Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В 1936 году, когда Франклин Рузвельт вел кампанию за переизбрание на второй срок, в Овальном кабинете Белого дома появился глава Объединенного профсоюза шахтеров Джон Льюис. Его сопровождал фотограф, который должен был запечатлеть сцену вручения Рузвельту чека на 250 тысяч долларов. Президент застеснялся и чека при фотографе не взял. Чуть позже профсоюз внес в его избирательный фонд полмиллиона - сумму по тем временам громадную.

Эпизод характерен тем, что президент уже считал неловким принимать корпоративные пожертвования, но никаких законодательных запретов еще не существовало. Первый закон, регулирующий финансирование избирательных кампаний, был принят в США лишь в 1972 году, а в 2002-м он был дополнен законом Маккейна – Файнголда.

На прошлой неделе Верховный суд США объявил неконституционным ключевое положение этого последнего закона. Президент Обама назвал решение высшего судебного органа страны "неприемлемым" и пообещал мобилизовать Конгресс с тем, чтобы дать достойный ответ отбившейся от рук властной ветви.

Судебный ареопаг вынес решение по делу "Сплоченные граждане против Федеральной избирательной комиссии". Во время последней президентской кампании общественная организация "Сплоченные граждане" оплатила создание документального фильма, негативно изображающего Хиллари Клинтон. Однако широко показать его спонсоры не смогли: решением федерального окружного суда демонстрация картины была признана противоречащей закону Маккейна – Файнголда.

Закон гласит, что реклама, затрагивающая одного из кандидатов и оплаченная корпоративными деньгами, должна быть прекращена за 60 дней до всеобщего голосования или за 30 дней до первичных выборов. Это ограничение суд признал противоречащим Первой поправке к Конституции, гарантирующей свободу слова.

По мнению президента, решение Верховного суда "открывает шлюзы" деньгам большого бизнеса, которые теперь, дескать, наводнят американскую избирательную систему и затруднят избрание действительно достойных кандидатов.

На первый взгляд, оно как будто действительно так: разве может рядовой гражданин со своей трудовой копейкой тягаться с матерым капиталистом, сидящим верхом на денежном мешке, с моноклем в глазу и сигарой в зубах? Но дело, во-первых, в том, что в законе много лазеек, благодаря которым корпорации имеют возможность финансировать кампанию опосредованно. Во-вторых, не стоит недооценивать американского избирателя – он отнюдь не всегда голосует за того, кто потратил больше денег. Например, на последних выборах самым богатым кандидатом среди республиканцев был Митт Ромни, однако ему пришлось уступить Джону Маккейну, чьих скудных средств не хватало порой на оплату гостиницы. В-третьих, закон ставит в неравное положение основные политические партии. Общеизвестно, что Голливуд в целом поддерживает демократов. Для кинопромышленников производство фильмов – основной бизнес, поэтому они имеют возможность беспрепятственно выпускать в прокат ленты, подобные "9/11 по Фаренгейту" Майкла Мура, которая вышла в прокат за четыре месяца до президентских выборов 2004 года, но не сходила с экранов вплоть до января 2005. Но если такую агитку закажет банк или нефтяная компания, она подпадет под законодательные ограничения.

В XIX веке таких ограничений не было не потому, что капитализм был "диким". В отсутствие современных средств коммуникаций в них просто не было необходимости. Кандидат выступал перед избирателями живьем. На дебаты приезжали издалека, всем семейством. Оппоненты спорили целый день, с перерывом на молитву, обед, концерт и фейерверк. Об услышанном и увиденном фермер, сподобившийся лицезреть кандидатов, потом неделями рассказывал соседям.

Сегодня главная статья расходов кандидата – это оплата телеэфира. Счет идет на секунды, рассусоливать некогда. Вместо подробного разговора предвыборные видеоклипы предлагают зрителю броские слоганы. Вот где профанация.

США остаются в настоящее время чуть ли не единственной страной свободного мира, где кандидаты на выборные должности не имеют бесплатного – или оплаченного государством, но обязательно равного – доступа к эфиру. А ведь эфир – отнюдь не частная собственность телекомпаний. Это общее достояние граждан. Обеспечить кандидатам одинаковое эфирное время – и не нужны будут никакие хитроумные законы и еще более хитроумные уловки по обходу этих законов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG