Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шерлок, кузен Джеймса и Индианы


Новый фильм Гая Ричи "Шерлок Холмс" пришелся по сердцу любителям кино.

Новый фильм Гая Ричи "Шерлок Холмс" пришелся по сердцу любителям кино.

Новый "Шерлок Холмс" уверено занимает второе место в прокате, уступая лишь самому "Аватару". Кажется, авторам удалось создать первый боевик XXI века, соединив лучшие достижения этого жанра. Первый и самый любимый герой массовой культуры XIX века по пути к экрану вобрал в себя опыт наиболее удачных сериалов XX столетия –"Джеймса Бонда" и "Индианы Джонса", чтобы стать любимцем нового – и старого – поколения зрителей.

В интерпретации режиссера Гая Ричи сыщик Шерлок Холмс (его играет Роберт Дауни) становится, как уже было сказано, кузеном Джеймса Бонда и Индианы Джонса. Как Бонда, его едва не распиливают дисковой пилой на скотобойне, а в голливудских поединках на лондонском пленэре ему, как Индиане Джонсу, всегда сопутствует удача. В отличие от этих двух национальных героев, у Холмса есть верный партнер, который не всегда охотно, но безотказно участвует во всех его приключениях, – доктор Ватсон. В новом фильме он заметно моложе Холмса, так же непобедим в драках и неотразимо красив - поскольку его играет Джуд Лоу.

Если вы думаете, что от подобной интерпретации писатель Конан Дойль перевернется в гробу, то вы, скорей всего, ошибаетесь. Вот что пишет об этом кинокритик Чарльз МакГрат:

"Дело в том, что классический Шерлок Холмс, придуманный Конан Дойлем, так надоел его автору, что тот попытался его убить в 1893 г., бросив в водопад Рейхенбах руками зловещего профессора Мориарти. Огорченным поклонникам писатель пытался объяснить, что если он не убьет Холмса, то Холмс убьет его. Однако под давлением безжалостных читателей и подгоняемый нуждой, Конан Дойль неохотно продлил жизнь своего сыщика... на 24 года! Особенный успех имела в 1903 году "Собака Баскервиллей". Шерлок Холмс стал бессмертным".

Другим оправданием лихой интерпретации британского режиссера Ричи и его сценариста Майкла Джонсона является, по-моему, тот факт, что "классический" Шерлок Холмс уже надоел и кинозрителю. По количеству театральных постановок и экранизаций герой Конан Дойля вошел в Книгу рекордов Гиннеса (одних телефильмов о нем поставлено 200).

"Его играли в Америке Джон Барримор, Роберт Масси, Джордж Си Скотт и Чарлтон Хестон; в Англии – Иан Ричардсон, Джереми Бретт, Роджер Мур и дюжины других актеров; в России – Василий Ливанов, получивший за эту роль Орден Британской империи. Но это был (с небольшими вариациями) один и тот же образ, срисованный с иллюстраций к первым изданиям Конан Дойля: пальто с пелериной, клетчатый кепи, трубка, скрипка и ледяное британское суперменство. А рядом - доктор Ватсон; всегда неопределенного возраста и неприметной наружности, всегда - символ здравого смысла, благородства и скромного достоинства".

Новый Шерлок Холмс – не мыслитель-оригинал из высшего общества, а интеллектуальный бунтарь, выпадающий за рамки любого респектабельного общества

Не то – Холмс Роберта Дауни и Ватсон Джуда Лоу. Глядя на них, вспоминаешь скорее озорных и циничных молодых хирургов - героев олтмановского фильма "МЭШ". Новый Шерлок Холмс – не мыслитель-оригинал из высшего общества (как в большинстве фильмов о нем), а интеллектуальный бунтарь, выпадающий за рамки любого респектабельного общества. Он обводит вокруг пальца полицию с таким же мальчишеским удовольствием, как преступников и их сообщников. Он остроумен, насмешлив, печален, непредсказуем и одинаково дерзок с нанятыми убийцами-громилами и с лордами - членами Тайного ордена. Поэтому, я думаю, нынешний Холмс станет очередным кумиром мальчишек. Он сам – немного тинейджер. В фильме все гости Холмса с ужасом замечают бездыханное тело его бульдога, распростертого на ковре, и начинают упрекать его в смерти собаки. И каждый раз это оказывается экспериментом: на долготерпеливом бульдоге Холмс испытывает то снотворное, то гипноз, то средство, вызывающее кратковременную кому. Нет никакого сомнения в том, что новый образ Шерлока Холмса – знак времени. Кинокритик Чарльз МакГрат пишет об этом в рецензии на фильм, опубликованной в "Нью-Йорк Таймс":

"Было бы преувеличением сказать, что новый образ Холмса объясняется изменением в нашем понимании этого персонажа. Просто изменилось искусство кино. Фильм Ричи абсолютно вписывается в череду недавних научно-приключенческих фильмов, построенных или вокруг истории легендарных и таинственных тайных обществ, или вокруг истории религиозных культов и сект, или повальных увлечений оккультизмом, или зловещих примеров группового служения дьяволу. Сюжет нового фильма о Холмсе перекликается с сюжетом фильма Рона Хауворда "Код Да Винчи" и фильма Иона Тёртлтауба "Сокровище нации".

Я думаю, Конан Дойля разочаровал бы новый фильм - но не потому, что загадки преступлений злого гения Англии лорда Блэквуда Холмс чаще решает зуботычинами, чем работой мысли. Дело в другом: в конце жизни Конан Дойль абсолютно уверовал в оккультизм. И он не простил бы авторов фильма, представивших оккультизм шарлатанством".

Думаю, критик не совсем прав, когда говорит, что новый Холмс забыл про свой интеллект (хотя зуботычин многовато и на мой
Оба героя защищают то, что дорого современному интеллектуалу: демократию - от тоталитаризма, науку - от шаманства, свободу - от полицейского самоуправства, озорную ироничность – от торжественной серьезности...
вкус). Но в фильме есть вполне впечатляющие сцены: например, Холмс, которого с черным мешком на голове везут в карете через весь Лондон, определяет (по звукам, запахам и крикам с улиц), куда его привезли – к вящему изумлению своих похитителей. Дело, скорей, в том, что, по замыслу создателей фильма, их герой не относится к своему гению так серьезно, как в традиционных экранизациях. Его проницательные умозаключения всегда шутливы и произносятся между прочим. Но вспомните Моцарта из фильма Милоша Формана "Амадей". Возможно, Форман переборщил с подростковым хихиканьем и дурашливостью своего Моцарта; тем не менее, очевидно, что победа иронии и лёгкого цинизма над серьезностью и многозначительностью в изображении гениев – знамение времени.

Ради чего же рискует жизнью новый, циничный Холмс, подстрахованный верным Ватсоном? Оба героя защищают то, что дорого современному интеллектуалу: демократию - от тоталитаризма, науку - от шаманства, свободу - от полицейского самоуправства, озорную ироничность – от торжественной серьезности... Но в каком-то смысле новый вариант "Шерлока Холмса", созданный молодыми англичанами и американцами, остался верен оригиналу позапрошлого века. Несмотря на все спецэффекты, в фильме есть старомодный уют страшных приключений, которые хорошо кончаются. В нем все время поблескивает британский юмор, способный сбалансировать даже голливудскую чрезмерность. И сохраняются эти драгоценные черты во многом благодаря сокрушительному обаянию и хорошему вкусу обоих актеров: Роберта Дауни – Холмса и Джуда Лоу – Ватсона. Еще одну важную деталь фильма подметили почти все критики:

"Это первый фильм о Шерлоке Холмсе, в котором заметен Лондон. Город, конечно, сильно загримирован, но ему, наконец-то, отводится одна из ведущих ролей в приключениях его знаменитого сыщика. Тут надо отдать должное оператору Филиппе Руселло и композитору Хансу Циммеру".


Единственный, кто не появляется в фильме – это зловещий профессор Мориарти (если не считать высунувшейся из окна кареты руки с пистолетом). Но подождем. Судя по последней сцене фильма - продолжение следует.

По материалам программы Александра Гениса "Поверх барьеров - Американский час".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG