Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пока швейцарцы не вернулись


В горную местность Чечни попытаются привлечь не только военных.

В горную местность Чечни попытаются привлечь не только военных.

Президент Чечни Рамзан Кадыров принял решение о строительстве в республике горнолыжной курортной зоны. Наряду с гостиницами класса люкс, туристам предложат также недорогие домики и санатории. Власти Чечни планируют привлечь на горнолыжные спуски не только российских, но и зарубежных туристов.

В Аргунском ущелье Чечни планируется построить крупный горнолыжный курорт, сообщил "Интерфаксу" источник в администрации президента Чеченской республики.

Накануне нового года Рамазан Кадыров пригласил в поездку по Аргунскому ущелью своих московских друзей, в том числе бизнесмена Руслана Байсарова. На горных лыжах им покататься не удалось, обходились квадроциклами. Именно во время поездки президент Чечни Рамзан Кадыров высказал идею о том, что в Аргунском ущелье Чечни необходимо создать горнолыжный курорт. Власти Чечни проложили к ущелью современную освещенную автотрассу.

В интервью корреспонденту Радио Свобода бизнесмен Руслан Байсаров сообщил, что готов финансировать проект, как только президент Чечни предложит ему это. Руслан Байсаров считает, что условия в Аргунском ущелье лучше, чем на популярном у россиян альпийском курорте Куршевеле, а Чечня намного безопаснее остальных регионов России:

- В этой поездке я был рядом с Кадыровым. Его идея меня потрясла, потому что я большой любитель горнолыжного спуска, видел эти места. Они гораздо интереснее, чем некоторые места в Европе. Недавно я был в Куршевеле, там погода сложнее, более суровая. А здесь
Если после четырех трасса заканчивает свою работу, можно прямо в гостинице, которую Кадыров хочет построить, ловить рыбу в горной реке
светит солнце, снег лежит очень мягкий, вполне комфортно кататься на лыжах. В нелыжное время очень важно, чем занять себя. Если после четырех трасса заканчивает свою работу, можно прямо в гостинице, которую Кадыров хочет построить, ловить рыбу в горной реке. Можно кататься на велосипедах, на квадроциклах, на лошадях. Вот это все соответствует тем параметрам, о которых говорит Кадыров. Особенно помогает погода. Мы ходили по снегу, а температура воздуха была плюс 19. Представляете, ярко светит солнце, и мы ходим по снегу. То есть можно и кататься, и загорать, полностью отдыхать. Я считаю, что это очень перспективная и хорошая идея.

- Президент Чечни рассчитывает привлечь как российских, так и иностранных туристов. Как вы думаете, получится?

- Слушайте, мы же ездим за границу, в Куршевель, Аспен, катаемся на лыжах. Почему нет? Для туриста это очень интересно. Если будут хорошие условия, комфортный сервис, то однозначно будут ездить.

- Что касается сервиса, начинаются ли уже практические работы по строительству инфраструктуры? Кто вкладывается в эти проекты?

- Я видел дорогу, которую построило руководство Чечни к этому ущелью, мы ездили по ней. Она ровная, как в Европе. Ровная асфальтовая дорога, красивая подсветка, можно ехать на большой скорости, движение многополосное. Там жизнь кипит. Судя по той инфраструктуре, которую руководство Чечни создает в республике, я думаю, что все получится и здесь.

- Вы, как бизнесмен, хотели бы участвовать в этом проекте?

- С точки зрения бизнеса, конечно, это очень интересно. Очень, я бы сказал. Это хороший, интересный, престижный бизнес. А идея Кадырова мне особенно понравилась, потому что я знаю его как руководителя. Если он берется, то доводит свою идею до конца. Поэтому я не сомневаюсь, что он сделает это очень красиво и на высоком уровне. Он мне еще не предлагал, но если меня пустят в этот проект, то мне будет очень даже интересно.

- Как насчет безопасности в этом районе?

- Я туда ездил с детьми, с друзьями, довольно-таки известными банкирами, бизнесменами. Ездили по 20-30 человек. Когда мы прилетаем из Москвы, то отдыхаем, делаем шашлыки, гуляем, катаемся, стреляем, салюты пускаем. Никаких сложностей я не встречал.

А в этот раз, когда я ездил с Кадыровым, мы с ним ходили пешком в самый конец Аргунского ущелья, рассматривали эти места через бинокль, катались на открытых квадроциклах, гоняли. Особой охраны близко не было, мы с ним вдвоем катались. Я не встречал никаких сложностей ни разу. Мне кажется, что в Чечне уже стало гораздо безопаснее, чем в других регионах России, - сказал Руслан Байсаров.

Правозащитнице Светлане Ганнушкиной также довелось отдыхать в горах Северного Кавказа. Правда, не в Чечне, а в соседней Ингушетии:

- Мы выезжали в горы Ингушетии проводить время с коллегами... Было такое. Но я не знаю, как обстоит дело в Чечне. До последнего времени женщины, которые по весне ходили в лес за черемшой, иногда подрывались на минах. Целенаправленной работой по
До последнего времени женщины, которые по весне ходили в лес за черемшой, иногда подрывались на минах
разминированию никто никогда не занимался. А вообще, горнолыжный курорт, аквапарк - это, конечно, "первостепенная" задача для Чечни сегодня.

- Сейчас в горах, я смотрю, пасется скот в огромном количестве, - говорит Руслан Байсаров. - Я там купил и отправил как раз в Аргунское ущелье около 500 голов диких яков, они там пасутся. Мы через бинокль наблюдаем за ними. Я наблюдал через бинокль, как медведи, волки, туры ходят. Не знаю, какие еще мины?

Пресс-секретарь Российского союза туриндустрии Ирина Тюрина считает, что в Чечню туристы ехать пока побоятся:

- Я нисколько не сомневаюсь, что территория Чечни может быть прекрасным туристическим направлением. Там действительно горы, очень хорошие пейзажи, можно и горнолыжный центр сделать. Но поедут ли? Существует очень сильный психологический барьер. О Чечне и о чеченцах в прессе идет информация в основном только негативная. Я полагаю, что понадобится очень много лет для того, чтобы этот психологический барьер сломался. Ровно столько лет, сколько о Чечне говорят плохо, ровно столько о ней должны говорить хорошо, и тогда народ туда поедет. А пока просто будут бояться.

В советское время на Северный Кавказ народ ездил достаточно активно, там было очень много турбаз. Просто слова "Чечня" не было, поэтому сложно говорить только об этом регионе. Слава богу, что сейчас едут в Кавминводы (это километров шестьсот от Чечни), и очень хорошо едут, даже в кризис туда не упал турпоток. Народ едет лечиться. А Чечня на туристическом рынке России очень давно уже отсутствует. И не знаю, когда вернется.

- Путевки в Чечню туроператоры не предлагают?

- Никаких путевок, предложений, системных туров туда нет. Разумеется, если кто-то из туристов обратится в турфирму, попросит сделать ему тур в Чечню, турфирма сделает. Но даже если сделает, возьмет расписку с туриста о том, что он понимает, что едет на территорию, где возможна какая-то опасность. Ну, это будет сформулировано юридически. Турфирмы не хотят брать на себя
Турфирма возьмет расписку с туриста о том, что он понимает, что едет на территорию, где возможна опасность
ответственность за безопасность туриста. По закону, они должны дать ему всю полноту информации о том направлении, куда он едет. А информацию туроператоры где могут взять? Из нашей прессы. А в прессе что пишут про Чечню? Ничего хорошего. Может быть, на этом курорте просто местные жители могли бы отдыхать. Я просто не знаю, в каком состоянии там сейчас народ, - сказала Ирина Тюрина.

Член правления правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов предлагает к идее горнолыжного курорта в Чечне отнестись всерьез:

- Большинство слушателей воспримут слова Рамзана Кадырова о горнолыжном курорте с иронией. Ирония здесь лишняя. Полезных ископаемых в Чечне практически нет. Нефти добывается очень мало, и та на грани исчерпания. Но там есть горы - неисчерпаемый ресурс. Как и в Швейцарии, где с полезными ископаемыми тоже не очень хорошо, но эта страна - горнолыжный курорт.

Аналогию Чечни со Швейцарией первым привел еще лет десять назад один явившийся в горы на съемки с военными оператор. Оглядевшись вокруг, он сказал: "Красота-то какая. Швейцария!" На что кто-то из военных ему ответил: "Ну, ты это, быстрее снимай, пока швейцарцы не вернулись".

Вообще, весь Северный Кавказ - потенциально большая курортно-рекреационная зона. Но для этого нужна, во-первых, инфраструктура, во-вторых, безопасность. Ни того, ни другого сейчас там нет. А в какой перспективе удастся обеспечить безопасность - вопрос. Сообщений о действиях боевиков из Чечни относительно мало, в отличие от сообщений из Ингушетии. Их мало потому, что боевики действуют прежде всего не на равнине, не в населенных пунктах, а именно в горах, - сказал Александр Черкасов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG