Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Специально для Радио Свобода: Генеральный секретарь НАТО о будущем диалоге с талибами в Афганистане


Хамид Карзай: Мы должны пригласить к сотрудничеству всех наших земляков, особенно тех, кто отказался от насилия, кто уже не причисляет себя к «Аль-Каиде» или другим террористическим группам, кто принимает афганскую конституцию.

Ирина Лагунина: Как и ожидалось, президент Афганистана Хамид Карзай на конференции по вопросам развития его страны в Лондоне представил международному сообществу план национального примирения, которое должно включать умеренных талибов. Карзай пообещал, что талибы, отказавшиеся от насилия, могут быть представлены в джирге – законодательном совете страны. Как сообщают информационные агентства, 70 государств мира поддержали эту идею на словах и готовы поддерживать делами. С условиями, похожими на ультиматум, выступила лишь Саудовская Аравия. Ее представитель заявил, что для того, чтобы королевство начало поддерживать процесс примирения с талибами, талибы сначала должны выдать Усаму бин Ладена и отказаться от связи с вооруженными группировками. Это не очень приятное известие для афганского руководства, поскольку именно Саудовская Аравия в прошлом выступала посредником на переговорах Кабула с талибами. И кстати, предыдущие подобные предложения не получили поддержки и провалились. Есть ли основания полагать, что нынешний план получит какое-то развитие?
Мой коллега Абубакар Сиддик беседовал на эту тему с генеральным секретарем НАТО Андресом Фогом Расмуссеном.

Андерс Фог Расмуссен: Да, я думаю, на этот раз ситуация будет в корне другой, во-первых, из-за того, что сейчас есть политическая поддержка этой инициативе, а во-вторых, потому что, я надеюсь, на этот раз международное сообщество предоставит средства на программу примирения и реинтеграции. Но, сказав это, я должен подчеркнуть, что во главе этого процесса примирения и реинтеграции должно стоять афганское правительство, и базовым условием этого процесса, как я понимаю, должно быть признание этими группами талибов буквы и духа афганской конституции и демократии.

Абубакар Сиддик: До начала лондонской конференции кто-нибудь из западных официальных лиц или из руководства НАТО говорил с талибами, а что они сами думают по этому поводу?

Андерс Фог Расмуссен: Нет, как я уже сказал: крайне важно, чтобы инициатива процесса примирения и реинтеграции исходила от афганского правительства. Мы будем и мы можем, конечно, помогать руководству Афганистана, если оно будет нуждаться в этой помощи. Но сам процесс должен принадлежать правительству Афганистана.

Абубакар Сиддик: Зачем талибам соглашаться на примирение, если, как они заявляют, они выигрывают войну?

Андерс Фог Расмуссен: Они ее не выиграют. Ее выиграем мы. Они не получат власти в Афганистане, в первую очередь, из-за того, что афганский народ хочет свободы и демократии. Люди не хотят, чтобы талибы вернулись. А во-вторых, мы в последнее время приняли ряд важных решений, чтобы не допустить возвращения талибов. Мы значительно расширили военное присутствие в стране, увеличили численность войск. И мы также будем активнее развивать возможности собственно афганских сил безопасности противостоять талибам. Мы готовим и будем готовить и обучать афганских солдат, афганскую полицию с тем, чтобы постепенно они взяли на себя ответственность за обеспечение безопасности. Ну и, наконец, международное сообщество предоставит дополнительные средства на развитие Афганистана. В этой связи стоит заметить, что афганское правительство тоже взяло на себя ответственность и пообещало укрепить борьбу с коррупцией и торговлей наркотиками и в целом продемонстрировать людям лучшее управление страной, чем прежде. Так что из-за всего этого можно надеяться на переломный момент в Афганистане и на прогресс в 2010 году.

Абубакар Сиддик: Еще раз о победе и поражении. Командующий операцией генерал Стэнли Маккристал заявил на днях, что каждый афганец в будущем сможет играть роль в управлении страной, если этот афганец думает о будущем Афганистана. Вы разделяете эту точку зрения? Ведь если руководство талибов придет в управление страной, то изменится само понятие победы и поражения. Что бы вы определили как победу в Афганистане в таком случае?

Андерс Фог Расмуссен: Я бы лучше говорил об успехе. А успехом была бы передача ответственности за обеспечение безопасности афганскому народу, афганским силам безопасности. Конечно цель - чтобы афганцы были хозяевами в своем доме, чтобы они приняли на себя ответственность за развитие, управление и обеспечение безопасности своей собственной страны. Мы сейчас там только для того, чтобы защитить афганцев, защитить простых людей. Мы там для того, чтобы помочь им создать стабильное общество и стабильную демократию. И могу вас заверить, что мы будем оставаться там столько, сколько потребуется для того, чтобы осуществить эту задачу. НАТО и Международные силы содействия безопасности в Афганистане – это не оккупационные силы. Мы останемся там так долго, как будет нужно, но наша цель – передать ответственность афганскому народу.

Абубакар Сиддик: Напомню, на вопросы Радио Свобода/Свободная Европа отвечает генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. По сообщениям агентств, Североатлантический союз собирается создать высший гражданский пост в Афганистане. Это как-то скажется на темпах восстановления страны? Ведь у НАТО уже есть гражданское представительство в Кабуле.

Андерс Фог Расмуссен: Именно так, у нас уже есть гражданское представительство. Но тем не менее, мы полагаем, что есть насущная необходимость лучше организовать и лучше координировать гражданскую помощь Афганистану. Мы также хотели ли улучшить сотрудничество с афганским правительством и с международными организациями и представительствами в Кабуле. Так что нам нужен полноценно работающий гражданский аппарат. И в ближайшее время я назначу главу этой гражданской миссии НАТО в Кабуле.

Абубакар Сиддик: С одной стороны, вы говорите, что хотите как можно быстрее передать контроль за безопасностью в стране афганцам. С другой стороны, сами афганцы замечают, что НАТО не спешит вооружить афганскую армию новыми видами оружия. Какую военную инфраструктуру вы намерены оставить после себя в стране?

Андерс Фог Расмуссен: Все это в большой степени зависит от развития ситуации в самом Афганистане. Как я уже сказал, наша цель – передать контроль за безопасностью страны афганцам, и для этого мы сейчас готовим и обучаем афганскую армию и полицию. Мы весьма благодарны афганскому правительству за то, что оно решило увеличить личный состав сил безопасности к 2011 году до 300 тысяч человек. И конечно, мы будем следить за тем, чтобы эти силы были соответствующим образом вооружены. Но каким будет это вооружение в деталях и подробностях, зависит от тех угроз и вызовов безопасности, с которыми страна столкнется в ближайшие несколько лет.

Абубакар Сиддик: Но если учесть, что в нынешнем правительстве представлены бывшие полевые командиры и другие лица, обладающие собственными вооруженными отрядами, с какими трудностями вы сталкиваетесь в подготовке и экипировке афганской армии?

Андерс Фог Расмуссен: По нашей оценке, афганские силы безопасности прекрасно выполняют свои обязанности. На самом деле они выступают на передовой в двух третях запланированных операций, и это само по себе уже показывает возможности и способности этих сил, их целеустремленность. Афганцы – хорошие солдаты, и, по-моему, нет никаких оснований сомневаться, что они не будут поддерживать афганское правительство и афганскую демократию, поскольку, по большому счету, это также поддержка афганского народа.

Абубакар Сиддик: Все стороны, которые участвуют в операции в Афганистане, использовали предложенный президентом США Бараком Обамой график вывода войск из этой страны в своих интересах. Талибы по этому поводу ликовали. Афганское правительство, почувствовав перспективу потерять поддержку, решило быстро укрепиться во власти. А пакистанские военные решили использовать это как предлог для того, чтобы не проводить операции против группировок афганских талибов, которые находятся на пакистанской территории. Все это отнюдь не ведет к мирному разрешению конфликта в Афганистане. Вам не кажется, что американскому президенту стоит пересмотреть свой подход и отказаться от указания даты вывода войск?

Андерс Фог Расмуссен:
Но на самом деле Барак Обама и не говорил о выходе из Афганистана. Он говорил о том, что будет пересматривать стратегию и миссию в 2011 году. Что мне кажется резонным. То есть, мы только что решили значительно увеличить численность войск, и мы рассчитываем добиться существенного прогресса в ближайшие год-полтора. Так что, мне кажется, имеет смысл рассмотреть ход выполнения миссии где-то в середине 2011 года. Но я хочу подчеркнуть еще раз – президент Обама не говорил о выходе из Афганистана. Повторю еще раз то, что я сказал в начале нашей беседы – мы будем оставаться в стране столь долго, сколько понадобится для установления безопасности в этой стране. Уверяю вас, международная коалиция не покинет эту страну до тех пор, пока Афганистан не встанет на ноги. Так что 2011 год будет важным годом с точки зрения переоценки наших действий, но все будет зависеть от обстоятельств. Надеюсь, что ситуация позволит нам передать ответственность афганским силам безопасности. Но это будет зависеть от того, насколько афганские силы безопасности и полиция смогут сами справиться с этой задачей.
XS
SM
MD
LG