Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Разговор с умным человеком (Казань)


Олег Павлов: В гостях казанский поэт Анна Русс, которой только что присуждена молодежная премия "Труимф" в области литературы и искусства за 2009 год.
Аня, скажи, пожалуйста, как ваше поколение – поколение 20-летних – воспринимает эту страну под названием Россия сейчас?

Анна Русс: Что точно наверняка можно сказать, что даже самые продвинутые и прогрессивные в каком-то может быть культурном смысле представители поколения, они больше не ставят, в отличие, например, от тех же 80-х, не ставят себя в оппозицию к стране. Они очень хотят, чтобы что-то вместе с ней получилось, при этом они, безусловно, ею недовольны и понимают, что никакой логики в поведении тех, кто этой страной управляет, нет, равно как и особенной морали нет. Большинство просто сложило руки и ждет, пока что-нибудь само произойдет. На мой взгляд, примерно так это все происходит. Относятся к стране как к таковой, как к некоей стихии, которой они не способны контролировать. Очень хотелось что-нибудь изменить каждому отдельно взятому, но очень мало кто, действительно, пытается что-то сделать. Вот нам до сих пор охота во что-то влиться, к чему-то примазаться, чтобы что-то делать, делать для блага своей страны. Но ничего у нас не выходит.

Олег Павлов: А как же "Наши", "Молодая гвардия – Единая Россия". Они не привлекают?

Анна Русс: Конечно, они не привлекают. Это только одно слово "Единая Россия", а на самом деле никакая она не единая. Если бы мы знали, что абсолютно все уверены, что это будет хорошее дело… Но никто же не уверен. Покажите мне хотя бы одного, действительно, достойного представителя какой-то такой организации, которая включит в себя больше 50% хотя бы представителей молодежи. Я на это с удовольствием посмотрю.

Олег Павлов: А в чем тогда вы себя находите?

Анна Русс: Все мы себя находим в своих домах, находим себя по утрам в своих домах, обсуждающих культурную ситуацию, и по вечерам, соответственно, тоже, говорящими – а хорошо бы нам что-то вместе такое сделать! А хорошо бы нам вместе объединиться и устроить какой-нибудь такой творческий союз, чтобы мы просто вместе что-то такое произвели. Этой темы хватает очень надолго – намного вечером, намного утр, чтобы обсудить. Мы все прекрасно об этом говорим. А если бы еще что-нибудь сделать, было бы вообще замечательно.

Олег Павлов: Неужели ничего не сделано?

Анна Русс: Мне как творческому человеку очень хотелось, чтобы в моем родном городе что-то происходило в культурной ситуации. Я уже больше год здесь проживаю, после того, как я вернулась из Москвы, я пытаюсь что-то сделать и понимаю, что я реально бьюсь, как рыба об лед. Такое ощущение, что кроме меня это, действительно, здесь никому не нужно. Все всех устраивает.

Олег Павлов: Ты наблюдаешь, наверное, сверстников и ребят, которые младше и чуть-чуть старше. Почему одни к чему-то стремятся (стремятся писать стихи, писать какую-то прозу, сочинять музыку), а другим вполне хватает подворотни и пива? Никогда не задавалась таким вопросом?

Анна Русс: Нет, не задавалась. Ответ на него как-то с самого начала присутствует. Удивительно, что в России огромное количество народу получают высшее образование и, получив его и чувствуя себя в какой-то степени уже для чего-то выбранными, дальше они совершенно не знают, что с этим делать. Вот их культурно подковали, особенно, если говорить о гуманитарном высшем образовании. Они все это образование получили, почитали Стендаля, почитали Толстого, почитали Замятина, а потом думают, что со всем этим образованием делать. Сейчас, казалось бы, надо выйти из вуза, получить диплом и начать менять мир. А мир меняться не хочет. Мало того, их еще на работу никуда брать не хотят. Вот они ходят, стучат себя по голове, начинают пить и пытаться что-нибудь взорвать вокруг себя или просто засесть в своей конуре и никуда не выходить. Только в России такое. Ни в одной другой стране подобного нет.

Олег Павлов: А если помечтать, какой бы страну ты хотела видеть?

Анна Русс: Во-первых, чтобы не воровали. Если это возможно, то можно на этом уже и остановиться. Если выдали миллион на уборку снега… В России – это то редкое место, в котором действительно из этого миллиона может ничего не пойти на уборку снега. Это редкий случай, когда действительно он весь разойдется по карманам. Хотелось, чтобы хотя бы воровали, но не все. Пусть процентов 30, но не больше, чтобы все остальное действительно шло на те нужды, на которые это все предназначено, чтобы творчество поддерживалось каким-то образом. Я хочу посмотреть на страну, в которой к власти бы, например, пришли люди с высокой моралью. Видимо, это невозможно. Видимо, в политике не могут люди с высокой моралью туда прийти. Если они туда приходят, то им очень быстро показывают, что к чему и куда им надо засунуть свою мораль. Если уж мы все попробовали, может быть, и это попробовать. Было бы интересно. Я бы хотела посмотреть на страну, в которой люди, стоящие у власти, думают насчет не укради, не убий, насчет почитать родителей, не сотворить себе кумира и прочие такие штуки, чтобы заповеди соблюдали. Было бы хорошо.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG