Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уго Чавес против независимого телевидения. Если это не коммунизм, то тогда что?


Ирина Лагунина: Как очередной шаг на пути к коммунистической диктатуре оценила оппозиция в Венесуэлы новые меры правительства Уго Чавеса по ограничению свободы слова в стране. Речь идет о закрытии основного независимого телеканала. Рассказывает Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Если у кого-то из европейских левых и были до сих пор определенные иллюзии в отношении подполковника Уго Чавеса и его так называемого «боливарианского социализма», то теперь они развеялись. Так, довольно либерально относившаяся к венесуэльскому лидеру испанская газета «Мундо» именует его теперь не иначе, как «диктатор», «тиран» и «красная горилла». Напомню, что «гориллами» в Латинской Америке называются диктаторы-военные. Ведь что-что, а отношение к свободе слова является своеобразной лакмусовой бумажкой для определения степени цивилизованности той или иной страны. И Чавес, зная об этом, первые десять лет своего правления, кое-как терпел оппозиционные средства информации. А теперь, отмечают международные наблюдатели, видимо, под влиянием своего кубинского наставника Кастро, решил «навести революционный порядок». Его основной гнев обрушился на популярный телеканал «Радьо Каракас Телевисьон Интернасьональ». Он велел его закрыть, обвинив по традиционному сталинскому рецепту в заговоре и подготовке военного переворота. Уго Чавес:

Уго Чавес: Это ставленники олигархии. Телеканал основали буржуазные элементы, которые ранее находились у власти в Венесуэле. Они думали, что смогут им пользоваться вечно. Но мы более не намерены терпеть этот преступный подрывной канал, готовящий заговоры против нашей революции. Мы закрываем «Радьо Каракас Телевисьон». Мы не потерпим у себя СМИ, которые занимаются подготовкой государственного переворота и организуют антинародные заговоры, покушаются на нашу свободу, нашу нацию и достоинство нашей республики. Мы себя уважаем!

Виктор Черецкий: Как отмечают международные наблюдатели, вина уничтоженного канала состояла, разумеется, не в подготовке каких-то заговоров против Чавеса, а в том, что он сообщал правду о состоянии дел в Венесуэле. Он критиковал внешние авантюры Чавеса, его попытки сколотить военно-политический блок в Латинской Америке для навязывания странам континента марксистской доктрины. На эти цели, а также на закупку вооружений в России и Белоруссии, идет львиная доля выручки за продажу венесуэльской нефти. В то же время народ потенциально богатейшей страны, своеобразного Кувейта Карибского бассейна, живет в полной нищете. За время правления Чавеса лишь увеличилась армия безработных и, соответственно, число обездоленных. Экономика страны из-за социалистических экспериментов Чавеса стоит на грани полного разорения, в городах свирепствует преступность. Впрочем, вот, что говорит директор закрытого оппозиционного телеканала Марсель Граньер:

Марсель Граньер: Нас закрыли за то, что мы, якобы, готовили переворот. Однако еще никто никогда даже не пытался доказать, что мы являемся заговорщиками. Между тем, вся страна знает, кто действительно был устроителем заговоров и переворотов в Венесуэле. Так, хорошо известно, что именно Чавес являлся главным действующим лицом попытки военного переворота 1992 года, который повлек за собой сотни жертв. За этих убитых и раненных по вине преступного военного мятежа, предпринятого Чавесом и его подручными, никто не понес наказания. Все это изложено в документальной книге под названием «Молчание скорпиона». В ней, в частности, описывается участие в перевороте кубинских снайперов-наемников, которые помогали Чавесу в его попытке уничтожить демократический процесс в стране.

Виктор Черецкий: Попытка военного переворота в феврале 1992 года была неудачной, но именно она сделала доселе неизвестного Уго Чавеса, которого поддерживали не более 10 процентов офицерского состава страны, известным в Венесуэле.
Закрытие оппозиционного канала, своеобразной отдушины для миллионов венесуэльцев, источника правдивой информации, повлекло за собой бурные уличные протесты общественности. Говорит одна из участниц манифестации в Каракасе.

Участница манифестации: Это подлинное безобразие. Правительство действует по принципу, если ты не со мной - я тебя закрываю. Иными словами, у нас средствам информации предписано быть с правительством. Я с таким положением не согласна.

Виктор Черецкий: Студенческая молодежь попыталась в знак протеста перекрыть несколько автомагистралей, ведущих в Каракас. Манифестация, как всегда, была подавлена охранкой Чавеса. Несколько человек погибли, десятки получили ранения. Марсель Граньер.

Марсель Граньер: Выступление студентов на меня произвело огромное впечатление. И не только на меня. Большинство венесуэльцев благодарны нашей молодежи за ее борьбу за свободу, за будущее Венесуэлы. Наша демократическая молодежь никогда не пойдет за Чавесом, поскольку он попирает ее свободу, в частности, свободу слова и манифестаций. Чавеса уже не раз осуждала за эти деяния Латиноамериканская комиссия по правам человека. Но при всем этом не раскаявшийся заговорщик, чьи преступления всем хорошо известны, осмеливается обвинять нас в заговоре и нарушении конституции!

Виктор Черецкий: Венесуэльским оппозиционерам грозит в условиях режима Чавеса смертельная опасность. Помимо военной полиции, в стране действуют некие «эскадроны смерти», состоящие из щедро оплачиваемых из госказны боевиков-сторонников диктатуры, в основном, уголовников. Противники Чавеса подвергаются с их стороны травле, угрозам и избиениям. Нередко их похищают, сажают в психушки или убивают. Директор закрытой телестанции «Радьо Каракас Телевисьон Интернасьональ» Марсель Граньер.

Марсель Граньер: Подобная политика типична для коммунистов и нацистов. Они всегда предпочитали, чтобы грязную работу за них выполнял кто-то другой. У режима есть одно любимое средство борьбы с политическими противниками. Он объявляет их сумасшедшими с последующим заключением в психушку. Таким образом, когда к власти приходят преступники, заговорщики, убийцы, повинные в смерти сотен людей, они создают в стране атмосферу безнаказанности. У нас происходят страшные вещи!

Виктор Черецкий: Венесуэльские оппозиционеры полагают, что Чавес намерен в ближайшее время полностью свернуть в стране демократические свободы, любую частную инициативу и установить коммунистический тоталитарный строй по образцу кубинского. Налицо факты, которые, по оценке оппозиционеров, доказывают справедливость подобных опасений. Внесуэльский политический аналитик Верхиния Бетанкур.

Верхиния Бетанкур: У нас устанавливается коммунистический режим. Во-первых, речь идет об экспроприации земельных угодий для нужд государства. Во-вторых, вводится прогрессивный налог, который не дает развиваться никакой частной инициативе. В третьих, ликвидируется право наследования частной собственности. В-четвертых, конфискуется собственность противников режима, уехавших за границу. Проводится национализация банковской системы и всех видов общественного транспорта. Производство концентрируется в руках государства. Все это осуществляется на практике правительством Уго Чавеса. Очевидно, хотя не все в это верят, мы идем к коммунизму кубинского образца, основанного на идеях Маркса. Да и сам Чавес говорит об этом в открытую и только глухой не может этого слышать.

Виктор Черецкий: Между тем, в отношении идеологии Чавеса до сих пор ведутся споры. Сам он определяет свои взгляды по разному – то он ревностный католик, поминутно вспоминающий Всевышнего, то протестант, то воинствующий атеист, марксист-ленинец, боливарианец, сторонник Кастро и так далее. В идеях Чавеса пытается разобраться Марсель Граньер.

Марсель Граньер: Народ совсем запутался в выборе Чавеса. Он заявил, что является марксистом, хотя признал, что не читал ни Манифест коммунистической партии, ни Капитал. Впрочем, я ему охотно верю, что он марксист и коммунист. Но еще совсем недавно подполковник уверял народ, что не считает себя таковым. Отсюда и путаница. Вдобавок он говорит, что является практикующим католиком и одновременно протестантом-евангелистом. Так что, к заявлениям Чавеса следует относиться осторожно, без излишнего доверия. Что многократно доказано, так это его поклонение перед Фиделем Кастро, которого он называет своим духовным отцом. Чавес говорит, что хочет, чтобы Венесуэла стала второй Кубой, как он выражается, «островом человеческого счастья». Венесуэльцы должны задуматься в этой связи над своим будущим.

Виктор Черецкий: Для цивилизованного человечества, отмечают наблюдатели, Куба является примером того, как некий, по своим природным данным, земной рай может неожиданно превратиться усилиями радикальных коммунистический деятелей в сплошной ад. Сегодня Куба преуспела лишь в одном: по количеству тюрем и заключенных на душу населения она занимает первое место в Латинской Америке и одно из первых в мире. В остальном страна пребывает в полной нищете, а ее бесправное население в условиях свирепой диктатуры думает лишь о том, как покинуть остров, даже с риском для жизни, поскольку не верит, что режим, установленный полвека тому назад, может когда-нибудь рухнуть. Марсель Граньер.

Марсель Граньер: Проблема марксизма Чавеса и марксизма Кастро в том, что это - доктрины разрушения. В Венесуэле в последние 11 лет мы наблюдаем уничтожение производственной структуры. Страна, где со светом никогда не было проблем, стала испытывать величайшие трудности со снабжением городов электроэнергией. Страна с громадными гидроресурсами стала испытывать трудности с водоснабжением. Население государства, в бюджет которого поступают колоссальные доходы от продажи нефти, живет в крайней нищете. Инфляция у нас самая высокая в Латинской Америке. Огромен процент безработных – рабочие места продолжают исчезать. Шоссейные дороги, больницы, школы находятся в полном запустении.

Виктор Черецкий: Не лучше, по мнению представителя оппозиции, обстоят дела и в политической жизни Венесуэлы, где уже практически демонтированы все демократические структуры власти и подготовлена почва для бесконтрольной личной диктатуры Чавеса.

Марсель Граньер: Демократические структуры государства ликвидированы. Юстиция, которая призвана быть независимой, стала жалким придатком президентской власти. Аналогичная метаморфоза произошла и с законодательной властью. Армия контролируется кубинскими военными, которые присутствуют в Венесуэле. За последние годы закрыто более сорока телевизионных и радио- станций.

Виктор Черецкий: Директор телеканала «Радьо Каракас Телевисьн Интернасьональ» полагает, что у венесуэльцев не должно быть никаких иллюзий, что в стране уже установлена диктатура, которая сейчас лишь укрепляет свои позиции.

Марсель Граньер: Безусловно, в Венесуэле уже существует диктаторский режим. Он не подчиняется положениям конституции и постоянно ее нарушает. Режим не гарантирует населению основные свободы и права человека, в том числе, право собственности, индивидуальной свободы, свободы информации и так далее. Режим не доверяет демократической избирательной системы и постоянно прибегает к мошенничеству на выборах.

Виктор Черецкий: Без свободных выборов не может быть демократии, считает Марсель Граньер, который утверждает, что результаты голосования на выборах всех уровней в Венесуэле в последние годы постоянно подтасовывались.

Марсель Граньер: Выборы в нашей стране давно перестали быть честными. А посему здесь не осталось и следа демократии. Ведь без свободных выборов нельзя говорить о демократии. А у нас весь избирательный процесс контролируется президентом. Он не считает даже нужным знакомить население с окончательными результатами выборов. Элементарно скрывает их. Воля народа игнорируется. Так, наше население высказалось в свое время против конституционной реформы, которая позволяла Чавесу стать пожизненным властителем. Однако он провел ее в жизнь. Мы должны, наконец, понять, что живем в условиях режима, устроенного по образцу кубинского. У нас будут продовольственные карточки, но не будет свободных выборов.

Виктор Черецкий: Между тем, как уверяют представители венесуэльской оппозиции, Чавес готовится нанести последний и решительный удар по средствам информации. Объектом уничтожения в ближайшее время станет телеканал «Глобовисьон». Он недавно допустил страшную крамолу: сообщил о землетрясении в Венесуэле, которое имело место, но являлось государственной тайной – поскольку в стране «всеобщего боливарианского счастья» землетрясений или еще каких-либо природных катаклизмов, не говоря уже о социальных, быть не может – не положено.
XS
SM
MD
LG