Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сегодня газета "Московский комсомолец" опубликовала статью Юрия Лужкова и Гавриила Попова "Еще одно слово о Гайдаре". Нынешний и бывший мэры Москвы оценили реформы Гайдара резко критически, сопровождая свои обвинения личными выпадами против недавно ушедшего из жизни политика, который уже не сможет ответить. Или сможет?

За 11 лет до этой публикации Егор Гайдар публично сказал Юрию Лужкову, что он думает о той экономической модели, которую московский мэр реализовал, управляя московской столицей. Статья Гайдара была опубликована уже не существующей сегодня газетой "Московские новости" в феврале 1998 года. Лужков подал на автора публикации в суд, отвергая обвинения в "забюрократизированности" московской власти и коррупции. И – уникальный в истории Москвы случай – Лужков суд проиграл. И только повторное разбирательство закончилось в пользу московского мэра.

Статья Гайдара называлась "Почему в Москве жить хорошо". Сайт Радио Свобода публикует выдержки из этой статьи.


"Передо мной свежие данные о структуре налогов, собранных в 1997 году в Москве. Оказывается, из всех налогов, собранных на территории Российской Федерации, около четверти собирается в столице: 127,6 млрд. новых рублей. При этом москвичи составляют лишь около 6 процентов населения страны. Московское правительство считает, что эти данные свидетельствуют об эффективности его работы. Но официальный тезис нуждается в проверке.

Как известно, Москва - крупный центр машиностроения. И московское правительство активно занимается проблемами машиностроительных предприятий, в том числе предоставляет кредиты, выделяет бюджетные ссуды и т.д. Машиностроение и металлообработка в 1997 году дали примерно 0,6 проц. общих поступлений в московский бюджет - 700 млн. новых рублей. С другой стороны, в Москве нет крупных нефтяных полей и нефтяных месторождений, она не является крупным центром нефте- и газодобычи. Тем не менее такая отрасль, как трубопроводный транспорт, дала в Москве налоговых поступлений примерно в 50 раз больше, чем машиностроительные предприятия.

Можно продолжать этот интереснейший анализ, но и без того ситуация предельно понятна. В условиях молодого российского финансового федерализма Москва с ее традиционной концентрацией сетевых предприятий, работающих по всей стране, оказалась в феноменальном положении. "Ростелеком" обеспечивает телефонную связь по всей стране, но платит налоги в Москве. РАО "ЕЭС России" производит электроэнергию и освещает всю страну, но платит налоги в Москве. "Газпром" добывает газ в Западной Сибири, продает его по всей стране и в Европу, но платит налоги в Москве. "Транснефть" транспортирует нефть из Западной Сибири, но платит налоги в Москве. Таким образом, Москва оказалась расположена рядом с фонтаном, из которого бьет золотой поток. Отвлечемся от того, что в Москве есть внебюджетные фонды, которые во многом связаны с использованием имущества (такого дорогого именно потому, что она является федеральным центром), а посчитаем только то, что является надводной частью айсберга, то есть только открытые доходы московского бюджета. Даже тогда эти доходы в 3 с лишним раза превышают нормативные расходы местных бюджетов с учетом всех федеральных стандартов. Иначе говоря, если в Москве все налоги снизить в 3 раза, то и тогда Москва была бы обеспечена на том уровне, который федеральное правительство считает идеальным для других регионов.

Особенно интересно, что при этой уникальной налоговой ситуации федеральное правительство еще и приплачивает московскому правительству из нищих тульских, рязанских, брянских и т.д. бюджетов за то, что оно стоит рядом с золотым фонтаном, за выполнение столичных функций. Результатом столь странного поведения российских органов власти стала огромная диспропорция между нищим федеральным бюджетом, который пытается растянуть свои ресурсы между нуждающимися территориями, вынужден субсидировать Туву, где нет вообще никакой доходной базы, латает дырки в обеспечении социальных обязательств, - и московским бюджетом, в котором есть деньги на все. При этом если в открытом бюджете столицы в 3 раза больше средств, чем надо, ясно, сколько можно, мягко говоря, неэффективно использовать…

Опасность ситуации в том, что она внутренне нестабильна. Мы, москвичи, должны понимать, что это квазиблагополучие Москвы и московского бюджета зиждется на недоразумении. В какой-то момент все кончится. Как будет тогда Москва, не использовавшая этих денег для повышения эффективности своего городского хозяйства, внедрения ресурсо-экономных технологий, как она будет приспосабливаться к этой ситуации? Ведь на самом деле с Москвой сегодня происходит то, что происходило с Советским Союзом в эпоху дешевых, легких нефтяных денег. Тогда была подушка уникальной нефтяной и газовой ренты Западной Сибири, позволявшая долго никаких реформ не проводить. Что произошло, когда подушка начала сдуваться, все помнят. Сегодня Москва в том же самом положении: у нее есть эта же подушка легких нефтяных и газовых денег, которая может начать сдуваться в любой момент.

Другая опасность - в том, что избыточное богатство городской казны, на мой взгляд, очень плохо сказывается на формирующихся механизмах городской власти. Всем известна закономерность, что демократия налогоплательщиков хуже всего реально развивается в странах с существенными рентными компонентами в доходах, скажем, в нефтяных Эмиратах. Когда так много денег, то у нас, налогоплательщиков, нет стимула контролировать, на что же их используют. А в результате у городских властей формируется отношение к этим деньгам, как к своим собственным. Вот, скажем, обсуждался в Государственной думе Налоговый кодекс, представленный правительством. Достаточно серьезное продвижение в либеральную сторону, существенное снижение налогового бремени по ряду направлений. Реакция московских властей: этот кодекс принимать нельзя, Москва потеряет 10 трлн. доходов. Извините, Москва ничего не потеряет. Москва - это мы с вами, московские налогоплательщики. Переводя на русский язык, это значит, что мы как налогоплательщики сохраним свои 10 трлн. доходов, но московское правительство не получит эти 10 трлн. доходов и не использует их по своему усмотрению.

Если занимать такую позицию, тогда никакого снижения налогового бремени в Москве никогда добиться будет невозможно…

В условиях такой очень сильной, очень финансово обеспеченной власти, при отсутствии прозрачных процедур, совершенно неизбежно идет мощнейший процесс бюрократизации экономической жизни... (Далее следовали те слова, из-за которых судился с Гайдаром московский мэр. - РС)

В целом достаточно понятно, что надо делать. Нужен прозрачный московский бюджет, нужна казначейская система его исполнения. Нужны программы, направленные на обеспечение экономии бюджетных средств (именно эти инвестиции надо было бы поддерживать). Необходимо введение открытых и тендерных механизмов закупок для нужд московского бюджета. Необходимы меры, позволяющие разорвать очень странные взаимосвязи между государственными органами власти и квазигосударственными коммерческими предприятиями, которые во всем мире считаются источником распространения коррупции, и мне кажется, что московский опыт не свидетельствует о том, что весь мир ошибается. Короче говоря, действительно в Москве возможно и необходимо осуществление принципиальных либеральных экономических реформ".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG