Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
ДС:- 23 января 1910 года в Ливерши, провинция Брабант (знакомая некоторым лишь по кружевам) в крытой цыганской повозке, в доме на колесах (la roulotte), без особых проблем, как позже уверяла его мать, по кличке «Негро» - безболезненно и легко, родился мальчик. На следующий день (в те времена беременность и роды не считались болезнью) «Негро», с очередным мужем, который не был отцом мальчика, отправилась в местную мэрии, зарегистрировать сына. Заспанный мэр бурчал протокольное:
- Фамилия?
- Рейнхардт…
- Имя?
- Жан?
- Имя матери?
- Лоранс Рейнхардт; кличка «Негро»..
- Имя отца?
- Неизвестно…
Позже, когда «неизвестный отец» проявился, он спросил «Негро», т.е. «негритянку»:
- Ты назвала его Жаном? – Ну, да, ты же сам хотел.. – Жан, это слишком банально. У нашего сына должно быть необыкновенное имя. Назовемь-ка его – Джанго…
На следующий день la roulotte взяла курс на Арденны. Крошечный Джанго привыкал к качке цыганских дорог…

У микрофона «Свободы» в Париже Дмитрий Савицкий. Добро пожаловать на наши частоты!
Франция празднует столетие со дня рождения самого необыкновенного гитариста ХХ века – Джанго Рейнхардта.

Ain't Misbehavin'

ДС: - «Ain't Misbehavin'», «Веду себя прилично…», песня-стандарт 29 года Фэтса Уоллера, Харри Брукса и Энди Рэзафа. «Hot Club de France»: Стефан Граппели – скрипка; Джанго Рейнхардт – гитара-лидер; Пьер «Барро» Ферэ и Марсель Бианчини – гитары; Луи Вола – контрабас. Париж, 21 апреля 1937 года.
Коренное французское romanichel переводится просто, как «цыган». На самом деле по дорогам Европы колесили повозки «манушей», которые говорили по-французски; «романи», изъяснявшиеся по-итальянски, повозки андалузских житан, воспетых Лоркой и длинноволосых цыган – прародителей расы.
Испанское «житанос», как и английское «джипси» - производные от «египтяне». Но цыгане, скорее, выходцы из Индии. По одной версии подаренные индийским правителем персидскому – в качестве музыкантов.
Мне довелось зреть, вернее быть в центре ежегодного паломничества европейских цыган, которые, как мать Джанго, называют себя «черными» (кали) - к черной Святой, Святой Саре, чьи останки захоронены в соборе древнего приморского городка в устье Роны, недалеко от Арля – Сент-Мари-де-ла-Мер. В ХI веке здесь был построен собор «Богоматери Моря», «Нотр-Дам-де-ла-Мер». В 1448 году в Сент-Мари были обнаружены, цитирую:
- «священные реликвии, связанные с пребыванием здесь Святых Марии Иаковой, матери апостола Иакова Алфеева и Марии Саломеи, принимавшей роды Иисуса Христа. Вследствие возникшего на этой основе в Сент-Мари культа девы Марии в городок на протяжении нескольких столетий стекались ежегодно тысячи паломников со всей Европы. Во время Великой Французской революции этот культ был запрещён, а собор Нотр-Дам частично разрушен (восстановлен в 1873 году). Сент-Мари-де-ла-Мер является также местом поклонения цыган, празднующих в этом городе 25 мая день Святой Сары (Сара Кали), своей небесной покровительницы, черной служанки двух Марий».КЦ
Я был дважды в Сент-Мари 25 мая: городок, размером с деревню, кипел на весеннем солнце, гремел гитарами, говорил на дюжине наречий.
Но, и в остальные недели года Сент-Мари оглашают цыганские песни. «Житанос» поют по всему средиземноморскому побережью, а их самый знаменитый ансамбль «Gipsy Kings» живет табором рядом с Арлем.
Но, вот оригинал «Ain't Misbehavin'», который молодой Джанго услышал впервые на пластинке на 78 оборотов в Тулоне 8 июля 31 года у Эмиля Савитри.
- Я только что вернулся с Таити, - сказал великий авантюрист и знаток джаза Савитри, - и привез кучу американских пластинок:

Ain't Misbehavin'

ДС: Ain't Misbehavin' Луи Армстронг и его оркестр All Stars. Здесь я должен сделать поправку на собственный энтузиазм. Эта версия была записана Сатчмо на 16 лет позже той, которую услышал в Тулоне Джанго.
Не смотря на то, что Негро продолжала любоваться фигурой своего мужа, отчима Джанго, проводившего большую часть времени в повозке, лежа на спине в черных панталонах, перехваченных широким красным фланелевым поясом, когда на свет появился брат Джанго, Жозеф по кличке «Nin-Nin», его отцом был все тот же отец Джанго!
Жозеф был на семнадцать месяцев моложе брата и долгое время был второй гитарой в различных оркестрах, включая «Hot Club de France», в оркестрах в которых царствовал его старший брат. Как писал дискограф и продюсер Шарль Делоне: «Вассал, в тени старшего брата, обреченный носить его гитару и запас струн…».
Но, не забудем, что повозка, запряженная купленной на бойне клячей, не стоит на месте. Юг Франции, Северная Африка, назад в Париж…. К десяти годам в активе Джанго было уже пять тысяч километров дорог. Он был глазастым мальчиком, ничто не ускользало от его взгляда. Так однажды на стоянке он разглядел среди тряпок и подушек повозки старое банджо. Племянник Джанго, а всего в клане Негро их было пятьдесят четыре, Габриель, подобрал банджо где-то по пути. Джанго не мог оторвать глаз от черной кожи и полуживых струн. Наконец, он схватил банджо и, хлопая по коже тыльной стороной руки, начал выбивать четкий ритм. Затем подтянул уцелевшие струны и, не умея играть, начал извлекать из полумертвого инструмента вполне живую музыку. Так состоялся дебют великого Джанго. Его первым слушателем, слушательницей, была его мать да отец Гийон, учитель, превращенный этиловым спиртом в инвалида и пенсионера.
Напомню, вы слушаете «Время Джаза» на частотах «Свободы» и с сайта радиостанции svobodanews.ru. У микрофона в Париже, в трех километрах от площади Италии, где надолго застряла повозка Рейнхардтов – ваш ДС…

Georgia On My Mind

ДС: - «Georgia On My Mind», 15 октября 1936 года «Hot Club de France»: Стефан Граппели – скрипка; Джанго – гитара-соло; Жозеф Рейнхардт, Пьер «Баро» Ферре – гитары; Луи Вола – контрабас и Фредди Тейлор – вокал.
Конечно, «Hot Club de France», как и все джазмены эпохи, записывал лишь короткие двух-трехминутные импровизации, умещавшиеся на одной стороне патефонной пластинки.
Но вот та же песня-стандарт Кармайкла и Горелла в том же формате в исполнении заезжего парижанина, американского тенор-саксофониста Дона Байеса:

Georgia On My Mind

ДС: - «Georgia On My Mind», «Джорджия у меня на уме…». Дон Байес – тенор и лидер; Арт Симмонс – рояль; Джо Бенджемин – контрабас и Билл Кларк – ударные. 10 апреля 52 года, Париж.
Джанго так и не научился читать, я не имею в виду нотную грамоту, а простой алфавит: ни читать, ни писать. Когда друзья в более поздние годы, зная, что он нуждается, оставили ему возле табора конверт с сотней франков, конверт, на котором было написано «для Джанго», он его просто не заметил, как любой иной предмет с непонятными иероглифами…
Джанго рос и Негро, видя, как он стирает в кровь пальцы, играя на ржавых струнах банджо, однажды отправилась на барахолку в Ванв, продала несколько низок поддельного жемчуга и ворох кружев, и купила сыну гитару. Племянник Габриель помог Джанго ее настроить и молодой музыкант, в голове которого наяривали ритмы рэгтайма, завезенного в Париж американскими солдатами, собрал свое первое Трио (Габриель и Жозеф) и начал играть по кафешкам парижских пригородов. Однажды его услышал сам король парижских аккордеонистов итальянец, вестимо, ГуэрИно.
- Где ты живешь? – спросил он Джанго.
- На Воротах Италии, с мамой…
-Ты играешь на банджо?
- С банджо я и начинал.
- У тебя есть свое?
- Нет, я его потерял...
- Ну, ничего, я это устрою…
Через десять минут перед повозкой Негро остановилось такси с Гуэрино, Жозефом, Габриелем и Джанго. Негро тушила в большой кастрюле кролика с макаронами для всей банды.
В этот же день, в четыре пополудни, Джанго дебютировал на танцах, на «баль-мюзет» в Латинском квартале, на Холме Святой Женевьевы, что красуется в моем окне. В руках у него было новенькое банджо, одет он был в костюм тройку, купленный в комиссионке квартала на рю Эстрапад. Получал он отныне за два сета в день двадцать франков, что было отнюдь не плохо. В ту давнюю эпоху пачка сигарет стоила 95 сантимов.

Saint-Louis Blues

ДС: - Saint-Louis Blues, W.C. Хэнди. Поскрипывающая от древности запись сентября 37 года.
Джанго Рейнхардт – гитара; Луи Гастэ – вторая гитара; Ёжен д’Эллеммэ – контрабас.
Столетие со дня рождения Джанго Рейнхардта во Франция начали отмечать еще в прошлом году. В ноябре и декабре «Джаз Магазин-Джазмен» провел три встречи с музыкантами джаза «мануш»: в редакции журнала, в кулисах концертного зала «Олимпия» в главной студии радиостанции RTL.
На RTL играли Роман, Булу, Эллио Ферре и сын певца Жака Дютрона, великолепный гитарист, Тома Дютрон. Добавлю Сточело Розенберга, Давида и Ноэ Рейнхардтов.
Клан Джанго жив и продолжает играть в стиле «мануш», хотя в свое время сам Джанго был против того, чтобы его сын, Бабик, шел бы по его следам. Был-то он «против», но гитару сыну подарил…
Вы слушаете «Время Джаза» в прямом эфире или в подкасте, на коротких и средних или с сайта радиостанции svobodanews.ru. У микрофона в Париже – ваш ДС.

Bei Mir Bist Du Schon

ДС: - Bei Mir Bist Du Schon, на самом деле «Bei Mir Bistu Shein»… Популярная песня Джейкоба Джейкобса (слова) и Шолома Секунда (музыка) из мюзикла 32 года «Можно было бы жить, да не дают». Самая популярная версия на идиш была записана «Сестрами Эндрюс».
В данном случае оркестр Вала Берга с Джанго Рейхардтом на гитаре и Стефаном Граппели – на скрипке. 5 мая 1938 года; студия звукозаписи «Пате».
Вокал – Лео Маржан, она же, в девичестве Тереза Гендебейн, в замужестве – баронесса Шарль де Ладусетт. Лео Маржан родилась в Булони-сюр-Мер в 1912 году.
Все это говорит о том, что до «странной войны» и до запрета на «афро-американский» джаз еще почти что два года. Немецкие оккупанты разрешат играть французскую версию европейского джаза, в котором Джанго занимал ведущую роль.
Это зыбкое разрешение спасло Рейнхардтов от участи многих европейских цыган, разделивших участь евреев…
Но прежде чем вспыхнул пожар Второй Мировой, вспыхнул пожар, пожар безжалостный и фатальный в жизни Джанго..
В танцевальный клуб «La Java», что на Бастилии, где крутые апаши скользили по воску паркета, держа в объятиях подруг из Монтроя и Бельвиля, в «La Java», где время от времени играл Джанго, однажды под утро ввалился крупный дядя в смокинге с белым шелковом кашне, свисавшим до колен. У дяди было всего лишь две руки, поэтому всего лишь две сногсшибательные красотки в мехах, от которых несло «Номером Пять» «Шанель» метров на сто в диаметре, висели на дяде. Он говорил по-французски в той медленной, почти без ошибок, но как бы извиняющейся манере, по которой парижане легко узнавали англичан. Бобби Лаплаз, один из завсегдатаев клуба, вынырнул из полутьмы.
- Я ищу некоего Рейнхардта,- сказал англичанин,- того, что играет на банджо…
- У нас его зовут Джанго, - прошепелявил Лаплаз. – Или – «иностранцем». Он не очень-то разговорчив. Вот он, на сцене, как раз напротив вас.
Англичанин был ни кем иным, как самим Джаком Хилтоном, ведущим банд-лидером и джазовым импресарио островов Короны.
- В Англии нет таких гитаристов, как вы, - сказал он Джанго. Я хочу, чтобы вы отправились в Лондон со мною. Так что до завтра: встреча в баре «Фреда Пейна» на рю Бланш. В восемь вечера….
Джак Хилтон предложил такую звездную сумму, что в голове Джанго засветился Млечный путь. Такси довезло его до Porte d’Italie, до самого табора.
Все спали. На следующий день были намечены похороны и по всем повозкам были распределены целые стога искусственных роз, хризантем и лилий, завернутых в целлофан.
Джанго было 23 года, он был женат, жена, Белла, ждала ребенка. Это она открыла дверь фургона и спросонья, не попадая, чиркала спичкой, пытаясь зажечь свечу. Наконец, свеча зажглась, выскользнула из рук и вся повозка, набитая ворохом искусственных цветов вспыхнула. Белла успела вывалиться наружу. Джанго полыхал, как живой факел.

Swing 39

ДС: - Swing 39, композиция Джанго. 23 марта, само собой, 39 года.
Изобретенный скрипачом Граппели и гитаристом Рейнхардтом квинтет «Hot Club de France», струнный квинтет: Граппели – скрипка; Джанго – гитара-соло; его брат Жозеф и «Барро» Ферре – гитары; Эммануэль Судье вместо Луи Вола – контрабас.
Обугленная кожа бедра (третья степень), не интересовала Джанго. Его левая рука была настоящей головешкой, вытащенной из костра. На категорическое хирурга: - Ампутируем… Ответ был один и тот же: - Jamais! Никогда! – Вы не понимаете,- объяснял врач, - вам грозит гангрена, спасти пальцы нельзя!
Два года, целых два года Джанго Рейнхардт боролся за пальцы левой руки. Врачи госпиталя, построенного еще Людовиком 14-м, Сен-Луи, делали, что могли. Мать сидела возле его кровати с 9 утра до 9 вечера. Никто из врачей не верил, что руку, пальцы, можно хоть как-то восстановить.
Через два года, робко, слабой рукой, Джанго провел по струнам гитары.
- Как? – спросил он мать. – Звучит?
- Прекрасно, сыночек! – был ответ Негро..

8. Quintette du Hot Club de France – Blues – 3:08

ДС: - «Блюз», Джанго Рейнхардта. «Hot Club de France» с Юбером Ростэнгом на кларнете; братьями Рейнхардт – на гитарах; Франсисом Лука – на контрабасе; Пьером Фуадом – на ударных. 1 октября 1940 года…
- Sprechen sie deutsch?

Самое джазовое и самое популярное радио Франции – это TSF. То есть «Телеграф без проводов», как назывались первые приемники. К столетию со дня рождения Джанго TSF выпускает альбом записей Рейнхардта из трех Си-Ди и одного ДВД. Три часа музыки , 58 названий композиций (что означает наличие вариантов) и 80-ти страничная брошюра; на самом деле книга о творчестве Джанго….
Вы слушаете историю жизни Джанго Рейнхардта на частотах «Свободы» и с сайта радиостанции svobodanews.ru. У микрофона в Париже – Дмитрий Савицкий.
Я думаю, все остальные эпизоды из жизни этого великого гитариста, мы оставим на будущее. А теперь – обратим внимание на ту дань, невероятную дань, которую принес американский пианист и композитор Джон Льюис – Джанго Рейнхардту, посвятив ему джазовый реквием.

Django

ДС: - Django, композиция одного из основателей «Современного Джазового Квартета», пианиста. Джона Льюиса. Его сольный диск «Эволюция»
И на прощанье, знаменитая версия самого MJQ, этот пронзительный реквием, посвященный Джанго Рейнхардту:

Django

ДС: - Django, Джона Льюиса (рояль). Милт Джексон – виброфон; Перси Хис – контрабас и Канни Кей – ударные. Диск, который так и называется «Джанго». 1955 год, Нью-Йорк.
Джанго оставил подлунный мир в мае 53 года.
Вот и все, что можно вместить во «Время Джаза», всё – об этом гитаристе от бога, свинговавшим с пеленок, создавшим современный стиль «мануш» и повлиявшим на большинство современных гитаристов.
Подкаст «Времени Джаза» ждет вас на сайте радиостанции svobodanews.ru. Всех вам благ, веселой и удачной недели. Чао. Бай-бай…

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG