не выкопать.

Виктор Резунков: На этом мы и закончим нашу программу.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG