Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько глубокого недовольство властью? И почему калининградцы говорят о необходимости смены социально-экономической политики в регионе


30 января в Калиниграде

30 января в Калиниграде

Ирина Лагунина: Многотысячный митинг в выходные дни в Калининграде вызвал чрезвычайно бурную реакцию властей. В город высадился десант «Единой России». И – как проявление естественного инстинкта партии власти – уже пошли разговоры о том, что надо разобраться, а не организовал ли это кто, а кто подогревал, а какая партия за всем этим стоит. На самом деле субботняя демонстрация – это не первое проявление недовольства калининградцев сложившей в области ситуации. Чуть менее массовое шествие, собравшее, тем не менее, внушительные 5 тысяч человек, прошло в Калининграде в декабре. Нынешнее собрало 10 тысяч человек. Мы беседуем с заместителем председателя комитета по международным и межрегиональным отношениям Калининградской областной думы Соломоном Гинзбургом. Соломон Израилевич, понятно, что это не просто кто-то что-то организовал, это глубже. Но вот насколько глубоки эти протестные настроения?

Соломон Гинзбург: Я вам больше скажу, уважаемая Ирина, наши оппоненты из "Единой России", их лидеры выдвинули тезис о том, что этот митинг был профинансирован на неизвестно какие деньги, неизвестно откуда-то поступившие. Мы предполагали такую немножко шизофреническую реакцию. Дело в том, что политические банкроты всегда исходят из теории заговора. Если ты выходишь на митинг и выражаешь свой гражданский протест, значит этот митинг обязательно проплачен из Москвы, из-за рубежа, какими-то внесистемными силами. Если ты кропотливо работаешь над какими-то исследованиями, значит это результат того, что ты нашакалил у какого-нибудь посольства и так далее. Поэтому такая точка зрения действительно существует.
Хочу сказать, что то, что произошло 12 декабря, причиной действительно был транспортный налог. Что касается того, что произошло 30 января, то транспортный налог является лишь поводом, причиной является понимание людей, что нужно менять социально-экономический курс развития области, надо менять внутреннюю политику. И я не думаю, что высокие начальники, прибывшие из Москвы, каким-то образом могут сегментировать инициативную группу и каким-то образом утешить все эти настроения путем демагогии, здесь нужны кардинальные меры. Помните, в 70 годы был такой анекдот, когда сантехник говорил: тут, бабка, у тебя систему менять надо.
С другой стороны, мне бы хотелось подчеркнуть очень позитивную роль полпредства президента Северо-запада, и Клебанова, и его заместителя Дацишина, которые обеспечили, что федеральная служба безопасности, прокуратура, управление внутренних дел действовала в соответствии строго с федеральными законами о ФСБ, о прокуратуре, о милиции. Поэтому у людей нет никаких нареканий, нет никаких претензий, не было никакой провокации. Скажу вам больше, милиция, а из было около человек, вот этих молодых ребят, людей среднего возраста, которые обеспечивали безопасность митинга, они сочувствовали людям, которые вышли, они сами являются автовладельцами, они сами живут, мягко говоря, небогато. И в подавляющем большинстве, я просто был на этом КАМАЗе, где была сцена, с коллегами, с друзьями мы стояли и слышали, что милиция очень сочувственно отзывалась о нашем мероприятии, которое прошло 30 января в Калининграде. Это не Москва, это не Питер, это не Владивосток, мы все-таки живем в Европе, и это 21 век.

Ирина Лагунина: Соломон Израилевич, давайте говорить о том, что являлось причиной первой демонстрации в декабре, и как вы сказали, поводом второй демонстрации сейчас, а именно транспортный налог. Просто, чтобы мы имели представление, когда мы говорим о Калининграде и области, насколько затронул интересы людей, состояние людей этот налог?

Соломон Гинзбург: Вы знаете, он очень серьезно затронул интересы людей. Дело в том, что по тому закону, который был принят 30 ноября, ставки возросли на 25-20%. По понятным причинам в Калининграде автомобиль не является роскошью - это является неотъемлемым атрибутом повседневной жизни, как и в Европе. И дело в том, что это была просто маленькая капелька, которая чашу переполнила. Налоги постоянно растут, малый и средний бизнес подавляется, постоянно выстраиваются потемкинские деревни, постоянно даются несбыточные обещания типа того, что мы построим "Формулу-1", самый крупный ипподром в Европе, завод по дирижаблестроению, нефтеперегонный завод. Люди от этого вранья и от этой болтовни устали. В то же время в Москву идут победные реляции местных чиновников, которые с оппозицией, которые с людьми ведут не реальный диалог, а такой, я бы сказал, имитирует взаимодействия с населением.
Например, президент говорит о необходимости ежегодного отчета губернатора области - это в его президентском послании 12 ноября, а у нас недавно, несколько лет назад был отменен один из первых и успешно действующих в России законов о ежегодном послании губернатора области областной думе. То есть нарушена коммуникация, нарушена связь между правительством и населением. Дума и единороссовское засилье в думе перестали быть ретранслятором этого диалога. Произошел разрыв между людьми, думающими людьми, которые отличают пропагандистское вранье по цензурным телевизионным каналам от реальной жизни, и властью.
И конечно, губернатор области стал лидером отрицательного, абсолютно отрицательного рейтинга. Он стал тем стержнем негативной мобилизации вокруг, которого сплотились люди с требованием этот стержень инородный изъять из жизни Калининградской области. Полагаю, это была главная причина событий и 12 декабря, и 30 января и, возможно, это не последний митинг. Дело в том, что когда, казалось бы, надо отменять этот налог, тем более он был принят с нарушениями. Лично я обратился с депутатским запросом в прокуратуру, недавно получил ответ оттуда, что мои доводы нашли свои подтверждения, прокуратура готова опротестовывать этот закон о транспортном налоге. Даже после этого власть не отменила налог, демонстрируя упрямство, вводя так называемую ставку дефлятора, будто мы знаем, какая инфляция будет в течение ближайших пяти лет в России и области. Я думаю, что это афера и, естественно, эта афера, повторюсь, была лишь поводом, а не причиной.
А причина заключается в понимании людьми, что необходимо менять социально-экономический курс и внутреннюю политику. Калининградцы перестали доверять назначенцам из Москвы. Еще хочу подчеркнуть одну мысль, я уже как историк хотел бы сказать, что в Калининграде не может быть этнического сепаратизма, не может быть религиозного, конфессионального. Но здесь генерируется совершенно не изученный в России вид сепаратизма, когда антибюрократические настроения трансформируются вначале в антимосковские, потом в антифедералистские, а затем и в антироссийские. И главной причиной является засилье "Единой России", губернатора, которые не хотят слышать местное население.

Ирина Лагунина: Вот вы сказали, что подавляется средний класс- это я подбираюсь к вопросу о том, что нужно менять социально-экономическую политику. А как подавляется средний бизнес, кем подавляется средний бизнес?

Соломон Гинзбург: Достаточно посмотреть на результаты аукционов, тендеров, как правило, они выигрываются крупными структурами. По данным калининградской прессы, у нас есть такой достаточно авторитетный еженедельник "Дворник", который часто проводит журналистские расследования, это массовое издание, тираж более 100 тысяч экземпляров. Как правило, по мнению "Дворника" - это структуры, близкие интересам, это афеллированные структуры с интересами министра и губернатора области. Мне что-то неизвестно, чтобы местные структуры, представляющие средний бизнес, выигрывали какой-то конкурс, какой-то подряд на строительство объектов, будь то непосредственно дома или будь что-то иное. Кроме того, если вы проанализируете последнюю реакцию в законе об особой экономической зоне в Калининградской области, вы увидите, что он настроен на крупняк, на крупный бизнес, он не развивает средний класс, мелкий и средний бизнес. Это тоже очень серьезный момент, о котором мы достаточно давно предупреждали, к сожалению, наши призывы не услышали.

Ирина Лагунина: А крупный бизнес в условиях отсутствия дотаций федерального центра может выжить в Калининграде?

Соломон Гинзбург: Он испытывает достаточно серьезные проблемы в связи с кризисом. Но если ты строишь за бюджетные деньги, как, скажем, Приморское кольцо, известную дорогу, конечно, может. Потому что ты не в результате конкуренции добываешь себе кровь, я имею в виду деньги, а в результате регулярных отстегиваний из бюджета, будь то областной, будь то федеральный, тут особого ума не надо. В условиях отсутствия конкуренции, в условиях монополизма в политике экономической области несложно выжить, несложно развиваться и несложно наращивать свою экономическую макулатуру. Поэтому у нас очень дорогие дороги, я думаю, что они намного дороже, чем в Литве себестоимость, чем в Польше. Я думаю, что на порядок строительство километра дороги в Калининградской области дороже, нежели строительство километра дороги в Каунасе или в районе Вильнюса в соседней Литовской республике. Это нетрудно проверить, посмотрев данные статистики, что российской, что литовской.
Кроме того на днях были обнародованы данные Росстата о том, что самая крупная задолженность из всех субъектов Российской Федерации по заработной плате сложилась в Калининграде. Очень сложна ситуация с инфрастуктурой. Вы знаете, что недавно разорилось предприятие "КД-Авиа" в результате серьезных управленческих ошибок. Там работало более двух тысяч калининградцев. Недавно закрыт поезд на Берлин в конце прошлого года, который действовал 17 лет. На днях закрыт поезд в Польшу. Ну что же это такое? Регион оказывается в транспортной блокаде. Никто больше не вспоминает о необходимости борьбы, кроме оппозиции, за облегчение выезда калининградцев в Европу, за льготы при предоставлении шенгенских виз.
С уходом министра иностранных дел Литвы значительно сложнее будет строить политику с нашими соседями в Литве, потому что на смену ему пришел достаточно жесткий политик, я имею в виду министр иностранных дел. Эти вопросы, которые должна решать исполнительная власть, которая тратит время на политический пиар, на то, чтобы была обеспечена политическая цензура и то, чтобы каким-то образом отстирывать свой имидж. А ведь нужно работать, обеспечивать демократическое пространство, обеспечивать ситуацию конкуренции в экономике, а не просто рисовать несбыточную, красивую, фантомную картинку.

Ирина Лагунина: Соломон Израилевич, вы начали говорить о Европе, я как раз хотела вас спросить: из-за того, что было прервано авиа и железнодорожное сообщение, из-за того, что сохраняется визовый режим, я понимаю, что возможности вписать Калининградскую область в Европу, в окружении европейское практически сейчас отсутствует. Но дайте мне картину, покажите мне, как люди при этом выживают, как они общаются, как они строят свою жизнь как бы вне стен своего дома?

Соломон Гинзбург: Во-первых, в приграничных районах области присутствуют и "серая" торговля, об этом говорят сводки милиции, таможни, когда фактически идет контрабанда спиртными напитками, бензином, сигаретами. Здесь большую роль играет разница цен. Людям надо выживать. С другой стороны, я это знаю по количеству обращений в областную думу, усложнились наши контакты с родственниками, которые проживают в Европе, у калинградцев много браков, дети, например, находятся в Германии, в Швейцарии, я недавно как раз занимался такой серьезной проблемой. Трудно получать визы трудно обеспечивать даже в связи с болезнью близких родственников взаимные встречи. Как решать этот вопрос? Это лежит просто на поверхности - нельзя сидеть сложа руки.
Приведу пример: областной думой подготовлена федеральная законодательная инициатива, я являюсь ее горячим приверженцем. Мы не должны только просить каких-то преференций, льгот у Европы, например, нам надо принять федеральный закон, внести поправки в закон федеральный действующий о снятии визового режима для граждан, проживающих в странах Европейского союза. Преступность идет не оттуда, не с Запада, организованная, наркотики идут не оттуда и так далее. Это позволило бы потребовать от евробюрократии, от Евросоюза встречных уступок, вплоть до предоставления калининградцам шенгенских виз. То, что наш уважаемый министр иностранных дел о том, что Россия чуть ли не в этом году перейдет на безвизовые отношения с Европой, мы понимаем, что это красивая, но несбыточная мечта. И в ближайшее время это не предвидится. Почему бы наш регион не выступил в хорошем смысле в качестве моста, в качестве лаборатории, на котором можно апробировать эту практику. Нас всего здесь 940 тысяч человек - это очень небольшое количество, которое позволило бы в то же время стать индикатором для России. Однако только говорится о том, что Калининград – это пилотный регион. А на самом деле пилотность обеспечивается не громкими достижениями региона, а тем, что тысячи людей, а если потребуется, десятки тысяч могут выйти на улицу и потребовать нормальной человеческой достойной жизни. Потому что им есть, что сравнивать.

Ирина Лагунина: Но пока, вы говорите – менять социально-экономическую политику, пока я за лозунгами, которые были слышны в эти выходные из Калининграда, увидела одно - надо менять господина Бооса и тогда может быть социально-экономическая политика изменится. Есть ли будет заменен господин Боос, ему все равно осталось служить до августа, может быть он уйдет и раньше, эти протестные настроения исчезнут?

Соломон Гинзбург: Я думаю, что проблема не в фамилии, хотя с его стороны допущены очень серьезные ошибки, его образ не реанимировать, не отстирать, калининградцы крайне негативно относятся к его деятельности. Я недавно получил такие данные, которые проводились в ноябре, исследования социологические 72 губернаторов, он по степени доверия находится на 66 месте. Но как же можно реализовать такие крупные проекты, как строительство балтийской атомной электростанции или, скажем, строительство государственной резиденции, что делается сейчас в Пионерском, в условиях отсутствия доверия со стороны калининградцев к власти? Да никак.
Но с другой стороны, помимо фамилий надо менять серьезно курс, надо выступать с серьезными федеральными законодательными инициативами. Мы говорили о международных чуть выше, я хотел бы привести инициативы социального характера. Ни о каком новом Сингапуре или Гонконге на Балтике речи нет. Потому что уровень жизни у нас ниже, чем в среднем по России, у нас тарифы на 30% выше на ЖКХ, чем в среднем по Российской Федерации. Поэтому надо ставить вопрос о принятии закона, очевидно, об особом статусе Калининградской области, о государственных гарантиях Российской Федерации по отношению к лицам, проживающим на территории Калининградской области, в виду геополитической и геоэкономической уникальности нашего региона. Надо ставить вопрос о том, чтобы был эксклавный коэффициент по типу северных и дальневосточных надбавок. Потому что вы понимаете, как удорожается продукция, которая за границей находится, ввозится из большой России, из Польши, из Литвы, все эти таможенные сборы, пограничные, экологические и так далее. Надо ставить вопрос об увеличении базовой части трудовой пенсии, потому что калининградский пенсионер в среднем живет хуже, чем общероссийский.
Если Россия заинтересована в том, чтобы здесь не было сепаратистских настроений, она должна гарантировать достаточно комфортную жизнь. И, естественно, здесь никто не говорит об иждивенческих настроениях, а речь идет о том, чтобы Россия подчеркнула, в том числе и законодательно особый статус Калининградской области. А он де-факто существует. Мы единственный субъект России, который находится за границей большой России. Вот, я думаю, без таких законодательных инициатив, без такой смены социально-экономического курса не обойтись.
И конечно, учитывая, что мы живем в Европе, нужно снимать политическую цензуру с телевидения. Потому что местное телевидение практически этот митинг не осветило, хотя 31 января на "Евроньюс" каждый час об этом шла информация. Люди крайне возмущены. А потеря доверия к телевидению – это в то же время потеря доверия к информации. Я знаю, что многие отказываются от подписки на нашу ведущую прессу, которая тоже извратила суть митинга, что кто-то со стороны его инспирировал. Вот в условиях только диалога власти и общества, в условиях серьезных законодательных инициатив можно возродить доверие к власти и можно обеспечить ту желаемую социально-экономическую социально-политическую стабильностью, о чем, наверное, искренне мечтают руководители страны.
И последний момент, может быть вам это покажется парадоксальным: митинг был пропрезидентским, в поддержку усилий Медведева на модернизацию страны. Это даже в резолюцию попало. Причем это делала не "Единая Россия", людей как быдло не пришлось сгонять на площадь. Нам даже пришлось ограничить количество из-за того, что люди могли выйти на проезжую часть, что обеспечивало бы риски, и на три-четыре тысячи меньше было собрано народу, а так было бы тысяч 15-17, не меньше. И этот митинг носил характер поддержки усилий Медведева по слому политической монополии "Единой России", которая достала уже всех, просто противно достала, невыносимо достала, омерзительно достала всех с их цензурой, с их враньем, с их клеветой, с их постоянным вычищением площадок вокруг себя, чтобы не было никакой конкуренции ни в экономике, ни в политике. И конечно, в поддержку модернизации экономической, о чем говорил многократно Медведев, чтобы Россия и Калининград не зависели от газовой капельницы и сырьевой иглы, а все-таки чтобы у нас развивалось конкурентное производство.
XS
SM
MD
LG