Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Центризбирком не торопится реализовать избирательные положения президентского послания?


Председатель Цетризбиркома России Владимир Чуров

Председатель Цетризбиркома России Владимир Чуров


Владимир Кара-Мурза: Центризбирком России внес в администрацию президента предложение об отмене досрочного голосования на выборах всех уровней. Эта инициатива стала одной из составляющих модернизации политической системы. Особую актуальность задача совершенствования процедуры голосования приобрела после прошедших 11 октября 2009 года в ряде регионов России выборов, результаты которых были крайне неоднозначно восприняты обществом и привели к парламентскому кризису. "Пора наконец навести порядок с досрочным голосованием на местных выборах", - так заявил два месяца назад Дмитрий Медведев, требуя провести корректировку федерального и регионального избирательного законодательства. О том, почему Центризбирком не торопится реализовать все избирательные положения президентского послания, мы говорим с адвокатом Вадимом Прохоровым, бывшим членом Центризбиркома от Союза правых сил с правом совещательного голоса, ныне адвокатом "Солидарности", "Комитета-2008", Кириллом Сердюковым, членом Центризбиркома с правом совещательного голоса от фракции КПРФ и Виктором Шейнисом, главным научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений, бывшим депутатом Государственной думы, членом политкомитета партии "Яблоко". Считаете ли вы исчерпывающей ту корректировку избирательного законодательства, которая уже проведена?

Вадим Прохоров: Нет, конечно же, я не считаю исчерпывающей и достаточной эту корректировку, хотя много хороших вещей заложено в предложениях Центризбиркома, которые, видимо, будут впоследствии реализованы в виде законодательных инициатив президента. Но дело в том, что я не могу согласиться с одним важным тезисом, который, как я понимаю, отстаивал президент России в своем послании, а именно о том, что "многопартийная система в Российской Федерации в целом сложилась". Конечно же, нет. Тот крайне низкий уровень явки избирателей, который был показан на последних выборах, но даже по официальным данным в Москве чуть более 30%, хотя полагаю, что реальная явка была, по крайней мере, процентов на 10 ниже, показывает очень высокий уровень абсентеизма или, говоря иными словами, недоверия населения вообще ко всем выборам в принципе.
Я думаю, что в значительной мере это связано с тем, что избиратели не видят в избирательном бюллетене ту партию или те партии, которые бы представляли их интересы. По большому счету единственная реальная партия с историей, с идеологией, сложившейся которую можно такой считать такой в полном объеме, является Коммунистическая партия Российской Федерации. И здесь избирателям левого спектра, можно сказать, повезло. Что касается праволиберального спектра общественной жизни, то здесь у меня, как у избирателя, нет возможности проголосовать ни за одну партию, потому что "Яблоко" я такой уже не считаю. Другие партии на политическое поле не пускают. Достаточно вспомнить отказ в регистрации партии Касьянова. "Солидарность", например, не испытывает никаких иллюзий в том, что в регистрации в качестве партии будет отказано. И само по себе то, что выход на политическое поле крайне затруднен и по сути, как правильно сказал Сергей Иваненко, является борьбой нанайских мальчиков, то, что происходит, то есть когда борется один человек и то, что мы видим на экране. Еще раз подчеркиваю, КПРФ здесь скорее исключение. Это говорит о том, что политическая система многопартийная в стране не сложилась, и это достаточно опасно.

Владимир Кара-Мурза: Что, по вашему мнению, требует коррекции в избирательном законодательстве и по мнению вашей Коммунистической партии Российской Федерации?

Кирилл Сердюков: Я хочу сказать следующую вещь, что, во-первых, я не могу говорить сегодня ни от имени Центризбиркома, поскольку меня никто на это не уполномочивал, ни тем более от имени Коммунистической партии Российской Федерации. Я могу говорить исключительно от своего имени, как человек, который волею судеб оказался в Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. И могу сказать свое мнение о том, что бы я делал для совершенствования системы избирательного законодательства. Во-первых, сегодня, как уже было известно и анонсировано, было сказано на пресс-конференции, которая была проведена в Независимом пресс-центре и посвящена она была как раз тезису, как ЦИК Российской Федерации на практике реализует требования послания президента Российской Федерации Федеральному собранию России.
И конечно же, по моему мнению, те предложения, которые внес сегодня ЦИК, не в полной мере отвечают концепции изменения избирательного законодательства. В принципе, по моему глубочайшему убеждению, и я всегда являлся горячим сторонником этой ситуации, я полагаю, что только принятие единого кодифицированного акта, который условно можно назвать избирательным кодексом Российской Федерации, который мог бы быть принят в форме федерального закона России, со статусом федерального закона, вот принятие данного кодифицированного акта поставило бы точку во всех многочисленных спорах по поводу избирательной процедуры. Я полагаю, что данный избирательный кодекс мог бы осуществляться, либо быть издан с опорой на декларацию о критериях свободных и справедливых выборов от 26 марта 94 года, как общепризнанного международного акта, как акта, который признается всеми практически государствами и конвенция стандартов демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах, участниках Содружества независимых государств, которые были подписаны в октябре 2002 года в Кишиневе.
Если создать такой нормативный документ, я полагаю, что это раз и навсегда устранило бы все споры. Кстати, я думаю, вы тоже в курсе, сегодняшнее предложение ЦИКа – это не окончательная редакция. Я сегодня вечером открыл сайт партии "Единая Россия" и с удивлением для себя прочитал высказывание уважаемого Бориса Грызлова о том, что он выступает против отмены досрочного голосования, открепительных талонов на выборах. Поэтому здесь, как я понимаю, будет достаточно большой объем и споров, и дискуссий, в том числе и правовых. И мне не совсем понятно, почему, может мои партнеры по эфиру смогут как-то подкорректировать, почему предложения Центральная избирательная комиссия направила в администрацию президента Российской Федерации.

Владимир Кара-Мурза: Можно ли говорить о том, что началось глубокое реформирование избирательной системы?

Виктор Шейнис: Прежде всего мне хотелось бы выразить отношение к тому, что сказали мои коллеги. Я согласен в принципе с Вадимом Прохоровым в том, что партийно-политическая система в России не сложилась. Как очевидно, это суждение находится в прямом противоречии с положением уважаемого президента нашего, который придерживается иного мнения. Вместе с тем мне хотелось бы несколько дистанцироваться от суждения моего коллеги относительно того, что на либеральном фланге не существует политической партии. Политическая партия "Яблоко", к которой я имею честь принадлежать, является партией, которой можно сказать довольно много критических замечаний, но это политическая партия, которая, с моей точки зрения, выражает позицию, представляющую интересы достаточно широкой части общества, даже несмотря на то, что эта часть общества "Яблоко" не знает по сути дела и потому и не поддерживает. Это первое.
Теперь второе - относительно избирательного кодекса. Я очень поддерживаю то, что было сказано уважаемым вторым коллегой. Более того, я хочу сообщить радиослушателям, что общественная организация "Голос" разрабатывает, под эгидой этой организации ведется разработка избирательного кодекса и в значительной степени проект этот уже готов. В нем есть спорные положения, в нем есть положения, по которым существуют разные точки зрения, дискуссионные, но во всяком случае этот проект находится, не скажу, в полной готовности, далеко не полной, но тем не менее, в высокой степени готовности.
Однако, проблема, на мой взгляд, заключается не столько в создании хорошего закона, хорошие законы у нас уже были. Кстати, избирательное законодательство 90 годов было существенно более прогрессивным, более демократическим, более отвечавшим интересам избирателей нежели то избирательное законодательство, которое мы получили сегодня. Оно деформировано, оно существенным образом ухудшено. Но тем не менее, и в 90 годы мы сталкивались с многочисленными безобразиями по проведению выборов. Правда, не до такой степени, как сегодня.
На мой взгляд, дело обстоит не столько, беда наша сводится к несовершенству избирательного законодательства, хотя это отдельная тема, все, что говорится по этому поводу, я готов поддержать, но главное заключается в том, что между законом и применением закона существует колоссальная дистанция. И в стране, где отсутствует абсолютно совершенно свободные СМИ, я говорю, по крайней мере, о тех СМИ, которые имеют выход на массового избирателя, затем в стране не существует свободы организации политических партий, все они находятся под жестким колпаком, излишне жестким колпаком Министерства юстиции и тех сил, которые направляют деятельность Министерства юстиции. У нас нет независимого финансирования политических партий и целый ряд других моментов. Поэтому в этом контексте изменение избирательного законодательства вещь полезная и необходимая, но возможности, которые связаны с изменениями закона, носят ограниченный характер.

Владимир Кара-Мурза: Андрей Клычков, руководитель фракции КПРФ в Московской городской думе, выступает за пропорциональную избирательную систему.

Андрей Клычков: Мы считаем, что назрел переход на пропорциональную систему, как бы ни говорили о том, что коммунистическая партия в советском периоде проводила выборы по мажоритарной системе выборов, но мы живем в другом времени, и мне кажется, развитие политической системы обуславливает необходимость перехода на пропорциональную систему. Мы сможем тогда уйти от борьбы кошельков, плюс проход во власть людей, которые вцепились в нее и не хотят отрываться посредством использования различных избирательных манипуляций. Но это из глобальных вопросов. А что касается более детальной вычистки избирательного законодательства, то в первую очередь необходимо отказаться от досрочного голосования на муниципальных выборах, потому что последняя практика показывает, что досрочное голосование - один из основных видов фальсификаций, причем иногда досрочное голосование доходит чуть ли не до 50%.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира Ивановича.

Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, передо мной на столе лежит конституция, и во время вашего вступления в передачу я легонько прочитываю по всем статьям. Ни одна статья нынешней властью, так сказать властью, не соблюдается, категорически не соблюдается. У меня все основания сказать, что это сброд преступников, узурпировавших власть. И о каких-то выборах говорить – это абсолютный нонсенс. Мы сейчас должны говорить только об одном, почему у руля государства на высших руководящих должностях находятся люди, узурпировавшие власть.

Владимир Кара-Мурза: Это давний лозунг оппозиции "Соблюдайте вашу конституцию".

Вадим Прохоров: Да, совершенно верно, и он опирается на давние диссидентские традиции, как известно, с этим лозунгом выступали и борцы за свободу в нашей стране еще в 60 годы. Большинство из них своей судьбой показало, что в разных условиях можно бороться за свободу действительно. Кстати, Михаил Александрович Краснов, известный юрист и один из отцов-основателей конституции, даже выпустил "Красную книгу конституции", те статьи, которые находятся под угрозой. Прошло несколько лет и можно сказать, что уже пора вводить как в реальной Красной книге статьи, которые уже вымерли животные, то есть та статьи, которые не работают. Наверное, в частности, статья о праве граждан России на идеологическое многообразие, о праве граждан на участие в выборах свободных, в частности, 32 статья, 3 статья конституции о том, что именно народ Российской Федерации является единственным носителем власти и суверенитета. Многие статьи, как минимум, под угрозой, если уже не выродились.
И следует отметить, что отсутствие по сути реальной многопартийной системы, многообразного политического сообщества, оно является не только бедой, но и по сути виной правящего политического режима. Потому что и правоприменительная практика, и законодательство пододвигалось именно в ту сторону, чтобы именно в администрации президента решали, какие партии имеют право быть зарегистрированными, получить лицензию на участие в выборах, какие не имеют такого права. И собственно говоря, мы имеем то, что имеем.
Хочу сказать, что я полностью согласен со своим коллегой и приятелем Андреем Клычковым, ныне, к счастью, он был избран депутатом Московской городской думы по спискам коммунистической партии, о том, что пропорциональная система имеет свои преимущества, безусловно. Но к сожалению, опять же опыт Восточной Европы, например, коммунистической Чехословакии или Болгарии показывал, что само по себе наличие нескольких партий еще не является панацеей и не говорит о том, что это общество свободно. Наличие нескольких партий в Чехословакии не помешало ее оккупации войсками пяти стран Варшавского договора в 68 году. Поэтому само по себе наличие ряда партий без и свободной конкуренции еще не является показателем демократии в обществе.

Владимир Кара-Мурза: Насколько, по вашему мнению, далеко разошлась реальная практика избирательная от свобод, дарованных конституцией?

Кирилл Сердюков: Вы знаете, я хочу сказать, что, на мой взгляд, мы уклонились от темы, начали конституцией Российской Федерации, закончили конституцией Чехословакии. Поэтому я хочу сказать, что я не совсем соглашусь с доводами моего уважаемого оппонента господина Прохорова, и у нас давний спор на эту тему на последних комиссиях, он не даст мне соврать, мы спорили с ним о том, является ли политический спектр Российской Федерации на данный момент полностью занятым или все-таки не хватает каких-то партий. Я полагаю, что пока на данный момент не доказана ситуация вмешательства каких-то третьих сил в осуществление политического процесса, то предъявлять эти слова было бы необоснованно. Если бы были какие-то доказательства, можно было бы попросить господина Прохорова, чтобы он их озвучил. Я полагаю, что политический спектр на данный момент, он достаточно полно представлен. Это мнение не только мое.

Владимир Кара-Мурза: По-вашему, представлен весь политический спектр хотя бы на региональном уровне?

Виктор Шейнис: Безусловно, нет. Каким образом в Москве, в столице, в интеллектуальном и культурном центре, в составе Государственной думы оказались только две фракции. Это, конечно, и искусство фактического манипулирования, и результат законодательства, которое отсекает довольно существенные части политического спектра. Что же касается пропорциональной системы, то здесь существуют разные точки зрения. Никому иному, как мне, приходилось вести отчаянную борьбу в 90 годах, когда преобладающее мнение, в том числе и президентской администрации заключалось в том, что надо сократить пропорциональный компонент выборов в Государственную думу с половины до одной трети. В то время очень многие влиятельные, авторитетные и ученые, и эксперты, и политики поддерживали этот подход. Пришлось выдержать довольно серьезную борьбу для того, чтобы сохранить соотношение один к одному, которое было заложено еще в 93 году в наше избирательное законодательство. Вместе с тем мы исходили из того, что система должна быть смешенной, то есть какая-то часть депутатов должны избирать непосредственно избиратели.
Любая избирательная система, это сказано до меня, имеет свои достоинства и недостатки. Чисто пропорциональная система тоже имеет свои недостатки. На мой взгляд, если уж говорить об идеальной системе, вернее, не идеальной, а более рациональной системе, является германский вариант смешенной системы, при которой избиратель имеет два голоса. Одним голосом он определяет состав парламента партийный, а другим голосом он определяет, кто именно от той или иной партии будет представлять его интересы. Это довольно сильное орудие против бюрократизма, против централизаторской тенденции аппарата политических партий. Конечно, немцам легче, у них полтора десятка количество земель. В 83 субъектах ввести такую систему достаточно сложно, но тем не менее, я думаю, что возможны варианты смешенной системы по германскому образцу.

Владимир Кара-Мурза: Писатель Эдуард Лимонов, сопредседатель движения "Другая Россия", возмущен российским избирательным законодательством.

Эдуард Лимонов: Безусловно, наше избирательное законодательство заслуживает того, чтобы его выбросить куда-нибудь в форточку. Это законодательство полицейского государства. Нужно допускать к выборам представителей всех реально существующих политических организаций, отменить регистрации партий политических, поскольку сегодня служит этот институт, то есть Минюст, для подавления нежелательных партий и таким образом четыре пятых политических сегодняшних сил, существующих реально, не допущены к выборам. Следует заменить саму Центральную избирательную комиссию. Это должна быть подчиненная обществу контрольная организация, куда вошли бы, например, известные своей порядочностью и честностью адвокаты, какое-то количество правозащитников.

Владимир Кара-Мурза: Как скоро возможен возврат к одномандатным округам?

Вадим Прохоров: Я вообще не знаю, возможен и будет ли он. Вообще одномандатные округа, в принципе действующая власть может контролировать выборы или то, что сейчас называется под названием "выборы", по большому счету точно так же и ничуть не хуже, чем пропорциональные списки. И даже последняя дума, которая избиралась в том числе по одномандатным округам в 2003 году, отдельные вкрапления действительно независимых депутатов, как, например, Владимир Александрович Рыжков, они в целом не портили общей картины, когда подавляющее большинство одномандатников это были представители партии власти, единственное, может быть федеральной власти здесь боялись усиления региональной составляющей, что мощные главы субъектов будут проводить своих, даже вопреки пожеланиям федерального центра. Поэтому здесь говорить о том, что возврат одномандатной системы однозначно будет свидетельствовать в сторону демократизации, достаточно затруднительно. Здесь нужно менять действительно систему в целом.
И как раз по замене системы в целом хотелось бы ответить в данном случае уважаемому коллеге Кириллу Геннадиевичу Сердюкову о том, а где доказательства. Помилуйте, доказательства такие есть. Если говорить о вступивших в законную силу решениях суда, то хотелось бы напомнить, что в стране, где нет свободного суда и в конце 30 принимались одни приговоры, потом в средине 50 они зачастую теми же самыми судьями отменялись, говорить о какой-то преюдиции судебных актов по политическим делам достаточно затруднительно, я думаю, он не будет с этим спорить.
Что касается доказательств, я могу привести один конкретный пример, дело, которое я сам вел – это дело партии "Народ за демократию и справедливость". Я не состою членом этой политической организации, но как адвокат помогал им отстаивать свои права, возглавляется Михаилом Михайловичем Касьяновым, бывшим премьером. И я хочу сказать, что Таганский суд на нескольких заседаниях разбирался, почему Федеральная регистрационная служба, а ныне эти функции перешли к Минюсту, отказал в регистрации этой партии. Что выясняется, что на 56 тысяч членов, которых продекларировала данная партия, нашлось 37 ошибок в поданных документах по 37 гражданам. Причем, допустим, у одного какая ошибка, один коллега из Ульяновска, год рождения был обозначен не 1953, а 1053 - очевидная ошибка, описка. И уважаемая представительница милая девушка из Федеральной регистрационной службы говорит: вот одной ошибки на 56 тысяч заявителей вполне достаточно, чтобы отказать в регистрации целой партии, мы ей и отказали. Это правомерное использование соответствующих норм закона о политических партиях или это все-таки извращение самой сути? Хорошо, исключите этих 37 человек, что не набирается 50 с лишним тысяч в данной конкретной партии. И Таганский суд согласился с этой позицией Федеральной регистрационной службы, потом согласился Московский городской суд, а далее уже сейчас дело находится в Европейском суде, надеюсь, что хоть там разберутся, можно ли из-за 37 ошибок или даже одной ошибки в годе рождения отказывать в регистрации партии.
Выхолащивание сути политического, идеологического многообразия, когда чиновники из соответствующего органа правомочного, сейчас это Минюст, могут свободно запретить регистрацию политической партии, а в каком-то случае просто не заметить, ошибки здесь всегда и везде, я не поверю, что на 50 тысяч человек нет ни одной ошибки, просто в одном случае их можно не заметить, а в другом случае на этом основании отказать. Вот это и есть выборочное применение закона, который несвободным судом в России никак, к сожалению, не компенсируешь. И вот это говорит о том, что, конечно, система не сложилась во многом благодаря этому.

Владимир Кара-Мурза: Какие формы дискриминации испытывает ваша Коммунистическая партия Российской Федерации на региональных выборах?

Кирилл Сердюков: Вы знаете, я хотел бы сначала вернуться к вопросу, поднятому Вадимом Юрьевичем. Дело в том, что я полагаю, все-таки проявление догматизма в своем ответе, но я полагаю, что мой коллега согласится со мной и скажет, что этих ошибок правоприменительной практики можно было бы избежать, если бы мы обладали наличием единого кодифицированного акта, где было бы более-менее хотя бы все полно прописано. Да, я соглашусь с тем, что законы применяют живые люди, безусловно. И никто не застрахован от ошибок. Но отсутствие федерального закона, а мой коллега не даст соврать, что у нас права можно ограничивать только по вступившему, принятому федеральному закону, то наличие этого федерального закона избавило бы нас от множества этих и других досадных недоразумений, которые я сейчас наблюдаю, представляя Коммунистическую партию Российской Федерации в Центризбиркоме.
Достаточно в качестве иллюстрирующего примера такого же применения чиновником, толкования чиновником определенных подзаконных нормативных актов, можно привести, например, последнюю жалобу Либерально-демократической партии в Рязани, где из-за того, что не на той странице по мнению чиновников стояли штампы о группе крови, которую ставили не сами обладатели этих паспортов, целый ряд лиц был снят с регистрации. Я полагаю, что человек, гражданин не должен отвечать за действия конкретного чиновника и ограничить его права может только в этой ситуации суд.
Но опять-таки вернусь к ситуации, когда у нас был бы нормальный кодекс, он может быть аналогом уголовно-процессуального, гражданско-процессуального, но должен процесс, там должна быть детально прописана процедура. И вот когда эта процедура детально будет прописана, тогда произволу чиновников, я полагаю, будет положен конец.
Возвращаясь к вашему второму вопросу о том, какие меры воздействия применяются к КПРФ, я могу сказать, что сейчас есть, на мой взгляд, достаточно возмутительный прецедент, когда прокуратура Саратовской области вынесла предупреждение за так называемую экстремистскую деятельность руководству саратовского регионального отделения партии, Коммунистическая партия Российской Федерации. Я полагаю, что при наличии вступившего законную силу и не отмененного постановления следственных органов, которые базируются на лингвистической экспертизе, которая была проведена в соседнем регионе, не в Саратове, это говорит о полной объективности этого заключения, признавать по тому же факту, по тем же обстоятельствам и выносить предупреждение региональному отделению политической партии, я полагаю, что это перебор. Я полагаю, что у регионального отделения есть все основания к тому, чтобы обжаловать данное решение вышестоящему прокурору по той простой причине, что, это моя частная точка зрения как юриста, но я полагаю, что, безусловно, это не есть правильно.

Владимир Кара-Мурза: Каким формам дискриминации подверглась ваша партия "Яблоко" на прошедших 11 октября местных выборах, в частности, выборах в Московскую городскую думу?

Виктор Шейнис: На прошедших выборах партия не имела возможности достаточно надежной для того, чтобы обратиться массовым избирателям. Возможности использования средств массовой информации, действительно массовой, имеющей выход на очень широкую аудиторию, были предельно ограничены. Но мне хотелось бы привести, пожалуй, еще более яркий пример, когда на последних региональных выборах в Санкт-Петербурге на основании якобы недостоверных подписей избирателей, превышающих определенную норму, которая определена законом, партия была снята с регистрации в городе, где она имела достаточно сильные и надежные позиции. Причем, характерно следующее обстоятельство.
Вот здесь говорили о судебной системе, подается жалоба в суд, суд отвергает доводы партии. Затем подается жалоба в Верховный суд, рассматривает Верховный суд эту жалобу. Приезжают люди за свой счет в Москву для того, чтобы предстать перед Верховным судом и засвидетельствовать, что подписи, которые забракованы как якобы поставленные другими лицами, недостоверные подписи в листах выдвижения партии, якобы не им принадлежат. Судья отвергает заслушивание этих людей. Он заявляет, что нам не нужны свидетельства живых людей, мы имеем заключение экспертизы. Вот вам характерный пример избирательного отношения судебных органов к партии. Проблема, конечно, не сводится только к моей партии - это практика так или иначе задевает все партии за исключением той квази-партии, которая называет себя "Единая Россия". К сожалению, именно так обстоит дело.

Владимир Кара-Мурза: Виталий Иванов, директор Института политики и государственного права признает правоту президента, выступившего за коррекцию избирательного законодательства.

Виталий Иванов: Все, что говорит президент, серьезно. Вопрос только в том, как оценивать президентские инициативы. Оценивать ли их как модернизацию политической системы, как ее реформирование или как ее совершенствование, ее уточнение. Я предпочитаю интерпретировать президентские инициативы в смысле совершенствования, в смысле улучшения, коррекции и так далее. Неоднократно говорилось и президентом, и не только президентом, что наша политическая система состоялась, что она работает. Я полагаю, что это будет реализовано. Если мы имеем в виду законодательное оформление президентских инициатив, то, думаю, это вопрос нескольких месяцев. Парламент работает очень эффективно, уже неоднократно заявлялось, что они готовы в приоритетном порядке президентские инициативы реализовать, так что я здесь проблемы не вижу.

Владимир Кара-Мурза: Поговорили о проблемах партий, что же тогда говорить о движении "Солидарность"?

Вадим Прохоров: Я имею честь состоять в движении "Солидарность", где действительно собрались политики достаточно разные, но объединенные общей идеей и действительно обеспокоенные судьбой страны, ее политической системы. Хочу сказать, что прошедшие выборы в Московскую городскую думу, прошедшие в октябре, показали что, к сожалению, даже хорошее законодательство не являлось бы панацеей. Я хочу полностью согласиться с коллегой Кириллом Сердюковым в том, что действительно необходим избирательный кодекс - это совершенно очевидно, здесь даже спорить нечего. Либо состоящий из двух частей, собственно материально-правовой и процессуальной, может быть два кодекса, как это имеет место в сфере регулирования уголовного и гражданского законодательства – это уже детали. Но вся проблема в том, что даже будучи принят, а это действительно необходимо, сам по себе кодекс еще не решит всех вопросов.
На выборах в Московскую городскую думу совершенно очевидно, как и во всех других ситуациях, закон един для всех и он должен единообразно применяться. От движения "Солидарность", вернее сказать, в порядке самовыдвижения в Московскую городскую думу выдвинулись 7 кандидатов, представляющие движение "Солидарность". В ходе выдвижения проходило все достаточно спокойно, видимо, еще не всех вычислили, потому что, как я понимаю, у московских властей болела голова относительно может быть каких-то других, тоже неудобных кандидатов, но уже к моменту регистрации все стало понятно, что в регистрации будут отказывать под любым предлогом. В результате прошли судебные разбирательства, в которых было установлено, что в ряде подписных листов, пришлось подавать документы на регистрацию по подписям, подписные листы, как и всегда на всех выборах, подаются без подстрочника, то есть внесены все необходимые данные по кандидатам, но подстрочник опущен для экономии места на листе. Подчеркиваю, что это было на всех выборах, и федеральные партии поступали так же. Более того, на этих выборах точно так же поступили партии, баллотировавшиеся, это "Патриоты России" и "Яблоко". Но то, что они должны участвовать в выборах в Московскую городскую думу, видимо, принималось на высоком уровне и их снять никак нельзя было. Так вот Московский городской суд принимает взаимоисключающее решение на основании одного и того же законодательства о том, что кандидат, который баллотируется в одномандатники, непосредственно движения "Солидарность", их подписные листы не соответствуют требованиям закона, но точно такие же подписные листы у их одномандатников, более того двух партийных списков "Яблоко" и "Патриоты России" вполне соответствуют требованиям законодательства.
Боюсь, что эту ситуацию, которую, к сожалению, потом утвердил Верховный суд, никаким избирательным кодексом не исправишь. Здесь какая-то глубокая патология политического режима в целом существует и здесь уже, конечно же, нужно серьезное реформирование не только судебной системы, но и в целом подхода, нужна очередная оттепель или очередная перестройка, как ее ни назови, потому что иначе никакой избирательный кодекс не поможет соблюдать законы, к великому сожалению.

Владимир Кара-Мурза: Политолог Александр Кынев осуждает практику досрочного голосования.

Александр Кынев: Досрочное голосование является одним из механизмов, который активно использовался для различных злоупотреблений, когда организовывалось массовое голосование работников тех или иных предприятий. К примеру, выбора мэра Сочи 2009 года, когда работников санаториев организованно целыми автобусами свозили для досрочного голосования. Была такая практика и в целом ряде регионов. То есть фактически она использовалась для организации голосования под давлением. Совершенно очевидно, что применяться она могла только при попустительстве избирательных комиссий, которые закрывали глаза на такой неадекватный с точки зрения добровольности порядок участия избирателей в выборах. Соответственно, можно предположить, что если раньше комиссии были готовы принимать такую вызывающую критику оппозиции технологий, сейчас ее отменят, то кто же будет им мешать применять другие технологии. Если они раньше были готовы к одним манипуляциям, а эти манипуляции будут запрещены, то сам факт моральной готовности использовать механизмы, влияющие на выборы с точки зрения улучшения позиции кандидатам от власти, просто приведут к тому, что будут использоваться другие технологии.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Олега.

Слушатель: Добрый вечер. В чем заключается дефект существующей системы, прекрасно выявил вчерашний разговор с членом Общественной палаты поэтом Дементьевым. Он сказал, что его палата является медиатором между властью и обществом. Между тем в поминавшейся здесь третьей статье конституции ясно сказано, что единственным источником власти в нашей стране является народ, а он проговорился о том, что помимо власти от народа есть какой-то еще источник власти, власти, имманентной себе. Один из слушателей Радио Свобода даже нашел образное выражение соотношение между властями - это Медведев, держащий лыжи истинного владельца страны господина Путина. И единственный выход из этого может заключаться в том, чтобы народ либо через своего все-таки имеющего легитимацию избранника, президента вернул себе власть, либо как альтернатива возвращение народоправства методом прямой демократии, единственный пример, которой мы сейчас знаем - это в Ингушетии, где сменили назначенца после того, как просто уничтожили отделение милиции.

Владимир Кара-Мурза: Пока грядет отмена досрочного голосования на выборах всех уровней. Как вы считаете, к мартовским выборам изменятся ли результаты на местах в случае отмены досрочного голосования?

Кирилл Сердюков: Вы знаете, мне сложно сказать. Единственное что я могу сказать в этой связи, что, безусловно, по моему мнению, досрочное голосование, открепительные талоны на выборах необходимо отменять. И я совсем не соглашусь с той аргументацией, которую привел уважаемый Борис Грызлов о том, что давайте представим вполне реальную ситуацию, что накануне дня выборов вылетает экипаж в космос. Я думаю, что вся страна в космос не улетит. И я полагаю, что, безусловно, коли Центральная избирательная комиссия принимает такое решение и это соответствует, отражает нужды и чаяния всего избирательного спектра всех избирателей политических партий и парламентских, и не парламентских. И я полагаю, что это конечно необходимо убирать.
Но опять-таки я могу сказать, что пока, я начал говорить, отвечая на первый вопрос, я не совсем понимаю, почему у нас вся эта ситуация каким-то образом решается подзаконными нормативными актами. Я все-таки призываю, все, многоуважаемый мой коллега Виктор Шейнис сказал, что есть проект избирательного кодекса и может быть действительно стоит создать общую рабочую группу из представителей парламентских, непарламентских партий, наконец разработать данный кодифицированный акт.
Говоря о случаях, о которых говорит Вадим Юрьевич Прохоров, я хочу привести слова Владимира Владимировича Путина, которые были сказаны на Государственном совете по поводу судебной системы. Полностью цитата, она звучит так: "Мы и так практически вывели за рамки общественного государственного контроля судебную систему. Не знаю, пошло ли это на пользу самой судебной системе". Если же лидер крупнейшей партии говорит такие слова, очевидно, есть над чем нам всем задуматься.

Владимир Кара-Мурза: Гарри Каспаров, один из лидеров движения "Солидарность", не собирается довольствоваться косметическими изменениями.

Гарри Каспаров: Никакие косметические изменения не могут привести к тем изменениям, которые нужны российскому выборному законодательству, а именно дать возможность проводить свободные выборы в соответствии с конституционными нормами и с российскими законами, дать возможность участвовать в них российским гражданам. Пока главой Центризбиркома остается Чуров, занимающейся гарантией обеспечения правильного результата для власть предержащих на выборах, все предложения, исходящие из такого Центризбиркома, будут носить фарсовый характер.

Владимир Кара-Мурза: Нуждаются ли, по-вашему, в общественной экспертизе те инициативы, которые Центризбирком вносит в администрацию президента?

Виктор Шейнис: Да, безусловно, следует. И ваша передача является одним из маленьких, но важных шажков на пути к мобилизации общественного мнения. Я не стою на позиции "все или ничего". Я считаю, что нужно и то, и другое, и менять ту система, в которую встроено как подсистема наше избирательное законодательство и избирательная практика, и вместе с тем добиваться частных изменений, которые хоть в чем-то могут улучшить ситуацию и расширить возможности избирателей оказать влияние на власть. Ибо, как правильно сказал один из ваших слушателей, что источником власти является по конституции народ.
Мне хотелось бы отметить следующее обстоятельство: в президентском послании Дмитрия Анатольевича Медведева было названо 10 пунктов, относящихся к избирательной системе. Меня огорчает то обстоятельство, что, во-первых, из 10 пунктов пока что в виде каких-то законопроектных инициатив затронуты только два пункта. А как же остальные 8? И второе: сами по себе эти пункты тоже являются паллиативными. Возьмем хотя бы то, что фактически установлен 7% заградительный барьер для партий. Это чудовищная цифра. И сделан маленький очень, я бы даже сказал, ничтожный шажок, то есть партии, которые получили от 5 до 7%, предлагается им дать одного депутата. Извините, почему одного? 5% в Государственной думе – это 22-23 депутата, а скажем, 6% - это 27-28 депутатов. Почему такая дискриминация? Почему сотни тысяч миллионы избирателей должны довольствоваться одним депутатом и радоваться тому, как комментирует предложение президента уважаемый господин Плигин, радоваться этому значительному якобы шагу, который дает возможность меньшинству излагать свою точку зрения, а не предоставить этому меньшинству пропорционально, если мы стоим за пропорциональную систему, пропорциональное количество депутатов.

Владимир Кара-Мурза: Согласны ли вы, что излишне осторожно Кремль корректирует избирательное законодательство?

Вадим Прохоров: Да, безусловно. Я не могу, к сожалению, во всем согласиться с Виктором Леонидовичем относительно 10 пунктов. Большинство их них носит косметический характер. Собственно во многом он сам сказал. Действительно, дайте одного-двух депутатов партиям, набравшим больше 5% - это иначе как издевательством над здравым смыслом не назовешь. Установить единый критерий численности депутатов в разных субъектах федерации может быть и важно, но, на мой взгляд, несколько вторично и так далее. Даже реализация всех этих 10 пунктов, хотя в них содержится много действительно здравого в части досрочного голосования, в части системы электронного голосования, тем не менее, это явно недостаточно, эти изменения будут носить только косметический характер и к серьезным подвижкам в обществе не приведут.

Владимир Кара-Мурза: Успеет ли Центризбирком до следующего президентского послания реализовать все 10 пунктов президентских?

Кирилл Сердюков: Я думаю, на этот вопрос ответит только Центризбирком.

Владимир Кара-Мурза: Верите ли вы в радикальные изменения российского избирательного законодательства?

Виктор Шейнис: На данном этапе нет, это не произойдет. Но я верю в то, что в конечном счете через какое-то время придут другие времена.

Владимир Кара-Мурза: Вадим Прохоров, вы такой же оптимист как Виктор Леонидович?

Вадим Прохоров: Да, безусловно, я глубоко убежден, что у России есть только европейский путь развития, никого евразийского, азиопского или иного исключительного пути нет. Формы демократии в очень разнообразных, но и в чем-то сходных странах Европы показали, что какой-то минимальный набор гарантий должен существовать. Сейчас его нет. Но он обязательно будет, и к этому Россия обязательно придет, иначе она не сможет существовать как единое государство.

Владимир Кара-Мурза: Нам дозвонился Юрий Алексеевич Рыжов. Ему слово.

Юрий Рыжов: Я очень раз слышать Виктора Шейниса и все обсуждения, которые вы ведете. Но никаких альтернатив или возможностей в нашей стране не может быть, пока самый главный влияющий на менталитет общества телевизор. Потому что никто не читает газет. Есть хорошие газеты, есть хорошие радиостанции. Но если никому не будет возможно выступить по телевизору со своими программами, со своими мнениями, все остальное бессмысленно абсолютно. Можно обсуждать разные проекты, как должны выбираться кто-то, губернаторы, никого мы не выберем ответственного перед обществом, если не будет обратной связи. Система без обратной связи безнадежна.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG