Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Помнят ли жители Тувы о своей знаменитой землячке


Александр Филатенко: 31 января всемирно известной художнице Нади Рушевой исполнилось бы 58 лет. Когда у нее спрашивали о национальности, Надя гордо отвечала: "Моя мама тувинка, папа – русский, а я – монголка". Увы, сегодня о тувинских корнях знаменитой художницы не все помнят даже в Туве. Обычная кызылская школа. На переменке подхожу к первой попавшейся группе детишек. Интересуюсь – знают ли они, кто такая Надя Рушева?

- Рушева? Не знаю.

- Нет, не знаю.

- Нет, я эту девушку не помню.

Александр Филатенко: Надя родилась в Улан-Баторе 31 января 1952 года, когда ее мама Наталья Ажикмаа-Рушева, первая профессиональная балерина Тувы, и папа Николай Рушев, художник Кызылского театра, находились там в загранкомандировке. Рассказывает друг семьи Рушевых кызылчанка Айлана Чадамба.

Айлана Чадамба: К сожалению, здесь мало ее имя звучит. Надо сделать так, чтобы иностранцы сюда приезжали только потому, что корни у Нади Рушевой здесь. И многие художники, писатели, артисты увлечены этой личностью. Им очень импонирует то, что эта молодая школьница в 15 лет постигла столько классической литературы и мировой, и русской, и оставила после себя столько рисунков!.. Причем не просто рисунки, а они все философского такого плана. До сих пор еще изучают искусствоведы. Она долго-долго будет еще представлять интерес для мира.

Александр Филатенко: Надя была совсем еще крохой, когда Рушевы перебрались из Кызыла в Москву, на родину отца. Там в скромной квартирке на Кавказском бульваре до сих пор и живет разменявшая восьмой десяток Наталья Дайдаловна. После смерти дочери, она посвятила свою жизнь сохранению ее творческого наследия. Основной архив дочери – свыше 10 тысяч рисунков – передала Российскому фонду культуры, в Тувинский национальный музей – около 500 графических работ. Вот и ко дню рождения прислала в придачу к ним еще и фотоальбомы, и даже значки, которые коллекционировала ее дочь. "Это все родной Туве. Дар моему любимому народу", - написала она. Вот фрагмент одного из интервью, которое Наталья Дайдаловна дала журналистам государственного телеканала Тува.

Наталья Ажикмаа: Многие так считаю, что раз знаменитая дочь, я богато живу. Нет, я к богатству не привыкла. Если бы у меня был запас денег, я бы издала книгу о Наде или хотя бы календарь. Но этого позволить себе я не могу.

Александр Филатенко: В одном из залов нового музея в Кызыле экспонируется лишь малая часть экспонатов, остальные хранятся в запасниках. Всерьез ими еще никто не занимался. Айлана Чадамба, как и многие другие кызылчане, считает, что Надя Рушева заслуживает отдельного музея.

Айлана Чадамба: Если бы были деньги, можно было вообще построить небольшой музей, где были бы рисунки имени Нади Рушевой. Может быть тогда? А может быть взять маршрут, где она бывала, где она родилась.

Александр Филатенко: В Кызыле Надя бывала нечасто, но каждый свой приезд на малую родину непременно накладывал отпечаток на ее творчество. Неслучайно первым официальным признанием редчайшего таланта Нади стало признание ее земляков, а именно – присуждение ей в 1973 году премии комсомола Тувинской АССР. Оригинальный материал, хранящийся в фондах тувинского музея, можно было бы использовать в школах, например, при изучении творчества Пушкина, Толстого или Булгакова. Увы, педагогическая наука Тувы не пошла дальше одной скромной статьи о Нади Рушевой в учебнике для 5—6-х классов национальных школ. Не удивительно, что нынешнее поколение тувинских школьников ничего не знает о тувинских корнях Нади Рушевой. Вот что думают по этому поводу рядовые кызылчане.

- Таких уникальных людей в республике Тува не очень много. Нам надо дорожить тем, что у нас есть.

Александр Филатенко: Надя Рушева не дожила до того, чтобы ее величали по имени-отчеству – Надеждой Николаевной. В памяти землян она навечно останется гениальным ребенком без возраста, вечно живущей энейдан.
XS
SM
MD
LG