Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Восстанавливаться после инфаркта теперь негде (Челябинск)


Александр Валиев: Для челябинских сердечников - тех, кто страдает серьезными заболеваниями сердечно-сосудистой системы, - новый, 2010, год начался с неприятного известия. У государства больше нет денег на оплату их реабилитации. Это право у них никто не отнимал, им по-прежнему могут воспользоваться люди трудоспособного возраста - собственно, именно для того, чтобы восстановить трудоспособность, и требуется курс реабилитации. Но право это осталось только на бумаге. Вдруг выяснилось, что никто не знает, из каких источников в Челябинской области в этом году должно осуществляться финансирование реабилитации пациентов. О том, насколько важным является этот этап лечения, говорит Эмилия Волкова, доктор медицинских наук, профессор.

Эмилия Волкова: Реабилитация является неотъемлемой частью лечения сердечно-сосудистых больных, в первую очередь после инфаркта миокарда, инсульта, после серьезных операций на сердце. Сегодня считается, что если человек не проходит курс реабилитации, то он как бы заранее закладывает повышенный риск повторения инфаркта миокарда, инсульта, сведения на нет всех тех положительных моментов, которые были после оперативного лечения. Это даже не обсуждается, потому что если мы не будем проводить курс реабилитации, то мы заранее как бы человека обрекаем на худший прогноз. Поэтому проводить или нет реабилитацию – так вопрос не должен ставится. Это стандарт лечения больных с сердечно-сосудистыми болезнями. Этот этап должен проводиться.

Александр Валиев: Сами пациенты в растерянности. Сердечно-сосудистые болезни и в частности, инфаркт, сейчас существенно помолодели. Алексею Киселеву всего 37 лет, и уже - рубец на сердечной мышце. Ему бы после больницы съездить в санаторий "Кисегач", но вариант сейчас только один - за свой счет. Трехнедельный курс стоит около 30 тысяч.

Алексей Киселев: В больнице только первоначально выводят из этого кризисного состояния, переводят, а потом нужно все равно восстанавливаться в спокойной обстановке – свежий воздух, какое-то лечение дополнительно к тому, что уже в больнице сделали, какие-то процедуры, может быть, те же капельницы с витаминами.

Александр Валиев: Александру Белову до пенсии еще 7 лет, а он уже перенес два инфаркта. Первый был в 2005 году, после него он месяц восстанавливался в санатории. Сейчас такой возможности нет, и Александр уверен, что на здоровье это скажется самым отрицательным образом.

Александр Белов: Необходимо человеку и дальше восстановление, чтобы приступить ему к работе. Здесь такой возможности в больнице нет. В профилактории, санатории "Кисегач" эта возможность была. Специалисты были, лечебная физкультура, массаж, то есть человека готовили к дальнейшей трудовой деятельности. Сейчас такой возможности нет, поэтому человека выписывают из больницы, и он брошен. Что дальше он будет делать – неизвестно. Отсюда возникают проблемы. Дальше лечения нет. Человек снова сюда попадет.

Александр Валиев: Санаторий "Кисегач", специализирующийся на реабилитации "сердечников", тоже пострадал от этой ситуации. Специалисты отправились в вынужденный отпуск, когда он завершится, никто не знает. Говорит Валерий Сорокун, главный врач санатория "Кисегач".

Валерий Сорокун: Конституционные гарантии гражданам на бесплатную медицинскую помощь не выполняются в данном случае. То, что происходит у нас в Челябинской области, говорит, прежде всего, о невнимании к заболевшим людям, о какой-то финансово-экономической беспомощности. Потому что правительство Российской Федерации объявило о том, что государство сегодня не в состоянии финансировать и обеспечивать эти конституционные гарантии граждан. По этому поводу мы обратились и в прокуратуру нашей области, и непосредственно к губернатору.

Александр Валиев: С 2010 года Фонд социального страхования больше не занимается финансированием долечивания пациентов. Это единственное, что удалось узнать доподлинно. В чьи руки попала эта функция теперь, остается загадкой. В Минздраве области от комментариев предпочли пока воздержаться.

Экспертное мнение

Евгений Гонтмахер, заместитель директора Института мировой экономики РАН: Действительно, такая проблема есть. Причем, она заключается в том, что фактически приостановлено финансирование по всем источникам. Если раньше действительно реабилитация тех, у кого были сложные заболевания сердечно-сосудистые, осуществлялась за счет Фонда социального страхования, то не всем, а отдельным, наиболее слабым, пострадавшим категориям, то сейчас в рамках экономии средств Фонда социального страхования… У него большие проблемы с бюджетом, как и у федерального бюджета. Оттуда эти средства изъяты. Такой статьи расходов в фонде нет. Но эти средства не появились, например, в федеральном бюджете. Потому что федеральный бюджет в свою очередь сейчас сводится с большим достаточно дефицитом – порядка 2, возможно, 3 трлн. рублей в этом году. Конечно, Министерство финансов и правительство пошли на все возможные формы экономии, в том числе и экономии на таком социальном очень важном деле, о чем говорили специалисты, врачи и сами больные. Получилась такая лакуна, когда вещь упала между стульев, куда-то в щель, и ее никто не может найти. Потому что не проработан этот вопрос, конечно – а кто будет этим заниматься? Вообще-то логично было бы предположить, что раз отказывается финансировать эту реабилитацию Фонд социального страхования и федеральный бюджет, то за это должен отвечать бюджет региональный. Я думаю, что по факту, видимо, так оно и будет, потому что будет очень много жалоб со стороны и органов здравоохранения, и самих больных. Конечно, полностью проигнорировать эту ситуацию будет, по крайней мере, в большинстве регионов крайне сложно. Придется местным властям выискивать из тоже достаточно тощих бюджетах средства на то, чтобы, видимо, хотя бы какой-то часть людей, которые нуждаются в этой реабилитации, ее проплатить. Количество людей, получивших такого рода помощь, будет существенно меньше, чем это было, например, даже в прошлом году. Увы, к сожалению, это сказывается и наш экономический кризис, и та государственная политика, которая на словах говорит, что у нас, прежде всего, это человек и его потребности, а на деле урезает социальные расходы. К примеру, федеральный бюджет на здравоохранение в 2010 году по сравнению с 2009 годом бюджеты уменьшены. Это даже не считая инфляции, которая у нас будет.
XS
SM
MD
LG