Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему сербское государство должно быть довольно выбором нового Патриарха страны


Ирина Лагунина: Сербская православная церковь, насчитывающая около 11 миллионов прихожан по всему миру, избрала нового Патриарха. Им стал 80-летний епископ Нишский Ириней Гаврилович.
Согласно правилам сербской церкви, Патриарха избирал Священный архиерейский собор, тайным голосованием, пока три кандидата не получили более половины голосов – для этого понадобилось четыре тура. Потом было применено так называемое апостольское правило: записки с именами каждого из кандидатов были помещены в конверты и главу сербской церкви «выбирал» Святой Дух, рукой одного из священников.
Интронизация Патриарха Иринея прошла на следующий день после избрания, в субботу, в белградском Кафедральном соборе. Что ожидают в Сербии от нового предстоятеля церкви? Как он будет строить отношения с государством? С экспертами беседовала наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Владыка Ириней Гаврилович – хороший на данный момент выбор на патриарший престол. Это общее мнение огромного большинства сербов. Он человек мудрый, скромный, образованный, способный примирить разные противоборствующие течения в рядах сербских епископов и священников. Ириней пользуется огромным уважением среди своих прихожан в большой Нишской епархии, на юге Сербии, которую возглавлял тридцать пять лет. Его выбор для многих показался чуть неожиданным – ведь епископ Нишский не входил в число главных фаворитов. Когда Ириней Нишский уже во втором туре голосования получил необходимое большинство голосов архиереев, он, говорят, был крайне растерян и готов даже отвергнуть собственную кандидатуру, словами: «братья, только не меня!». Любопытно, что, вступая на престол, Патриарх, вопреки обычаям, не произнес заранее подготовленную речь – у него не было, дескать, времени подготовиться к официальной церемонии.
Патриарх Ириней 1:

Патриарх Ириней: Я отдаю себя отчёт во всей тяжести и ответственности этих почестей. А почесть требует жертв. Способны ли мы на жертвы? Должны быть способны. Обычно, когда выбирается и возводится на престол патриарх, он представляет свою программу. У меня нет собственной программы, она содержится в церковном учении, когда Господь говорит: идите и проповедайте Евангелие.

Айя Куге: В своей речи Патриарх сербский Ириней коснулся и Косово, обещав, что церковь, не жалея сил, а если потребуется - и страданий, должна помочь государству сохранить Косово в составе Сербии.

Патриарх Ириней: Косово - наша святая земля, наш Иерусалим. «Аще забуду тебе, Иерусалиме, забвена буди десница моя!» - сказал царь Давид. И мы, если мы забудем Косово, Косово забудет нас. Трагично то, что мы после этого торжественного почитания должны отправиться в Печ в Косово, чтобы там завершить главную церемонию интронизации. Сможем ли мы туда поехать, поедем ли в чужую землю?

Айя Куге: Главные торжественные мероприятия по случаю возведения на престол главы церкви, по древней традиции, планируется провести весной в Косово, где находится Печская патриархия - средневековая резиденция СПЦ, где восходили на престол все сербские патриархи. Такую церемонию, на которую ожидается приезд предстоятелей всех православных поместных церквей, в Косово организовать не просто – понадобится разрешение албанских и международных властей и усиленные меры безопасности участников главной интронизации.
Предыдущий Патриарх сербский Павел, который скончался два месяца назад после двухлетней болезни на 96-м году жизни, был очень любим в народе, и поэтому не случайно все теперь сравнивают нового патриарха с его предшественником. Павел и Ириней были близкими приятелями, и многие отмечают, что они вообще очень похожи — прежде всего по скромности. Белградский аналитик Живица Туцич считает, что на выбор Патриархом Иринея сильно повлиял народ, который во время похорон Патриарха Павла в массовом порядке продемонстрировал, насколько он ценит редких в нынешние времена морально устойчивых и скромных духовных наставников.

Живица Туцич: Патриарх Павел остался в воспоминаниях как человек особой скромности, и поэтому быть его наследником – это в каком то смысле большой вызов. Думаю, что епископы считались с этим. Епископ Нишкий также скромный человек. В его резиденции всё очень скромно, но там какая-то сердечная атмосфера – именно такая, как мы себе представляем настоящее церковное житьё. Ириней терпеливый и любезный, и видно, что всегда задумывается над словами собеседников – таким я его знаю.
Когда хоронили Патриарха Павла в присутствии нескольких сотен тысяч человек, я понял, что это предупреждение архиереям, какого они должны выбирать нового предстоятеля церкви. Ведь у нас веками церковь является символом скромности и аскетизма. Правда, знаем мы, что это качество не всегда присуще епископам и священникам, но граждане ожидают именно такого поведения. Однако скромность не единственное достоинство нового патриарха Иринея. Мне в нём больше всего нравится культура диалога – а для патриарха это очень важное качество. В нашей церкви много взаимоисключающих мнений, разных течений – нужно их собрать и разрешить разногласия.

Айя Куге: Главными претендентами на церковный престол, значились митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий и владыка Бачкский Ириней. Они представляют два главных направления в рядах СПЦ — радикалов и реформистов. Митрополит Амфилохий почти два года исполнял обязанности патриарха, и не секрет, что ещё до смерти Павла добивался отречения его от престола. Амфилохий порой больше занимается политикой, чем церковными делами. Ириней Бачский, напротив, занимает умеренную позицию по политическим вопросам и имеет хорошие контакты в Европе. Оба считались фаворитами определённых политических кругов Сербии. Вместе с ними кандидатом стал и епископ Нишский Ириней – и жребий пал на него.
История показывает, что веками на выбор сербского Патриарха влияло государство. Теперь также поговаривают, что епископ Ириней, возможно, был кандидатом правящих в стране политиков. Вот что думает по этому поводу белградский журналист, автор биографической книги о Патриархе Павле, Йован Янич.

Йован Янич: Я искренне думаю, что Ириней не был кандидатом от государства, но после его выбора государство может быть довольно и вздохнуть с облегчением. Стоит вспомнить письмо, в котором один из сербских епископов полтора года назад, когда Патриарх Павел ещё был жив, сообщал, что кто-то из министров навещал епископов, советуя, каким должен быть новый патриарх. Одним из условий было – помоложе. А это уж точно не епископ Ириней Гаврилович. Он не был кандидатом государства, но теперь власти могут радоваться, что во главе Сербской православной церкви имеют уравновешенного человека и великого духовника, который готов строить хорошие отношения между церковью и государством.

Айя Куге: Добавлю, что на интронизацию Патриарха сербского не пришли лидеры сербской националистической оппозиции. Тот же вопрос - видному сербскому социологу Мирко Джорджевичу. Возможно ли, что на выбор нового Патриарха повлияли государственные власти?

Мирко Джорджевич:
Государству никогда не всё равно, кто будет патриархом. И церковь тоже всегда подпадала под влияние государства. Бросается в глаза, что новый патриарх уже в своем первом слове после интронизации подтвердил некоторые позиции нынешней государственной политики Сербии: говорил о Косово и обещал, сотрудничая с государством, вернуть его в состав Сербии. Конечно, это невозможно, но нельзя забыть, что патриарх обязан был так выступить. Невозможно даже представить себе ситуацию, чтобы наша церковь была в оппозиции государству. Хотя сегодня позиция государства и православной церкви в основном совпадает, но продолжаются попытки со стороны государственных структур манипулировать церковью.

Айя Куге: Насколько глубоко влияет православная церковь на сербское общество? Ведь сербы – народ не очень религиозный.

Мирко Джорджевич: Влияет довольно сильно. Все социологические исследования показывают, что почти всегда Сербская православная церковь пользуется самым большим доверием среди граждан. Таким образом, она в Сербии действует и как политический фактор.

Айя Куге: Чего можно ожидать от нового Патриарха Сербской церкви? Многие от него ждут, что он, прежде всего, примирит две группы в Сербской православной церкви - реформистов и радикалов, до сих пор воевавших на грани раскола.

Мирко Джорджевич: Патриарх Ириней не принесёт никакие серьезные реформы, нет! Он не принадлежит к реформаторам. Но с уверенностью можно сказать, что Ириней будет патриархом, который сумеет держать равновесие между агрессивным экстремистским крылом епископов и государством. Интересам государства никак не отвечало бы, если бы церковь пришёл возглавлять митрополит Амфилохий, ежедневно посылающий громы и молнии против Европы. Ведь фундаментом государственной политики ныне является сближение с Европой и, в будущем, вступление в Евросоюз. Ириней является нейтральной личностью, человеком компромисса. Он готов открыть церковь для налаживания отношений с Ватиканом. Это уже видно из его заявления о том, что он ожидает приезд Папы Римского в город Ниш в 2013 году.

Айя Куге: Мы беседовали с белградским социологом Мирко Джорджевичем. Церемония торжественной интронизации Патриарха сербского намечена на 25 апреля в Косово.
XS
SM
MD
LG