Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спасти Гаити всем миром


Пьер Готсон, гаитянский журналист

Пьер Готсон, гаитянский журналист

В столице Гаити Порт-о-Пренсе сохраняется сложная гуманитарная обстановка. До сих пор не захоронены тела всех погибших, оказавшиеся под завалами в результате землетрясения. Оставшиеся без крова люди спят на площадях города. Возросла преступность. Вместе с тем, недавно начала функционировать полиция и некоторые СМИ. Об этом из Порт-о-Пренса рассказал очевидец, журналист гаитянской газеты "Альтерпресс" Пьер Готсон.

- Захоронены ли тела всех погибших в Порт-о-Пренсе?


- Я вижу фургоны, которые увозят трупы. Улицы уже в основном очистили. Хотя по радио, которое начало функционировать, передают: "...замечен один труп на улице там-то, еще один там-то". Захоронить трупы непросто. Правительство отдало приказ вырыть общие могилы. Но многие предпочитают хоронить своих родственников прямо под фундаментом разрушенного дома. Настоящая проблема – это достать тела из под завалов. Представьте себе рухнувший в одночасье город, где проживало 2 миллиона человек. Под обломками супермаркетов, университета – сотни людей. Особенно в центре города, который пострадал сильнее. Люди не ходят без шарфов. Ими они закрывают лицо и нос от тошнотворного запаха и инфекции. Мимо руин университета Порт-о-Пренса просто
Люди не ходят без шарфов. Ими они закрывают лицо и нос от тошнотворного запаха и инфекции. Мимо руин университета Порт-о-Пренса просто невозможно пройти без шарфа.
невозможно пройти без шарфа. Ведь там остались студенты, которые в тот момент были на занятиях. Спасатели работают, но работы очень много...

В Порт-о-Пренсе люди спят на улицах, причем не только те, кто остался без крова. Уцелевшие дома покрыты трещинами, а подземные толчки еще продолжаются, и никто не хочет оставаться дома. Люди стараются держаться вместе в целях безопасности. Они занимают целые площади под ночлежки, перегораживают улицы. Люди хотят быть уверенными, что на них не упадет стена. Можно сказать, что почти все открытые места в столице заняты людьми. Конечно, в этих условиях царит антисанитария. Физиологические потребности людей никто не отменял. Чтобы просто очистить город, нужно будет очень много поработать.

- Хватает ли людям питьевой воды?

- Не совсем. Очереди за платной питьевой водой я видел в нескольких районах. Где-то и бесплатно распределяют воду, но я даже не знаю, где. Мне сказали, что ее раздают с грузовиков. В кранах начала появляться вода, но ее пока нельзя пить. Поесть уже сложнее. Начали работать несколько булочных, которые получили муку. Небольшие рынки и магазины открываются часа на два в день. Впрочем, гаитяне и до землетрясения довольствовались малым...

- Драки за воду, мародерство - есть такое?

- За воду - нет. Мародерство, конечно, есть. Я сам видел, как люди начинали грабить супермаркет... Настоящий подвиг – это достать горючее для машины. Цены подскочили втрое благодаря спекулянтам, на заправках огромные очереди, случаются драки. Многие стараются уехать из столицы, особенно те, у кого есть родственники в деревне. Многие пытаются встретиться с друзьями и родственниками в Порт-о-Пренсе. Люди встречаются и обсуждают только одно: "Где ты был 12 января в 16:53?"

Начала функционировать полиция, я заметил патруль. Ситуация с безопасностью очень ухудшилась. Была повреждена главная тюрьма Порт-о-Пренса, и на свободе оказалось около пяти тысяч заключенных. Они собираются в банды, и уже появились жалобы на
Была повреждена главная тюрьма Порт-о-Пренса, и на свободе оказалось около пяти тысяч заключенных. Они собираются в банды, и уже появились жалобы на ограбления, нападения, захваты.
ограбления, нападения, захваты. Банды угрожают захватом домов и магазинов. Полиция пытается вернуть заключенных в тюрьмы, но пока ей это не удается.

Вместе с тем, нельзя сказать, что есть только плохое - ограбления да драки. С самого первого дня после землетрясения гаитянам пришлось самоорганизовываться, чтобы достать выживших из-под завалов. Сегодня добровольцы приходят в редакцию радиостанций и просят передать, что они могут бесплатно помочь всем нуждающимся. Они предлагают свои услуги и государству. Вот такие разные люди живут в обществе.

- Работают ли СМИ?

- Только 2-3 радиостанции работают. Всё. Здание нашей редакции разрушено землетрясением. Мне удается с помощью спорадической интернет-связи публиковать заметки на нашем сайте из дома. Мой дом уцелел, потому что он расположен на окраине Порт-о-Пренса. По неизвестной причине центр города был разрушен гораздо сильнее.

- Работает ли аэропорт, все ли рейсы он может принять?

- Аэропорт Порт-о-Пренса, контролируемый американцами, начал нормально работать. Он принимает 80-90 самолетов с гуманитарной помощью каждый день. Появились даже такие разговоры: "Землетрясение - это, наверное, хорошая возможность для того, чтобы реконстурировать столицу Гаити, не так ли?" Но я не верю в это.

- С надеждой ли вы смотрите в будущее?

- Чтобы возродить экономику, обеспечить занятость населения, потребуется много времени и инвестиций. Хватит ли у международного сообщества сил? Я сомневаюсь. Сейчас США присылают своих военных, происходящее на Гаити контролирует международное сообщество. Но нужно, чтобы сами гаитяне смогли контролировать свою страну. Все-таки уровень коррупции у нас был весьма и весьма высоким. Наверняка сейчас появятся разные фирмы, которые якобы в благих целях возьмутся контролировать распределение гуманитарной помощи. В настоящее время каким-то планированием помощи вообще никто не занимается. Журналисты, блогеры высказываются за "план Маршалла для Гаити". То есть, нужно не просто помогать, но помогать так, чтобы страна смогла стать самостоятельной и процветающей. Я тоже поддержал эту инициативу.

Гаитяне опасаются, что в первые месяцы после катастрофы на них прольется дождь помощи, а потом все про Гаити забудут. Так в мире уже было много раз после катастроф. Так что, какова бы ни была ситуация сегодня, больше всего мы боимся за будущее, - сказал Пьер Готсон.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG