Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Девальвация боливара и состояние венесуэльской экономики


Ирина Лагунина: Заявления, с которыми выступает венесуэльский президент Уго Чавес, иногда ставят в тупик. Например, он сказал, что это Соединенные Штаты сравняли Гаити с землей, потому что проводили испытания, цель которых уничтожить Иран – с помощью тектонического оружия. Чтобы ни у кого вообще не осталось сомнения в характере этой информации, я скажу, что Чавес при этом сослался на данные, которые ему представил российский Северный флот. Венесуэла организовала массовую помощь Гаити, к тому же у этой страны есть довольно серьезные проекты на острове. Между тем в самой Венесуэле через неделю после девальвации национальной валюты «боливар» проведены перестановки в кабинете министров. На отстраненных от должности чиновников возложена вина за перебои с электроснабжением, инфляцию, дороговизну, преступность и другие беды страны. Рассказывает Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: На этот раз выступление в парламенте лидера так называемой «великой боливарианской социалистической революции» и президента Венесуэлы «товарища» Уго Чавеса было непривычно коротким. Он говорил всего каких-то пять часов вместо обычных десяти-пятнадцати. Видимо, отмечают наблюдатели, сказывалась простуда. Она же заставляла Чавеса время от времени производить носом неприятные на слух звуки, за которые он, правда, тут же извинялся. Первый час выступления, посвященного девальвации «боливара», перебоям с электроснабжением и отставке министров, ушел на то, чтобы пояснить собравшимся, что у «боливарианского социализма нет альтернативы, что капитализм привел человечество к вымиранию и что Всевышний возложил на венесуэльскую революцию миссию – сохранить жизнь на планете». «Покончим с капитализмом и спасем человеческий род!», - выдвинул Чавес «революционный лозунг момента».

Уго Чавес: Экономика должна всегда быть на службе у человеческого существа. Отсюда и социализм. Экономика – это социальная наука. Она должна служить развитию человечества. При капитализме у экономики другие задачи. Она, бедняжка, ни в чем не виновата: ее просто заставляют служить буржуазной элите. Экономика превращается в гигантский механизм эксплуатации. Отсюда голод, боль, нищета. Венесуэла являла ранее собой пример подобной ситуации.

Виктор Черецкий: Далее Чавес «кратко» остановился на «великих» достижениях своей «революции». Бедных и голодных в Венесуэле, правда, за десять «революционных» лет не убавилось, безработных тоже, зато значительно сократилось «главное зло» – стало меньше людей обеспеченных. В целом, выступление лидера боливарианской революции чем-то напомнило песню из кинофильма «Собачье сердце» в исполнении хора домкома под управлением Швондера: «суровые годы уходят… за ними другие приходят - они будут тоже трудны».

Уго Чавес: Мы будем продолжать идти по нашему нелегкому пути, который мы начали с огромными трудностями. Впереди нас ждут еще большие трудности. Величайшие трудности! Нас подстерегают внешние и внутренние враги! Но мы всех победим. Не сомневайтесь!

Виктор Черецкий: После подобного «оптимистичного» предисловия Чавес перешел к основной теме своего выступления – девальвации национальной валюты. Мера, которую экономисты всех тенденций – и правые, и левые – характеризуют, как признак экономического краха, была названа венесуэльским лидером «очередной гигантской победой боливарианской революции в ее противостоянии с империализмом». Уго Чавес:

Уго Чавес: Речь идет о движении вперед нашей продуктивной экономики, об укреплении венесуэльской промышленности. Мы затормозим ненужный нам импорт – всякие там английские виски или американские джинсы, ненужные делу революции – и будем успешней экспортировать наши товары. Это важнейшая задача!

Виктор Черецкий: Независимые источники отмечают, что девальвация вряд ли будет иметь какие-либо положительные результаты. Экспорту она не поможет, учитывая, что вывозит Венесуэла лишь нефть, а всякое другое производство свернуто из-за постоянных правительственных мер, направленных на ликвидацию в стране частной инициативы. Частный капитал – местный и иностранный – бежит из страны. Этот процесс, безусловно, ускорится теперь, после огромных потерь, которые понесли в связи с девальвацией иностранные инвесторы. Говорит аналитик мадридского Фонда экономических исследований доктор Мигель Анхель Берналь:

Мигель А.Берналь: Доходы иностранных компаний, еще работающих в Венесуэле, автоматически сокращаются на 50%. К тому же, эти компании и так действовали в весьма невыгодных условиях – они даже не могли вывозить из страны свои дивиденды. Из испанских фирм особо пострадала на этот раз телефонная компания «ТелефОника». Это - «плата» за попытку работать в стране с радикальным политическим режимом.

Виктор Черецкий:
Доктор Берналь полагает, что в ближайшее время могут девальвировать свою монету страны, союзные Венесуэле – Боливия, Никарагуа и Эквадор. Эти государства, где в последние годы воцарились популистские режимы с марксистским уклоном, входят в созданный лично Чавесом военно-политический блок под названием «Альба», который ставит своей задачей экспансию «боливарианского социализма» по всей Латинской Америке. Одна из стратегических задач девальвации, по мнению испанского эксперта, обобрать до нитки иностранных инвесторов:

Мигель А.Берналь: Венесуэла показала пример своим союзникам. Все эти страны, переживающие глубочайший экономический кризис в виду некомпетентности своих правителей, получают помощь от Чавеса и слепо следуют его указаниям. В данном случае речь идет о нанесении максимального урона международным компаниям. Так что наши рекомендации этим компаниям – проявлять максимум осторожности в отношениях с нестабильными в своей экономической политике популистскими режимами.

Виктор Черецкий: Но если международные компании с миллиардными активами, типа испанской «Телефоники», в любом случае смогут легко пережить нанесенный ущерб, то в значительно худшем положении в результате девальвации «боливара» оказывается народ Венесуэлы. Аналитики предупреждают, что реальные доходы населения сокращаются, как минимум на 60%. И автоматически увеличивается инфляция, и так самая высокая в Латинской Америке. Отныне многие импортные товары, к которым относятся, разумеется, не только виски и джинсы, но и практически вся бытовая техника – от утюгов до телевизоров - становятся недоступными большинству населения. К тому же из-за бегства капитала и закрытия предприятий будет расти безработица. Предчувствуя грядущую нехватку товаров, спекуляцию ими на «черном рынке», Чавес заявил, что намерен создать так называемый «Социалистический торговый рынок», то есть фактически «распределитель» под контролем военных. Специалисты сомневаются в эффективности подобной меры, учитывая уровень коррупции в стране, один из самых высоких на континенте. Томас Гуанипа, лидер оппозиционной либеральной партии Венесуэлы «Примеро Хустисья» - «Справедливость превыше всего»:

Томас Гуанипа: Речь идет об очередном коррупционном скандале: на этот раз в сфере финансов. Он организован мошенниками из правительства и так называемой «боливарианской буржуазией», приятелями Чавеса. Это невиданное для нашей страны бедствие! А ведь еще совсем недавно нас уверяли в том, что «болИвар» - самая твердая валюта в мире. Министр финансов говорил, что девальвации никогда не будет, поскольку она вызовет инфляцию и нанесет вред трудящимся. Ему вторил сам Чавес. Девальвация означает, что венесуэльцы будут зарабатывать в два раза меньше. Недоступной для народа станет даже туалетная бумага. Во-первых, ее не будет на прилавках. А во-вторых, она станет не по карману большинству населения. Фактически пропадут все трудовые сбережения людей. Мы столкнемся с пустыми прилавками и дороговизной.

Виктор Черецкий: Подлинной целью, которую ставит правительство Венесуэлы, девальвируя национальную валюту, специалисты называют пополнение государственной казны. Томас Гуанипа говорит, что казна разорена не только из-за порочной экономической политики, из-за милитаризма режима, но и из-за его внешних авантюр – помощи режимам друзей-маргиналов, типа боливийского или эквадорского, во имя идеологической гегемонии в регионе. Речь идет о попытке распространить ультралевую идеологию на всем континенте, то есть повторить провалившийся еще в 60-е годы опыт кубинского диктатора Кастро. Томас Гуанипа:

Томас Гуанипа: Наше коррумпированное и беспомощное правительство не в состоянии заботиться об интересах венесуэльцев. Мы требуем от него прекратить раздавать деньги другим государствам в идеологических целях. Мы требуем прекратить дорогостоящие закупки «военных игрушек» в России с целью защиты национальных интересов страны от каких-то неизвестных призраков. В несчастьях нашего народа мы обвиняем лично президента Уго Чавеса. Именно по его вине в стране царят нищета и голод. Народ грабят под речи о росте благосостояния и процветании нации. На самом деле процветают лишь родственники и друзья Чавеса, сделавшиеся за годы его правления, благодаря коррупции и откровенному пиратству, мультимиллионерами.

Виктор Черецкий: Не все наблюдатели считают, что закупки в России вооружений режимом Чавеса – дело бесцельное и вроде бы невинное. Речь идет об автоматах Калашникова, ракетах, самолетах, вертолетах, военных судах и так далее. Испанский исследователь, профессор политологии мадридского университета Габриэль Арбьяк:

Габриэль Арбьяк: Чавес копирует свою модель общества с кубинского. И это весьма тревожное явление. Не секрет, что кубинские диктаторы – братья Кастро считают его своим преемником в Латинской Америке по части поддержки терроризма, организации провокаций и мятежей. Оба они надеются, что распространению их «революционных» идей на континенте поможет экономический потенциал Венесуэлы, располагающей, в виду запасов нефти, значительно большими возможностями для подобной экспансии, чем Куба. Мы видим, что эта идеологическая экспансия осуществляется за счет интересов населения Венесуэлы, уровень жизни которого непрерывно падает.

Виктор Черецкий: Следуя примеру Фиделя Кастро, венесуэльский диктатор для нагнетания военного психоза организовал массовое обучение военному делу своих сторонников, так называемых «чавистов». Они учатся стрелять - от мала до велика – из закупленных в России автоматов. Ну а чего стоят еженедельные телемарафоны Чавеса, в которых он дает советы населению как жить, что ценить, а что презирать.

Уго Чавес: Капитализм, с помощью телевидения и других средств информации, навязывает обществу ложные ценности - идеи бездумного потребительства – пристрастия к вещам, в которых нет необходимости. Как вы думаете, является ли жизненной потребностью человека автомобиль? Разумеется, нет. Необходимостью является еда, одежда, учеба в школе, медицинское обслуживание. Вот подлинные нужды человека! Вот приоритеты социализма! Так, что вам следует решить, куда идти нашей стране: к социализму или капитализму? Капитализм нас обманывает, выдумывая фальшивые приоритеты. Реклама наперебой призывает вас купить чуждые нашей культуре джинсы или еще какую-то иностранную одежду – раздувает страсть к потребительству.

Виктор Черецкий: Что касается упомянутой Чавесом еды, то ее в Венесуэле становится все меньше. Причина, как полагает оппозиция, – в политики национализации, в ущемлении частной инициативы, осуществляемых по марксистско-ленинским стандартам с кубинским окрасом. Именно национализация в пищевой промышленности уже привела к тому, что Венесуэла из экспортера продуктов питания превратилась в импортера. В стране все чаще наблюдаются перебои с поставками продовольствия. В дефиците оказалось даже молоко. Лидер партии «Примеро Хустисья» Томас Гуанипа:

Томас Гуанипа: Правительство стремиться поставить под свой контроль и завладеть абсолютно всем в Венесуэле. Президенту хочется быть хозяином всего производства в стране. Видимо, ему представляется, что так легче скрывать свою некомпетентность в управлении государством. Что касается населения, то по мере национализации ограничивается его доступ к продуктам питания. Причем речь идет о нехватке самых элементарных продуктах. Это опасный и ошибочный путь.

Виктор Черецкий: Либеральная оппозиция требует также от президента Чавеса начать борьбу с преступностью, которая захлестнула Венесуэлу. Через эту страну идет основной поток кокаина на международные рынки наркотиков. В городских пригородах хозяйничают банды уголовников.

Томас Гуанипа:
Нам хочется спросить у президента, когда он, наконец, займется преступностью? Ведь уголовники фактически являются полными хозяевами городов и поселков. Они держат в страхе население. А правительство благодушно взирает на подобную картину и ничего не предпринимает для борьбы с преступностью.

Виктор Черецкий: Однако, Чавес разбираться с уголовниками, по мнению наблюдателей, не собирается. И не делает этого, судя по всему, по сугубо политическим соображениям. Ведь уголовный элемент – один из столпов его режима.
XS
SM
MD
LG