Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Консервативная модернизация и дозировка правды


Обозреватель "Новой газеты" Слава Тарощина

Обозреватель "Новой газеты" Слава Тарощина

Главным телесобытием недели стали первые серии "Школы", сериала, снятого на Первом канале режиссером Валерией Гай Германикой. О "Школе" и дискуссии, развернувшейся на телеэкране вокруг этого сериала и другого фильма Гай Германики "Все умрут, а я останусь", говорит обозреватель "Новой газеты" Слава Тарощина.

- Размах дискуссии, которую этот сериал породил, поражает воображение. Я думаю, что нужно начать не с оценки сериала, а с оценки споров о нем. Ведь спор этот (в частности, в передаче Максима Шевченко на Первом канале) является замещением споров о подлинных проблемах. В стране, которая находится по рейтингу гражданских свобод, уровню коррумпированности и разрыву между бедными и богатыми где-то между Нигерией и Зимбабве, где происходят политические убийства, где много лет идет война, где нет свободных выборов, где обыватели боятся милиционеров больше, чем бандитов, все это не является предметом споров на федеральных телеканалах. Зато возникает дискуссия с участием депутатов парламента о том, что персонажи подросткового сериала пьют пиво и не уважают учителей. Согласитесь, это выглядит довольно комично, это замещение подлинных проблем мнимыми.

- Конечно, я с вами соглашусь. На шоу "Судите сами" с Максимом Шевченко присутствовал учитель Сергей Волков. Самый разумный, на мой взгляд, человек, потому что он сказал довольно точно: вот мы теперь целый год вместо того, чтобы обсуждать проблемы школы, будем обсуждать проблемы сериала "Школа". Это к вопросу о замещении.

Теперь что касается сути дела. Здесь есть несколько проблем, несколько уровней. В моей телеобозревательской практике не было проекта, когда бы я так быстро и часто меняла свое мнение. После первой серии был восторг и вера в прорыв, а уже после четвертой серии у меня была какая-то грустная догадка: ах, вот что это такое!.. Потому что пиар-кампания стартовала одновременно с сериалом. Это, конечно, наводит на всякие мысли. Потому что все мы знаем, какой великий мастер Первый канал обкладывать ватой пиара любое свое начинание.
Большая часть нашего населения, живущая в стране со всем набором проблем, о которых вы говорили, свято убеждена: чего нет в телевизоре, нет и в жизни

В какой-то момент даже этот весь хор запрещающих мне показался участником большой промо-акции. Очень складно получалось, с одной стороны. С другой стороны, большая часть нашего населения, живущая в стране со всем набором проблем, о которых вы говорили, свято убеждена: чего нет в телевизоре, нет и в жизни. Нет картинки – нет проблем. Мы молчим о школе, значит никаких проблем в школе нет.

- Несколько дней назад я смотрел выпуск новостей на Первом канале, и там была очень показательная история. 10 минут с некоторым подспудным злорадством рассказывают о том, как Европе не хватает снегоуборочных машин. Потом сорок секунд так, чтобы было ничего не понятно, показывают сгоревший автомобиль и говорят, что в Дагестане уничтожен главарь боевиков. В чем он провинился, главарь ли он вообще, сколько боевиков в его банде осталось – мы вообще этого не узнаем. Такое впечатление, что это происходит где-то в Индонезии, в какой-то другой стране. Вот такая же технология подмены, мне кажется, и с сериалом "Школа".

- Это такая смещенная оптика. В выпуске новостей этот, условно говоря, дагестанский эпизод шел петитом, а сериал "Школа" - чуть ли не первой новостью. Было несколько выпусков новостей, где было сказано о том, как сериал расколол общество на две части, и дальше коротко о сути сериала. Такая удивительная история, где с первых минут появления на экране выиграли все заинтересованные лица. Выиграла Валерия Гай Германика, о которой наконец-то после двухлетнего молчания, после ее Каннского триумфа снова заговорили. Выиграл Константин Эрнст, который прослыл славным экспериментатором, выиграл Первый канал, который снова стал первым. Выиграли московские чиновники и думские пуристы. О них вспомнили, их мнение было никому не интересно, а здесь они замелькали на экране.

Мне кажется, самый важный вопрос: а что будет дальше? Это будет одноразовая акция, поднесение зеркала к объекту, или это кость, которая нам брошена для того, чтобы долго глодали? Или это будет вообще начало модернизации телевизионной? Телевидение ведь задыхается от количества неправды. Почему такой шок? Потому что показалось, и мне в том числе, что приоткрылась правда. И тут же шок. Как дальше будут развиваться эти события, мне кажется, это очень важно. Но мне кажется (может быть, я самонадеянна), я уже знаю ответ на этот вопрос: это будет такая кость, которую время от времени каналы будут бросать своим зрителям для обсуждения.
Мальчик - это такой будущий Нечаев, классический провокатор, который затевает бучу, а сам исчезает. И вот этот человек - носитель морального бунта

- Мне показалась здесь примечательной (опять возвращаюсь к передаче "Судите сами") совершенно советская стилистика обсуждения. Как будто 1986 год, самое начало перестройки, все время звучат советские штампы: "Ответственность художника перед обществом". Поразительно, что у людей остались эти клише в голове. "Духовно-нравственное воспитание"! Кажется, что сейчас они достанут "Моральный кодекс строителя коммунизма" или будут читать "Малую землю". На уровне лексики - это один пласт. На уровне аргументации тоже любопытно, что они все время апеллируют к советским реалиям, к спорам вокруг фильма "Чучело", к спору вокруг фильма "Доживем до понедельника", к спору вокруг романа "В окопах Сталинграда" – это вообще сталинские времена, 40-е годы. Но они совершенно не учитывают, что ссылаются на явления несуществующего мира. При этом ни одного упоминания о том, как в других странах решают подобные вещи, как снимают подростковые сериалы в Америке, в Европе, в Японии, где их десятки тысяч. То есть они воспринимают Россию не как часть мира, а как какой-то его изолированный кусок. Это интереснейший материал для культуролога и социального психолога.

- Так проходят все шоу, даже не на тему "Сталин с нами", - все равно все ток-шоу именно в таком формате. А что касается этого выпуска, меня там поразило другое. Я смотрю очень много подобных программ и настолько привыкла к этой стилистике, что она меня даже уже не царапает, потому что я знаю, что ничего иного нам не дано. Меня поразил сам Шевченко. Когда речь зашла (опять же в духе марксистско-ленинской эстетики) о том, что здесь нет главного героя, который зовет и ведет и прочее, он сказал: как? Главный герой есть. Это новый мальчик, который пришел в 9 "А" класс и стал моральным бунтарем. Меня это совершенно поразило. Может быть, Шевченко знает больше, чем я, может быть, он смотрел весь сериал, но пока этот мальчик - это такой будущий Нечаев, такой классический провокатор, который затевает бучу, а сам исчезает. И вот этот человек для Шевченко - носитель морального бунта. Меня это удивило не меньше, чем советскость всех наших телевизионных начинаний.

- Что вообще в ретортах Первого канала готовится, мы не знаем. После того, как в новогоднюю ночь запели и заплясали Путин-Медведев, очевидно, там запустили какую-то программу разморозки.

- Понимаете, нам все время хочется верить, и мы даже находим какие-то признаки того, что разморозка и перезагрузка состоится. Но пока все это в каких-то темных, далеких планах. Помните, перед Новым годом было интервью, которое дал Медведев руководителям трех каналов…
Для талантливого человека нужно какое-то развитие. Гай Германика фиксирует реальность, но не может ее переварить и не может сказать своего слова по поводу этой реальности


- Эрнст спросил про Каспарова и Касьянова. Это был знак!

- Совершенно верно, прозвучали фамилии Касьянова, Каспарова, Ходорковского, были заданы очень острые вопросы. И казалось, что раз мир не рухнул и тотчас не начались репрессии, значит можно этот замечательный опыт немедленно переносить на вверенную каждому гендиректору территорию. А что мы видели вместо этого? Опять та же пустыня, ничего. Я не знаю, может быть, что-то готовится, но это "что-то" очень сокрыто от людских глаз.

- Это точно как в 1985 году, когда все гадали: одни говорили, что Горбачев будет диктатором похлеще Сталина, другие ждали невероятных перемен, были "шаг вперед, два шага назад", маятник качался. Вот что мне напомнило обсуждение в программе Шевченко.

- Мы же знаем, что наша история движется по кругу, а не по спирали.

- Да, каждые пять лет меняется все, а каждые двести ничего.

- Я, честно говоря, не верю в модернизацию телевидения. Если она будет, то консервативная, по рецептам "Единой России". Потому что нужно менять всю структуру. Я так полагаю, поскольку телевидение это все-таки зеркало, это вторая реальность, отражающая первую, то без перемен в первой реальности ничего на телевидении не произойдет, кроме одноразовых акций.

Надо посмотреть, как будет развиваться сериал. Там ведь внутри тоже свои проблемы, потому что там тоже не вся полнота правды. Нет у нас художников, включая Гай Германику, которые могли бы показать не только сложности пубертатного периода, но и всю сложность жизни, многогранность жизни подростков, этого первого свободного поколения, рожденного в постсоветской стране. Здесь ничего этого нет. Так что я как-то не склонна к восторгам по поводу сериала. Конечно, хорошо, что он появился, потому что любая правда – это хорошо, и любая свобода, как было сказано, лучше несвободы. Но я как-то не склонна считать, что из этой искры тотчас возгорится пламя.

- Это правда. Но я должен сказать, что Валерия Гай-Германика очень талантливый человек и у нее красивая серьга в носу и большое будущее.

- Серьга в носу и Калигула на плече – это выше всех похвал. Но на днях был еще в рамках закрытого просмотра разговор о ее фильме "Все умрут, я останусь". Я этот фильм посмотрела впервые, до этого видела только "Девочек". И с Гай Германикой тоже есть большие проблемы, девочка застряла в 15-летнем возрасте, а ей уже 26. Для талантливого человека нужно какое-то развитие. Она фиксирует реальность, но не может ее переварить и не может сказать своего слова по поводу этой реальности. Но она несомненно способна, она несомненно знакома с кинематографом, она несомненно слышала о "Догме", старается всем принципам "Догмы" подражать, но тоже есть проблемы.

- Еще был фильм Лорана Канте "Класс", который получил Золотую пальмовую ветвь на Каннском фестивале два года назад, и он, конечно, вдохновил очень много фильмов о подростках.

- Но ведь наши депутаты ничего этого не знают. Они живут в каком-то параллельном мире, где "Чучело" и "Дорогая Елена Сергеевна", а это вообще другой мир. И это тоже проблема. Вот, например, если вы помните, слово взял человек, которого я впервые вижу на экране – это некто Анатолий Максимов. Он продюсер, сценарист, карьеру начал довольно скромно, но все знают, что он гуру Первого канала, что к его мнению прислушиваются, и весь кинопоказ – это всегда дело его рук. И это очень важный человек для Первого канала. Он сказал замечательную фразу - не знаю, сознательно ли, но думаю, что да, потому что он не из тех, кто может оговориться. Он сказал: все дело в том, как на телевидении дозировать правду. Вот они и дозируют, как могут.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG