Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему оказалась переполненной база данных американской разведки


Ирина Лагунина: Специалисты говорят, что лучшей является та система безопасности, которую люди не замечают. Это правда, хотя иногда демонстрация силы и бдительности прямо в лицо и в глаза тоже приносит положительные результаты. По крайней мере, дилетант поостережется. К тому же у слишком скрытой системы безопасности есть одно очень слабое место – если где-то случается прокол, то у людей немедленно складывается впечатление, что никакой системы вообще и не было.
Приблизительно это произошло после неудачной попытки теракта в Рождественский день на подлете к аэропорту Детройта. Тот факт, что нигериец Умар Фарук Абдулмуталлаб сумел пронести на борт самолета «жидкую бомбу», спровоцировал нескончаемые разговоры о том, где был пробел, где была нехватка информации в системе безопасности на авиатранспорте.
Однако в данном случае, как выяснилось, недостатка в информации не было. Наоборот, был такой ее избыток, что переварить все данные разведка просто не смогла. И в этом, как говорят многие специалисты по безопасности США, возможно, главная проблема американских разведывательных органов на сегодняшний день. Моя коллега в Вашингтоне Хезер Маэр говорила с рядом крупных экспертов в этой области, и все они отмечали определенную закономерность.
Брюс Хоффман - профессор Джорджтаунского университета, изучал приемы контртеррористической работы непосредственно в ЦРУ, был советником переходного коалиционного правительства Ирака и штаба сил международной коалиции в этой стране.

Брюс Хоффман: Думаю, мы постепенно узнаем, что создавать новые слои бюрократии, которые призваны сформировать сеть, способную отлавливать подобные ошибки, недостаточно. Надо изменить образ мышления, надо видеть в «Аль-Каиде» то, чем она является, а именно: это очень гибкий и динамичный противник, который очень быстро приспосабливается и который требует от нас, чтобы мы были готовы не просто к той угрозе, с которой мы сталкивались вчера, а к той, с которой мы столкнемся завтра. Нам нужна система, способная предвидеть, способная упредить.

Ирина Лагунина: Многие эксперты согласны с Брюсом Хоффманом в том, что основная проблема для разведки сейчас состоит в том, чтобы совместить миллионы кусочков сырых разведданных и гигабайты разрозненных фраз.
После терактов 11 сентября 2001 года Соединенные Штаты потратили миллионы долларов на то, чтобы усилить систему электронного слежения и распространить ее на мир. Это – миллионы разговоров по мобильным телефонам, посланий по электронной почте, банковских переводов, следов снятия денег со счета, покупки авиабилетов… Все это должно быть обобщено и исследовано специалистами, работающими на упреждение следующего теракта. Именно они же должны оценить серьезность информации и попытаться представить, каков будет план и сценарий будущей атаки. Все это не сработало в рождественский день.
Джек Райс – бывший агент ЦРУ.

Джек Райс: Мы потратили неимоверное количество денег на то, чтобы собрать больше и больше и больше информации – и не только Центральное разведывательное управление, но и Пентагон, и Агентство национальное безопасности, целая серия организаций. Но чем больше информации ты собираешь, тем сложнее ее просеивать.

Ирина Лагунина: Теракты 11 сентября вызвали крупнейшую в истории США реорганизацию разведывательного сообщества. И такую же переоценку разведывательной информации и методов, с помощью которых она собирается. Методы, кстати, вызвали на определенном этапе протесты со стороны американских активистов гражданского общества и либералов. Потом баланс между правами человека и потребностями безопасности был восстановлен. Что же касается информации, то в какой-то момент Соединенные Штаты были потрясены тем, что 6 августа 2001 года президент Буш проигнорировал разведывательный брифинг – полторы страницы текста об угрозе, которую представляет «Аль-Каида» внутри США. Несмотря на то, что бумага была рассекречена, хоть и под нажимом, самим Белым Домом, Джорджу Бушу не простили того, что он, получив ее, отправился в отпуск. Вот отрывки из этого предупреждения разведки.

«Разведывательная информация, зарубежные правительства и сообщения прессы указывают на то, что, начиная с 1997 года, бин Ладен намеревается совершить террористический акт внутри Соединенных Штатов. Бин Ладен заметил в телевизионных интервью 19997 и 1998 годов, что его последователи воспользуются примером Рамзи Юсефа, пытавшего взорвать Всемирный торговый центр, и «принесут борьбу на территорию Америки».
После авиаудара США по его базе в Афганистане в 1998 году бин Ладен заявил своим последователям, что он хочет отомстить в Вашингтоне, согласно данным одной из разведок.
Агент в Египетском исламском джихаде заявил одной из разведок, что в то же время бин Ладен планирует использовать для совершения теракта своих людей, у которых есть доступ в США.
Заговор на тысячелетие в Канаде в 1999 году мог быть частью первой серьезной попытки бин Ладена совершить теракт в США.

Ирина Лагунина: Прерву изложение документа. Теракты, которые планировалось осуществить 1 января 2000 года, охватывали несколько объектов и две стран. Аэропорт Лос-Анджелеса, гостиницу «Рэдиссон» в Аммане, пограничный пункт между Иорданией и Израилем, а также священное для христиан место на реке Иордан, где, по приданию, крестили Христа. Третья страна, где планировался теаркт – Йемен. Объект – американский эсминец «Салливан». Данные о том, почему этот теракт не состоялся, расходятся. Бывший советник по контртерроризму в Совете национальной безопасности президента Билла Клинтона Ричард Кларк в книге «Против сех врагов» утверждает, что лодка, которая должна была врезаться в американский эсминец, затонула под тяжестью взрывчатки. Лоуренс Уайт в книге «Контуры башни» пишет, что террористов спугнули во время погрузки взрывчатки в лодку. Как бы то ни было, теракт в Йемене 3 января 2000 года не состоялся. Иорданский заговор был раскрыт спецслужбами. В США алжирец, перебравшийся в штат Вашингтон из Канады, был арестован сразу после пересечения границы. Годом позже он начал сотрудничать со следствием. Вот что еще содержалось в донесении разведки Джорджу Бушу, которое положили ему на стол 6 августа 2001 года, за месяц до терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне.

«Члены «Аль-Каиды», - а некоторые из них являются гражданами США – живут или приезжают в Соединенные Штаты в течение нескольких лет. У группы, очевидно, есть структура поддержки, которая может помочь в проведении атаки.
Двое из членов «Аль-Каиды», осужденных за подготовку терактов против посольств США в Восточной Африке были гражданами США, а один из руководителей Египетского исламского джихада жил в середине 90-х годов в Калифорнии.
Источник сообщил в 1998 году, что ячейка бин Ладена в Нью-Йорке набирала добровольцев для атаки среди молодых американцев-мусульман.
Нам не удалось подтвердить некоторую более сенсационную информацию об угрозе, как, например, сообщение одной из разведок в 1998 году, в котором говорилось, что бин Ладен хотел угнать американский самолет, чтобы добиться освобождения «Слепого шейха» Омара Абдель Рахмана и других экстремистов, находящихся в тюрьме в США.
Тем не менее, информация ФБР с тех пор указывает на признаки подозрительной деятельности внутри страны, которые совпадают с приготовлением к угону самолета и другим видам теракта. Эта деятельность включает наблюдение за федеральными зданиями в Нью-Йорке».

Ирина Лагунина: После терактов 11 сентября в США был создан Департамент внутренней безопасности, одной из задач которого является координация действий и информации всех разведывательных структур и контроль за всеми границами США, включая воздушные границы. Ведомство очень скоро подверглось критике за то, что создало специальные стоп-листы для прилетающих в США. Попасть в этот список невъездных было очень легко, иногда достаточно было компьютерной ошибки, но не было создано никакой системы исключения человека из списка. Был также сформирован Национальный контртеррористический центр, в который должна стекаться вся информация.
Впрочем, профессор Джорджтаунского университета Брюс Хоффман в недавней публикации в газете «Вашингтон пост» замечает, что засорение системы данными – это отчасти результат применения тактики, принятой «Аль-Каидой». О том же он говорил и в беседе с мой коллегой Хезер Маэр.

Брюс Хоффман: Разведывательное сообщество у нас разрывается под тяжестью данных, его переполняет разведывательная информация. И частично это – результат работы «Аль-Каиды», которая специально заваливает информацией систему, чтобы забить ее и отвлечь наше внимание.

Ирина Лагунина: Брюс Хоффман подчеркивает, что кроме этого «Аль-Каида» стала прибегать к таким методам, как вербовка террористов-одиночек, причем из стран, с которыми у США нет визового режима.
После неудачной попытки теракта президент Обама провел ревизию спецслужб и распорядился провести ряд изменений в разведывательном сообществе. Директор национальной разведки получил приказ очертить круг ответственности своих сотрудников. Госдепартаменту поставили задачу усилить визовый режим, а ЦРУ получило задание ускорить процесс распространения докладов разведки внутри разведывательного сообщества и между ведомствами. Последнее в связи с попыткой теракта в Детройте показалось комментаторам особенно важным, поскольку отец террориста сообщил о связях своего сына с радикалами сотрудникам посольства США в Нигерии заранее. Брюс Хоффман подчеркивает, однако, что в плане Барака Обамы отсутствует один важный элемент, а именно, - попытка определить, с каким противником приходится иметь дело.

Брюс Хоффман: Думаю, проблема глубже и сложнее, чем просто улучшение системы обмена информацией между ветвями разведывательного сообщества и ввод в действие новых приборов для просмотра пассажиров на авиатранспорте. Нам надо лучше работать, чем мы работаем сейчас. Мы должны предупреждать действия «Аль-Каиды», мы должны быть умнее ее. Сейчас нам свойственно реагировать на происшедшее, мы отвечаем на вызов. И делаем это очень хорошо. Блестяще с этим справляемся. Но в лице «Аль-Каиды» нам противостоит динамичный и постоянно развивающийся противник, и мы должны значительно улучшить нашу работу.

Ирина Лагунина: С ним согласен бывший агент ЦРУ Джек Райс. По его мнению, слишком много людей в разведывательном сообществе успокоили себя мыслью о том, что «Аль-Каида» загнана в угол.

Джек Райс: В разведывательном сообществе есть немало специалистов, которые пытаются доказать, что «Аль-Каида» в Пакистане и в других частях света вынуждена скрываться, что она уже не может быть столь эффективной, как 8 лет назад, что они уже не могут выбраться в мир и совершить нечто огромное по масштабам. Это не так. На самом деле вы обнаружили, что они все еще очень и очень на многое способны, и они шокирующе хорошо приспосабливаются. И в этом заключается их сила.

Ирина Лагунина: С американскими экспертами беседовала моя коллега Хезер Маэр.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG