Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Русский бал в Вене




Марина Тимашева: 19 февраля в Вене в четвертый раз пройдет “Русский бал”, в этом году его назвали “Алмазный венец”. О том, что собой этот бал представляет, нам расскажет его организатор – Наталия Хольцмюллер.
Наташа, расскажите тогда, вот сидят люди в Москве и Петербурге, слова “венский бал” для них означают, если вообще что-то означают - Вена, музыка Штрауса, дамы в старинных платьях. Что это на самом деле, как это выглядит?

Наталия Хольцмюллер: Вена - не только столица музыки, но столица балов. Вы помните, как танцевал Венский конгресс в свое время? И наш бал будет именно в этом зале проходить, где когда-то танцевал Венский конгресс. Действительно, на балы ходят в длинных платьях, там звучит музыка, в том числе, Штрауса. И за сезон - с Нового Года до начала Поста - только в Вене проходит более трехсот балов, то есть каждый вечер несколько балов. И открывается сезон Кайзеровским балом в Хофбурге, который проходит в ночь с 31 декабря на 1 января. Хофбург это резиденция Габсбургов, можно сказать, венский Кремль, и там присутствуют Франц Йозеф и Элизабет, костюмированные персонажи, которые заставляют вспомнить о старых добрых временах. На этот бал съезжается много туристов, и вот это ауфтакт к началу бального сезона. “Русский бал” - единственный бал с таким названием в Вене, и я организовала первый “Русский бал”…

Марина Тимашева: В 2007 году. Причем я знаю, что тогда вам очень помогал маэстро Валерий Гергиев, худрук Мариинского театра, знаменитый дирижер.

Наталия Хольцмюллер: И мы провели вместе три бала, за время этих балов мы показали три основных составляющих части Мариинского театра: оперу, балет и симфонический оркестр. Это сотрудничество завершилось, мы остались друзьями, и бал будет уже в этом году не только с Мариинским театром, хотя там будут петь молодые солисты этого театра.

Марина Тимашева: Ну, допустим, оркестр, хор, танцоры, артисты, вокалисты… А как все это выглядит? Просто большой зал, без какой-то сцены?

Наталия Хольцмюллер: Хофбург строился на протяжении нескольких веков, это такой действительно комплекс, как Кремль, и там есть здания разных эпох. Вы вначале попадете в Швейцарский дворик, так называемый, это самая старая часть Хофбурга, где когда-то стояли гвардейцы швейцарской гвардии, которые стоят сейчас у резиденции Папы в Ватикане, и по ступенькам Посольской лестницы вы поднимаетесь на второй этаж, в покои, которые напоминают по своей архитектуре, внутренней архитектурной отделке Зимний дворец или Павловский - в общем, это барокко. Вас встречают шампанским, икрой, водкой, звучит музыка, приходят дамы в бальных платьях, кавалеры во фраках или в смокингах. Начало бала в 8 часов. В 9 часов раздается сигнал, открываются двери парадного зала, и под звуки музыки гости проходят в зал и садятся за столики. Наш бал – небольшой, уютный, как когда-то проходили балы у вельмож или аристократов, всего 200 человек народу. Они садятся за столики, соответственно, существует сцена, которая выстраивается на время бала. Открывается бал шествием участников в театральных костюмах, все это очень красочно, и затем начинается программа. Вот эта часть - программа, ужин и уже какой-то переход к танцам - длится с девяти до полуночи. В полночь будет сюрприз, как всегда полагается на балах, что-то такое особенное, какой-то номер, а затем открывается уже бальная ночь, и с полуночи до четырех утра идут танцы. Танцуют и вальс, и польки, и танго. Нет какого-то ритуала строгого, просто выстаивается программа таким образом, чтобы было весело, и чтобы было разнообразие в танцах.

Марина Тимашева: Наталия, а если дама придет без кавалера или кавалер без дамы?

Наталия Хольцмюллер: Вообще-то это очень рискованная ситуация, но только не на нашем балу. Конечно, дамы не останутся без кавалеров, а кавалеры без дам. Но если вы придете на другой какой-то венский бал без кавалера, даже если вы будете несравненной красавицей, вряд ли вас кто-нибудь пригласит, потому что приходят со своими дамами и, в общем, со своими дамами и танцуют.

Марина Тимашева: Прежде был Гергиев, и вы вместе с ним что-то определяли в этой программе, а нынче вы остались одна. Значит ли это, что вы сами слушаете огромное количество музыкальных коллективов, ездите и смотрите спектакли, или как происходит отбор, с кем вы будете в этом году?

Наталия Хольцмюллер: У меня уже достаточный опыт общения с артистами, я уже знаю, кого я хочу пригласить. Я приглашаю обычно тех, кто мне самой очень нравится, и я беру сперва тех хороших, которых я знаю. Программы я выстраиваю сама, но у меня всегда есть режиссер. Три года это были режиссеры Мариинского театра, сейчас я имею честь работать с художественным руководителем Театра Комедии имени Акимова Татьяной Казаковой. Для меня это тоже новый опыт, потому что в Театре Комедии идут не только спектакли чисто драматические, но есть и водевили, и вечера романсов, там есть поющие актеры, которые будут у нас участвовать тоже в программе - новый театральный акцент в моей бальной программе.

Марина Тимашева: А оркестр?

Наталия Хольцмюллер: Я традиционно сотрудничаю с венским оркестром “Амбасад”. Это оркестр, состоящий из музыкантов, которые играют в разных симфонических оркестрах, но они в сезон балов обслуживают балы.

Марина Тимашева: Какова вообще цель этой затеи, забавы?

Наталия Хольцмюллер: Цель очень благородная – укрепить имидж настоящей России за рубежом, потому что, к сожалению, вот совсем свежий пример. Случайно по телевизору в Австрии я увидела сюжет о русских, отдыхающих в Тироле, в горах. И вот показывают, что, несмотря на кризис, огромное количество русских. Акцент был сделан на то, что деньги не играют роли. То есть даже для австрийцев, которые получают по-разному, но все-таки достаточно высокие зарплаты, когда показывают, что девушки, приходящие в магазин, покупают сразу на три тысячи евро товаров, это как-то вызывает удивление. И потом, когда показывают веселье, пару раз показали просто девушку чуть ли не в купальнике, которая танцевала что-то такое типа танца живота. Вы знаете, я тоже очень люблю веселиться, но это не та Россия, с которой я могу себя идентифицировать. Мне захотелось показать великую русскую культуру, благородство русских традиций, красоту русских праздников, умение веселиться достойно. И вот с помощью Мариинского театра, с помощью этой концепции, которая связала театр, жизнь и историю, мне это удалось. Поэтому из этого огромного количества балов первый “Русский бал” получил сразу шестое место в рейтинге. И хотя, естественно, водка присутствует, как атрибут, на моем балу, но вот это клише (я, конечно, утрирую), но все-таки водка, селедка, матрешка, блондинки и лысые олигархи - против этого я борюсь своим балом.

Марина Тимашева: Почему он называется “Алмазный венец” в этом году?

Наталия Хольцмюллер: Это люди – “алмазы” - которые победили кризис, которые смотрят с надеждой в будущее. Это не только артисты, звезды, это и политики, и бизнесмены, люди, которые в своем деле достигли каких-то высот, люди, которыми можно гордиться. Я сейчас не буду оглашать их список, потому что это всегда очень рискованное дело, они очень заняты, могут отказать в последний момент или, наоборот, согласиться. Но приглашены очень достойные люди.

Марина Тимашева: Наталия, поскольку мы заговорили о покупках на три тысячи евро в магазине, скажите, пожалуйста, у вас в этом году были какие-то финансовые сложности?

Наталия Хольцмюллер: Они не только были, они остались. К сожалению, существует среди политиков России такое мнение, что балы это забава для богатых, и что это дурной тон во времена кризиса. Я считаю это абсолютно неправильным, и я не одинока. Я вот недавно присутствовала на пресс-конференции одного фестиваля нового в Австрии, который патронируется землей Нижняя Австрия. И глава это земли, опытный политик, сказал, что можно экономить на чем угодно, но не культуре, потому что именно благодаря культуре люди обретают силу духа. Говорить, что балы это пустая забава, это просто неправильно и недальновидно, поскольку, во-первых, всегда людям нужны хлеб и зрелища, и, во-вторых, это действительно доказывает стойкость нации. Вот уже третий бал был под очень большим вопросом, поскольку действительно сложности присутствуют, но мы, когда с маэстро Гергиевым на эту тему говорили, я ему сказала, что важно показать, что мы не сломлены. И он со мной согласился, бал получился прекрасным. То есть не нужно кичиться тем, что мы рассыпаем бриллианты, этого, конечно, не будет - все сделано в рамках того бюджета, которым мы располагаем, и без всяких излишеств, но это настоящий праздник, где люди могут отдохнуть, где люди могут почувствовать силу свою, и с этой удвоенной энергией двинуться на преодоление кризиса. А, к сожалению, многие считают, что, да, вот, конечно, все замечательно, все прекрасно, но когда идет речь о том, что нужно бы этот проект поддержать, тут сразу все каменеют и начинают менять тему разговора. Вот это, конечно, меня печалит, поскольку, вы знаете, я родилась в России, сейчас у меня австрийское гражданство, но, конечно, я русская по духу, и я очень часто сейчас бываю в России. Но я считаюсь по статусу сейчас соотечественницей. И вот эта программа поддерживается президентом, на нее тратится огромное количество денег, люди, которые этим занимаются, получают немалые зарплаты, но почему никто не подумает о том, чтобы этот проект, который три года уже успешно существует, существовал только, в основном, благодаря огромной поддержке маэстро Георгиева. Он привлекал своих спонсоров и сам в этом активно участвовал, я работаю тоже на энтузиазме, и это, кончено, нужно менять. Поэтому я сейчас стучусь во все двери, и я уверена, что мы это все осилим. Но это очень сложно, это самый сложный вопрос. Не организация, не фантазия, а вот найти обеспечение финансовое, это достаточно сложно.

Марина Тимашева: Но все-таки вы уверены, что в этом году бал состоится?

Наталия Хольцмюллер: Я уверена, потому что я отвечаю перед людьми, люди мне верят. Я сейчас в Петербурге уже была дважды в Театре Комедии, там готовятся, там уже перешивают платье под меня, там люди радуются, что Театр Комедии сможет участвовать в таком событии. Мне верят, поэтому я не могу не оправдать это доверие. Но я ни перед кем не скрываю, я не говорю, что у меня тут шкатулка с золотом и все у нас замечательно. Я говорю, что мы все должны вместе добиться, чтобы бал состоялся. Я жизнь свою на это кладу, но у меня есть много помощников, которые тоже на энтузиазме работают, к счастью. Потому что без команды ничего делать невозможно.


Марина Тимашева: Конечно, если считать “Русский бал” в Вене только забавой для богатых, о нем не стоит и рассказывать. Но “Русский бал” - благотворительный. В 2007 году там устроили лотерею, а собранные деньги передали Международному конкурсу молодых танцовщиков, в 2008-м провели аукцион в пользу ветеранов сцены. В этом году "Русский бал" передаст собранные средства Мировскому детскому дому, в Воронежскую область.

XS
SM
MD
LG