Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Личные церковно-государственные отношения


Получив Новодевичий монастырь, РПЦ отнюдь не намерена отказываться от прочих имущественных подарков со стороны светской власти.

Получив Новодевичий монастырь, РПЦ отнюдь не намерена отказываться от прочих имущественных подарков со стороны светской власти.

В России еще не только не принят закон о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, но даже не завершена разработка соответствующего законопроекта. Между тем, вслед за Новодевичьим монастырем Русской православной церкви планируется возвратить еще целый ряд объектов, которые, таким образом, будут выведены из музейного обращения. По мнению многих авторитетных искусствоведов, это представляет серьезную угрозу для ценных памятников истории и архитектуры.

Церковное сообщество не единодушно. Многие считают несвоевременной набравшую сейчас обороты передачу РПЦ храмов, монастырей и икон, находящихся в государственной и муниципальной собственности. Среди противников процесса - отец Иоанн Свиридов, главный редактор радио "София":

- Русская православная церковь принимает активное участие в подготовке соответствующего закона. Теперешние настроения в обществе показывают, что он должен быть разработан, но прежде всего - с учетом принципов охраны памятников культуры и церковного искусства. Столько было событий за последнее время! Например, на моей памяти - Мирожский монастырь Псковской области, в котором хотели чуть ли не переписать фрески, подновив достояние нашего народа перед передачей монастыря РПЦ. Здесь надо быть очень ответственным и не спешить так огульно передавать все церкви: не так много у нас, среди церковного начальства, людей, понимающих в искусстве. Новодевичий монастырь - это памятник мирового значения. Здесь без надзора искусствоведов просто нельзя обойтись.

- Тем не менее, премьер-министр России Владимир Путин сказал, что в течение 2010 года эта передача состоится. Когда же она произойдет, если скоропалительно этого делать не следует?

- Скорее всего, это и произойдет в 2010 году: так решили два начальника – патриарх и премьер. Здесь все строится на личных отношениях - и, как мне кажется, общественность здесь обходится стороной. В том числе - церковная общественность.

А что же на очереди? У Льва Лифшица, заведующего отделом древнерусского искусства Института искусствознания - длинный перечень:
Борьба против замечательного музея-заповедника идет не на жизнь, а на смерть - всеми возможными, допустимыми и, главным образом, недопустимыми средствами

- Идет ожесточенная борьба в Александрове Владимирской области – в нашей древней столице XVI века, в городе, который был центром страны во времена Ивана Грозного. Там сохранился замечательный ансамбль памятников XVI века, в том числе и древнейшие фрески. Там - женский Успенский монастырь, который существует с XVII века. Борьба против замечательного музея-заповедника идет не на жизнь, а на смерть - всеми возможными, допустимыми и, главным образом, недопустимыми средствами. И это при том, что музей – своего рода градообразующая организация. Город Александров, который раньше делал телевизоры и работал на оборонку, сегодня во многом выживает именно потому, что этот музей поставляет городу огромное количество туристов.

Следующий нарастающий конфликт - Святогорский монастырь, уникальный памятник начала XIV века, времени, от которого в нашей стране практически ничего не осталось: самый жестокий период татаро-монгольского нашествия. Монастырь там существует давно. А вот собор, центральная часть монастыря - это объект музейного использования. В соборе – фрески XIV века; естественно, сохранились они фрагментарно. За последние годы искажена ансамблевая составляющая монастыря: без всяких согласований возведены новые постройки. И никто нас с вами не охранит от того, что эти фрески не будут просто записаны, если собор будет передан церкви: понятиям о благолепии они явно не соответствуют.

О действующей практике взаимоотношений светской и церковной властей в области охраны памятников рассказал глава Росохранкультуры Александр Кибовский:

- С религиозными организациями, получающими тот или иной объект, заключается охранно-арендный договор или охранное обязательство - где прописываются требования к сохранению объекта. Все это хорошо в теории, но очень трудно на практике. В одном уездном городе к храму XVI века сделан пристрой - безобразный. Сносить же его никто не собирается. И таких ситуаций по стране - огромное количество... Начинаем заключать договор на реставрацию объекта, говорим: "Эта фирма, с нашей точки зрения, лучшая. Она сможет починить ваш собор". А нам игумен говорит: "Я ее просто не пущу на территорию монастыря, не даю благословения", - и все, закрываются ворота. Фирма выигрывает государственный контракт, а нам говорят: "Ну, и что? Бог с вами..."

* * *
Иными словами, если объект церковного искусства попадает в руки служителю церкви, государство тут уже бессильно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG