Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выбор романтиков: писатели об украинской политике


Житель украинской деревни в 90 километрах от Киева голосует на дому (17 января 2010 года).

Житель украинской деревни в 90 километрах от Киева голосует на дому (17 января 2010 года).

Украинские политики, вышедшие во второй круг президентских выборов, продолжают борьбу за пост главы государства. Лидер Партии регионов и победитель первого тура Виктор Янукович заявил накануне о возможности украинского участия в строительстве газопровода "Северный поток" – в случае своей победы на выборах. Подписание ныне действующих между Москвой и Киевом газовых договоренностей ставит себе в заслугу противник Януковича, премьер-министр Украины Юлия Тимошенко.

Если пять лет назад одним из залогов победы на выборах президента Украины был европейской вектор политики страны, то сейчас, похоже, соперники – по крайней мере, отчасти – соревнуются в борьбе за симпатии Москвы.

Дмитрий Медведев поручил послу России на Украине Михаилу Зурабову приступить к исполнению служебных обязанностей после полугодовой паузы, вызванной, как считают в Москве, неспособностью прежней украинской власти и Виктора Ющенко развивать дружеские отношения с Россией.

О ходе выборов и о политической ситуации на Украине в интервью Радио Свобода рассуждают литераторы: обозреватель Радио Свобода Игорь Померанцев, который вырос на Украине и книги которого издаются, в том числе, и на украинском языке, и Андрей Курков, самый известный украинский русскоязычный писатель, автор популярных приключенческих романов.

Андрей Курков называет свои впечатления от выборов печальными:

– Кампания прошла скучно и стабильно, но результат налицо. То есть, такое ощущение, что пришел в магазин, а выбирать приходится между двумя видами просроченного сыра.

Игорь Померанцев обращает внимание на язык кандидатов и избирателей:

– Писатель вправе говорить о психологии, о психологических мотивациях персонажей и о языке персонажей. Персонажи у нас – это кандидаты и избиратели. Победил, по крайней мере, в первом туре – Янукович. Это человек с уголовным прошлым. Немыслимо, чтобы человек с уголовным прошлым в любой западноевропейской стране вообще баллотировался или попал в парламент. Почему избиратель отождествляет себя с человеком, у которого уголовное прошлое? Блатные отношения были нормой в Советском Союзе. Но есть еще одна, мне кажется, причина – замаранная репутация. У коммунистической партии Украины было более трех миллионов членов. Вы знаете, один из бывших президентов страны написал книгу "Украина не Россия". Так вот, Украина еще и не Польша, потому что в Польше было массовое моральное, католического "замеса" сопротивление, а в Украине его не было. Вот эта замаранная репутация – гарант того, что часть избирателей отождествляет себя с человеком, у которого тоже замаранная репутация. Я сейчас говорю о психологии. Янукович косноязычен, он не владеет языком. Он не владеет никаким языком. У него ни одного родного языка. Это колоссальная психолингвистическая проблема большей части украинцев.

– Андрей, есть у вас ощущение сожаления по поводу того, что так все получилось? Пять лет назад казалось, что Украина не похожа на Россию, а теперь выясняется, что все-таки более похожа, чем казалось?

Андрей Курков
– Я бы не сказал, что похожа. Я согласен с Игорем, что вопрос отсутствия морали сыграл очень большую роль в этой стране, но Украина всегда была романтичнее, чем Россия. И украинский романтизм, хотя он очень часто имел привкус национализма, провоцирует людей на то, чтобы романтизировать и надежды, и персонажей, и политических персонажей, и историю страны. Романтизированные персонажи, как, например, романтик-националист Ющенко, показали сейчас свою несостоятельность, поэтому от него пошел резкий отток избирателей к прагматичному с виду Януковичу, прагматичной и хитрой Тимошенко. То есть, просто мы отошли от романтики, и нас качнуло в сторону романтизированной прагматики. Это еще не значит, что результат будет тот, на которых надеются избиратели Януковича и Тимошенко.

– Означает ли это, что часть населения Украины осталась на этих выборах без своего кандидата?
Практически Украина выбирает, если условно говорить, так: бабушки – Тимошенко, дедушки и пацаны – Януковича. Молодых голосов здесь уже не будет во втором туре

– Думаю, что больше половины избирателей Украины остались без своих кандидатов. Практически Украина выбирает, если условно говорить, так: бабушки – Тимошенко, дедушки и пацаны – Януковича. Молодых голосов здесь уже не будет во втором туре, они все были розданы третьему, четвертому и другим кандидатам в президенты.

Игорь Померанцев подчеркивает романтизм украинцев:

– Россия – это все-таки другая стилистика и другая, я думаю, психология. Вот образ, который предлагает Юлия Тимошенко: это такая огромная птица, с огромным гнездом, которая обращается к нации "я вас спасу". Между тем, зрелый политик Черчилль в канун Второй мировой войны обращался к зрелому народу и ничего, кроме пота, крови, слез и тяжкого труда, не обещал. А что Украине предлагает "птица"? "Я вас спасу, я вас сберегу". И потом, вот эта стилистика, Андрей не напрасно упомянул слово "романтизм"... Этот китч - из родной речи украинской, весь этот пафос, патетика. Это и есть патетика Юлии Тимошенко, и она действует на людей, которые испытывают ностальгию по своему, как им кажется, безмятежному детству.

– Но кто же в романтической стране проголосует за политика, который не обещает царство небесное завтра или послезавтра, а обещает только кровь, пот и слезы?

Игорь Померанцев. Фото ZeitZug
– Значительная часть проголосовала. Между тем, был кандидат, который действительно мыслит римскими категориями права, говорит, как средний европейский политик - я имею в виду Арсения Яценюка. Я думаю, что он неправильно построил свою кампанию. Но вот он и есть воплощение среднего европейского политика. За него проголосовало 7 процентов населения, это не так мало для страны, которая находится в состоянии становления. И есть еще один кандидат, который неожиданно для многих получил 13 процентов. Я его себе представляю, как "директора сберкассы". Это все-таки важное учреждение, и в Советском Союзе было важное, а сейчас вдвойне важное, там держат вклады миллионы людей. И вот эти миллионы проголосовали за директора сберкассы.

– Андрей, есть ли ощущение какого-то упущенного шанса, который был (или казалось, что был) после "оранжевой" революции? Или все получилось так, как должно было получиться в сегодняшней Украине?

– Ощущение упущенного шанса осталось в прошлом. Это ощущение возникло у многих моих знакомых года три назад, когда они поняли, что ничего не происходит, а значит – уже и не произойдет. Сейчас никакого чуда не ожидалось. Прекрасно понимали, между кем будет идти борьба, хотя некоторые надеялись на чудо, и сначала потенциальным чудом считался Арсений Яценюк, потом чудом стал считаться банкир Тигипко.

– Пять лет назад одним из важных вопросов, который, как казалось и как многие обозреватели говорили, разделял (или даже раздирал) Украину, был вопрос размежевания между русскостью и украинскостью в этой стране. И вот это самое деление на желтых, оранжевых, синих и голубых, оно отчасти и вызвано было этой противоречивостью украинского сознания, о котором упомянул Игорь Померанцев.

– Различие, может, и существует, и остается. Но дело в том, что даже Янукович, который постоянно выезжал на обещании сделать русский язык вторым государственным, сам запутался в своих планах. Потому что он уже несколько раз пообещал не делать русский язык государственным, и вот вроде бы после первого тура опять кому-то сказал из журналистов, что он все же будет добиваться государственности русского языка. На самом деле видно по политической карте Украины, что за Януковича голосовало довольно много избирателей и на Западной Украине. За Тимошенко, про которую все прекрасно знали, что она в принципе русскоязычная, из Днепропетровска, и украинский выучила, став политиком, за нее, наверное, большинство голосов отдали как раз жители Западной и Центральной Украины, где вопрос национальной идентификации, связанный с языком, всегда стоял очень остро.

Игорь Померанцев возвращает беседу к украинской романтике:

– Я позволю себе нарисовать образ Украины, как я вижу его сейчас. Я думаю о Гоголе, о той самой фразе "редко какая птица долетит до середины Днепра". Вот Днепр – это река времени, а птица – это Украина, и вот сейчас она долетела до середины Днепра и не знает, что делать дальше.

– А не упадет птица?

– Днепр – это все-таки метафора. Если птица и упадет, то разве что в реку истории.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG