Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В культурном центре Высшей школы экономики прошел вечер памяти Егора Гайдара. Я пришла туда не столько как журналист, сколько как представитель поколения, которому в начале 1990-х было от двух до пяти и который мозаику 1990-х собирает из книг, фильмов, газетных статей. Так сложился и образ Егора Тимуровича – из его избранной библиографии:

Государство и эволюция. – СПб., 1997.

Дни поражений и побед. М., 1997.

Экономические реформы и иерархические структуры. Аномалии экономического роста. // Сочинения в 2-х тт. Т.2 М., 1997.

Долгое время. Россия в мире: очерки экономической истории. М., 2005.

Гибель империи. Уроки для современной России. М., 2006.


Слова единомышленников о Гайдаре добавляли к мозаике штрихи. Но неожиданно с трибуны прозвучали призывы, мол, давай, молодое поколение, действуй – Егору Гайдару в 1991 году было всего 35 лет, а он был уже зампредом Правительства РСФСР по вопросам экономической политики, а затем министром экономики и финансов РСФСР. Наиболее четко сформулировала этот призыв литературовед Мариэтта Чудакова. После слов о Егоре Тимуровиче она обратилась к молодой части аудитории в духе: чего вы ждете, молодые! Действуйте: пишите письма, к примеру, против воcстановления целлюлозного завода на озере Байкал. Мы свои письма отписали, теперь ваша очередь.

Девяностые оставили много вопросов, но в том, что надежда с началом 2000-х перестала быть часто встречающейся эмоцией, я была уверена. Я слышала много рассказов о надеждах 1990-х, и почти все они были с интонацией шутливой исповеди о романтических приключениях в старших классах. Мораль этих рассказов: тогда надеялись на президента, министра финансов, мэра, демократию; теперь надеются на себя, хорошо делают свое дело и этим улучшают жизнь, свою и общества. Оказывается, никуда не делась эта надежда, и с одних персонажей российской истории перетекла (чуть задев по пути президента Медведева) на абстрактный образ молодого поколения. Это-то безнадежно.

Здесь можно было бы привести данные социологов о том, как это поколение в большинстве своем аполитично и равнодушно к происходящему. Но в этом нового ничего нет – смотрите сайты Левада-центра и ФОМа. Поделюсь лучше свидетельствами очевидца. Поколение мое – хоть и не составляю портрет, но говорю о тех, с кем довелось общаться, а таких очень много – можно условно поделить на две группы. Границы между ними не жесткие, поэтому я могу позволить себе не уточнять, в какой нахожусь именно я.

В первой те, кому на совершеннолетие покупают машину, а еще раньше – квартиру, которую до выхода из семьи сдают в аренду. Если не покупают – то обеспечивают едой и карманными деньгами. У этих людей есть возможность не работать, не следить за новостями, жить в свое удовольствие: или ходить на Годара в маленький кинотеатр, читать Хулио Кортасара в кафе, или каждую ночь тусоваться в клубе под хаус и читать какого-нибудь Сергея Минаева. В ней много прекрасных и непрекрасных людей, как и в любом поколении, но они будут бороться за право сограждан, к примеру, на мирные демонстрации, только если затронут их собственные права – на того же Кортасара, или Годара, или хаус, или, так и быть, Минаева. А скорее всего, и вовсе не будут бороться.

Вторая группа меньше. В ней люди, как правило, вынуждены обеспечивать себя сами, следят за новостями и делятся на две подгруппы. Одни считают Путина хорошим президентом, не брезгуют на халяву съездить в Москву в составе прокремлевского движения "Наши". Вторые жалуются на кровавый антинародный режим и не боятся подставить спину под дубинку омоновца на Триумфальной площади. Но ни те, ни другие из этой группы свою позицию объяснить не в состоянии.

И только маленький процент людей не надеется на родителей, движение "Наши" или организацию "Другая Россия". Они надеются на себя, пытаются что-то изменить и действуют осознанно. При этом могут и Кортасара читать, и в клубе тусоваться, и на митинги ходить – но внутри они другие. Такой расклад мало отличается от поколения 1980-х, 1970-х, 1960-х и так далее: всегда есть равнодушные, не думающие, слабые или сильные.

Надеяться на молодое поколение – это дурная бесконечность, перекрестные надежды. Поколения ни при чем: надежда тогда появляется, когда каждый перестает надеяться на кого-то еще и берет ответственность за свою жизнь на себя. Призывов в конце текста не будет, иначе получится "давайте без давайте". Хотя бы давайте без надежд на молодых.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG