Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
29 января исполняется 150 лет со дня рождения Антона Чехова. Одним из самых заметных юбилейных событий стала историко-документальная экспозиция Выставочного зала Федеральных архивов. Ее название - "Чехов. Неоконченная пьеса".

Выставку из 350 экспонатов подготовили при участии целого ряда российских архивов и музеев. Знатоки творчества и биографии писателя вряд ли найдут здесь совсем уж неведомые материалы - они неоднократно публиковались. И все же знакомство с подлинниками позволяет внимательному посетителю выставки сделать для себя настоящие открытия. Так хрестоматийная фотография, где Чехов окружен актерами Московского Художественного театра, кочевала из учебника в учебник, из монографии в монографию. И всюду подпись: писатель читает труппе свою пьесу "Чайка". При перепечатывании только и можно было разглядеть, что в руках у Антона Павловича какая-то книжка. Но вот на выставке - оригинал фотоснимка, и на нем совершенно отчетливо видно написанное на обложке название: никакая это не "Чайка", а вовсе "Дядя Ваня"!

Все документы выставки - из собрания Государственного архива литературы и искусства. Однако, говорит главный специалист этого архива Елена Бронникова, экспозиция была бы неполной, да и суховатой без так называемого "вещного ряда":

- Предметы были нам любезно предоставлены из Музея МХАТа. Сундук, принадлежащий Чехову - символ чеховской жизни, постоянных переездов. Если вы посмотрите на этот сундук, он поражает своим объемом.

- Дорогой, многоуважаемый сундук.


- Да. Очень много ценных макетов и эскизов декораций, эскизов костюмов - из Театрального музея имени Бахрушина. А вот ружье XIX века - из Государственного исторического музея.

- Почему здесь ружья, даже объяснять не надо: цитата затерта до дыр. А есть ли здесь уникальные документы?
Одно удовольствие читать на выставке письмо: "Да, Лика, вы плакали на моем плече, и пятна от ваших слез остались на моем костюме..."

- Все архивные документы по-своему уникальны. Но здесь - чеховские автографы, и их очень-очень много. Я не могу сказать, что весь фонд Антона Павловича Чехова из собрания Российского государственного архива литературы и искусства представлен здесь. Но здесь есть, к примеру, "Вишневый сад" - черновой набросок и полная беловая рукопись. Есть записные книжки Чехова - подлинные, в кожаном переплете. Даже я, прикоснувшись к этим документам, увидела что-то новое, совершенно не попадавшее в поле зрения. Допустим, письма к Лике Мизиновой - одно удовольствие читать на выставке письмо: "Да, Лика, вы плакали на моем плече, и пятна от ваших слез остались на моем костюме..." А дальше он в очень ироничной форме предлагает ей стать его женой. Как в хорошо построенной пьесе, здесь есть глубокий подтекст.

Отдельная витрина выставки, сообщает Елена Бронникова, посвящена самому долгому путешествию писателя - когда Чехов оказался на окраине империи, на Сахалине, чтобы провести там перепись населения.

- Я впервые увидели переписные листы, заполненные Антоном Павловичем. Они хранятся в архиве. Но подержать в руках, увидеть, как он за крестьянами записывает - грамотен, не грамотен, ссыльный или просто крестьянин, оказавшийся волею судеб на Сахалине… Это, конечно, внутренне потрясает.

Эти небольшие, формата записной книжки, переписные листы - одно из многих свидетельств того, что чеховская книга "Остров Сахалин" написана на документальном материале.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG