Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Режиссер и священник Иоанн Охлобыстин признался в отсутствии любви к темнокожим, а писатель-фантаст Сергей Лукьяненко выдал оригинальное и окончательное определение свободы. Обе эти темы активно обсуждались в сетевых дневниках на минувшей неделе.

Так часто бывает: когда с новыми событиями определенное затишье, а старые уже обсуждены со всех сторон, в сети начинают выяснять отношения по поводу универсалий. Минувшая неделя не стала исключением. Началась она с того, что режиссер, актер и сценарист Иван Охлобыстин, столь же известный как отец Иоанн, выразил свой взгляд на политкорректность на сетевом ресурсе Сноб.ру. Взгляд, собственно, определяется названием публикации – "Увы, расист":

Относительно расизма весь сыр-бор случился, когда я вел со своей дочерью Евдокией радиоэфир. Позвонил интеллигентный мужчина и спросил: "А что бы вы сделали, если бы сидящая рядом с вами очаровательная дочь, по достижении определенного возраста, привела африканца и сказала: папа, я его люблю и не могу жить без него?"

Мельком взглянув на свою дочь, в то время кусающую ногти, я в сердцах ответил: под благовидным предлогом отвез бы обоих на 30-й километр, в лес, и расстрелял бы из ружья, к чертовой матери!

<…> Ну, против я смешанных браков с африканцами! На биологическом уровне против! Это не значит, что я не люблю африканцев, сам бы в прежние времена женился на Вупи Голдберг, если бы Сигурни Уивер отказала. Но одно дело самому "жечь", другое дело — детей добру учить. Чтобы не превратили они свою жизнь в бесконечное исследование другого вида - в то время когда они должны, по графику, неистово любить, падать и взлетать на крыльях этой любви, разбиваться о скалы житейской суеты и парить на облаках жертвенной нежности.

Кстати, о любви. Один культовый человек – да что там, основоположник религии, к которой принадлежит Иоанн Охлобыстин – говорил о том, что нет ни эллина, ни иудея. Бдительные блогеры заметили, что про негров этот человек не говорил ничего подобного, так что канон соблюден. В остальном же Охлобыстина в сетевых дневниках немного помяли. Как с позиций обобщенного равенства – что давно уже не так интересно, - так и с позиций шкурных, эгоистических, личных. Что интересно всегда – как, например, в случае с пользователем vba_:

Я по жизни избегаю типов с расистскими наклонностями по двум причинам, частной и общей.

Частная причина в том, что я давно работаю в интернациональных коллективах. Скажем, сейчас я близко сталкиваюсь по работе с двумя арабками, австрийкой, китайцем, кореянкой, немкой, ливанцем, словачкой, камерунцем, португалкой... не говоря уже о французах, среди которых этническое происхождение самое разнообразное (голландское, испанское, еврейское, чешское и т.д.). Тут расистом быть - легче застрелиться.

Общая же (и более важная) причина вот в чем. Если у кого-то есть неприязнь к людям по критерию их происхождения, то лучше держаться от такого человека подальше. Потому что эта неприязнь может обратиться и против тебя. Неприязнь эта является следствием иерархии по критерию происхождения, установленной этим человеком; обычно на вершине он сам, а остальные на разной высоте. Так что ты, будучи вполне белой расы, тем не менее можешь быть (и, скорее всего, будешь) отнесен ко второму сорту за то, что ты еврей или гой, что ты из столицы или из провинции, что ты из простонародья или из дворян... найдется, за что. А тебе это нужно? Мне - нет.

Примечательно, что сам Охлобыстин в конце своего текста приходит к выводу, что дочь все же не застрелит. Но сам, если что, будет несчастлив. Блогеры желают отцу Иоанну любви, а его дочери – еще и счастья. Того, которое она выберет сама.

* * *
Другая универсалия минувшей недели столь же глобальна. Писатель-фантаст Сергей Лукьяненко выступил на сетевом ресурсе "Взгляд.ру" с программной статьей "Великая Русская Мечта" – все слова с больших букв. Судя по всему, автор "Дозоров" обнаружил нечто фундаментальное и целеполагающее – чем и поделился с читателями:

Можно сколько угодно вбухивать деньги в Национальные Проекты, строить больницы и дороги, бороться с пьянством, снимать патриотическое кино и поддерживать "Автоваз".

Ничего не заработает! Все будет вяло одобрено и потонет в болоте людского равнодушия.

Только лозунг "Свобода и Безопасность" будет принят всем народом единогласно.

Под безопасностью Лукьяненко понимает много вещей. Разных: "Это летающие и попадающие в цель "Булавы". Это курсирующие в океане подводные лодки, это новые танки и вертолеты, беспилотники и спутники, это дисциплинированная контрактная армия. <…> Это милиционеры, которые защищают, а не нарушают закон. Это работающая доступная медицина. Это беспристрастное и неотвратимое правосудие. Это абсолютная защита бизнеса. Это тщательный контроль всей среды обитания, в первую очередь – техногенной, на предмет ее безопасности. Это борьба с пьянством и курением, разумеется! Это смертная казнь наркоторговцам – без всякой оглядки на Европу".

В общем, есть, под чем подписаться - и есть, с чем поспорить. Однако все это меркнет перед определением свободы по Сергею Лукьяненко:

Свобода – подлинная и основная – заключается исключительно в свободе передвижения. Пока человек, которого что-то не устраивает в стране проживания, может пойти на вокзал и уехать в другую страну – со свободой все в порядке. Можете кинуть в меня шахматами Каспарова – но это мое твердое убеждение.


Понятно, да? Подлинная и основная, заключающаяся исключительно в "не нравится – вали". Окончательная свобода, броня.
Блогеры, натурально, открыли сетевые тетрадки и вписали туда это определение. Со своими пометками на полях – вроде тех, что сделал в своем блоге писатель-сатирик Евгений Шестаков:

Фантастический писатель Сергей Лукьяненко стал сегодня отцом. Русской национальной идеи. <…> Его формула проста и доступна пониманию даже теми, кто вытирает рот и зад одним рукавом. <… > Проще говоря, чемодан-вокзал-Израиль. Или Штаты. Или туманный Лондон. В России должны остаться лишь те, кто понятие "свобода слова" считает грязным ругательством. Кто сочетание слов "заключается исключительно" считает литературным. Кто так доволен собой, что полагает больными всех недовольных. <…>

Сторону фантаста принял Лео Каганов - писатель, никак не менее известный в сети, чем Лукьяненко и Шестаков:

Свобода передвижения - главный критерий свободы. Если человек не имеет права переехать на другую улицу/город/страну - то о свободе здесь рассуждать уже как-то глупо. А у нас в стране традиционно с этим были проблемы.


Однако, как отметил пользователь mr_bizon, "есть такая штука как необходимые и достаточные условия. Свобода выезда - условие необходимое, но никак не достаточное". А пользователь Pointer пошел в выводах куда дальше:

Леонид, это не "критерий" свободы. Это индикатор. Возможно, хороший индикатор, но не более.
Представь, что тебе позволено совершенно свободно убраться из этой страны, оставив ей своё имущество. На таких условиях тебя, так и быть, под конвоем проводят до границы и выкинут на свободу пинком под голый зад.
Это называется "отпустить за выкуп". Распространённая практика, между прочим, особенно на государственном уровне.
Можно долго гадать, какого чичваркина имел в виду Лукьяненко, но я не думаю, что он плох в обращении со словами. Он сказал ровно то, что хотел сказать.


На полях же - отметим: в блогах есть люди, которые могут разложить всё по пальцам – что критерий, что индикатор, что необходимое условие, а что достаточное. Всё по уму. Прочие же блогеры решили руководствоваться не умом, а инстинктом – и выразили желание разжиться шахматами Каспарова. Лукьяненко ведь сам просил.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG