Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

И снова – "Триумф"


На церемонии вручения премии "Триумф". Лауреаты (слева направо): Дмитрий Черняков, Анатолий Смелянский, Владимир Минин, Евгений Попов, Владимир Тарасов.

На церемонии вручения премии "Триумф". Лауреаты (слева направо): Дмитрий Черняков, Анатолий Смелянский, Владимир Минин, Евгений Попов, Владимир Тарасов.

Вечером 25 января в Государственном музее изобразительных искусств им. Пушкина прошла очередная церемония вручения премии "Триумф". 20 лауреатов "молодежной" премии получат по пять тысяч долларов США. Руководитель Камерного хора Владимир Минин, писатель Евгений Попов, театровед Анатолий Смелянский, композитор Владимир Тарасов и режиссер Дмитрий Черняков стали обладателями большого "Триумфа" (каждая премия - по 50 тысяч долларов).

В прошлом году ушли из жизни члены жюри премии "Триумф" Екатерина Сергеевна Максимова и Василий Павлович Аксенов. В судейскую коллегию вошли Александр Адабашьян, Дмитрий Бертман и Александр Кабаков. Пост директора Фонда, покинутый Игорем Шабдурасуловым, занял Рафаэль Филинов. В остальном – без перемен. Церемония, как всегда, прошла в Белом зале музея, в присутствии почти всех членов жюри.

На мой вопрос об отношении к премии лауреаты отвечали одинаково, хотя друг с другом и не сговаривались.

Евгений Попов:

– Реакция у меня, как вы понимаете, самая положительная. Я благодарен и учредителям, и жюри, потому что это самая престижная российская независимая премия. Что дали – я очень рад, вовремя дали. Дали бы раньше, например, – я бы, глядишь, загордился бы. А дали бы позже – уже смысла бы не имело...

Анатолий Смелянский:

– Я, вы знаете, получал довольно много разных премий. И всегда сначала смотришь, кто дает и кому давали. Любой человек в нашей стране, имеющий отношение к искусству, попав в этот круг людей, должен быть горд.

Владимир Тарасов:

– Это премия, которая абсолютно, на мой взгляд, не принадлежит никакой партии, она вне политики. Уровень людей, получивших эту премию, настолько высокий, что я, конечно, просто горжусь.

Владимир Минин:

– Не буду говорить об эмоциональном отношении, это, наверное, и так всем понятно. Когда смотришь буклет и видишь, кто удостоен этой премии… Понимаешь, что тебе оказали большую честь. И еще – что это результаты труда людей, которые несут своим творчеством одно качество: чтобы человек себя чувствовал человеком.

А дальше я спросила лауреатов, за что они наградили бы премией "Триумф" сами себя.

Евгений Попов:

– Да не наградил бы я себя "Триумфом", не прошел бы жюри такое строгое. "Триумф"… Это же невозможно сказать. Бога гневить... Понимаете, я ухожу от вопроса как суеверный человек. Думаю, даже Пушкин, когда он кричал: "Ай да Пушкин, ай да сукин сын!" – это он так, скорее, играл с собой. А вот какие-то микротриумфы – это бывает, я думаю, каждый раз, когда сам понимаешь, что сделал работу хорошо.

Владимир Тарасов:

– Ну, сложно сказать… Я сделал достаточно много, а что из того, что я сделал, достойно этой премии, что недостойно – конечно, не мне судить. Но если все же попытаться оценить… Все-таки, наверное, за то, что связано с моим изучением самых архаичных в мире инструментов – перкуссионных, то есть барабанов. Аутентичные, архаичные инструменты. И за программы, которые я написал для этих инструментов, я бы сам себя наградил.

Владимир Минин:

– Всегда о себе трудно говорить... Я бы себя не награждал, наверное, премией "Триумф". И скажу почему. Потому что нам не дано предугадать, как дело наше отзовется. Правда, один пример есть. Лет 20 тому назад Нестеренко, Образцова и наш коллектив были на могиле Пушкина и пели концерт. А на следующий день мы поехали в Лавру (я подумал: рядом быть – грех не показать коллективу Лавру). Приехали, я стучу. Послушник: "Сегодня день для мирян закрыт". Пригласили настоятеля: "Ах, это вы вчера пели в церкви?" Я говорю: "Да, мы". – "Ну, тогда входите".

На тот же вопрос - за что бы он наградил себя премией "Триумф" - отвечает Анатолий Смелянский:

– Не знаю, за что, но формулировка была бы такая: "Человек, который десятилетиями занимался Художественным театром, сделал его достоянием книг, потом телевидения и так далее, где Художественный театр превратился из объекта его штудии в нечто другое". Когда я сам стал субъектом этой истории (смеется), которой я занимаюсь 30 лет.

– Анатолий Миронович, на телевидении начинается чеховский цикл. Сколько это будет серий?

– Четыре вечера. Называется "Живешь в таком климате" – фраза Маши из "Трех сестер". Цикл – о поэтике Чехова, о том, как устроено это чудо.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG