Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Речник" и право на частную собственность в России




Ирина Лагунина: Снос домов в московском поселке «Речник» вновь поднял тему неприкосновенности частной собственности и эффективности законов о ее защите. Эксперты констатируют, что российские чиновники уважают лишь право на свою частную собственность. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Ситуация со сносом домов в московском поселке «Речник» до сих пор остается острой. Часть домов уже снесена, часть только планируется. Дома сносятся по решению Кунцевского суда, постановившего, что капитальные строения в «Речнике» незаконные, так как поселок находится на землях особо охраняемого парка «Москворецкий». Кто-то из людей успел оформить землю и участки в собственность, кто-то не успел. Эти юридические нюансы , возможно, учтет Страсбургский суд, куда обратились жители Речника.
Это – лишь одна из многочисленных историй противостояния граждан и государства из-за частной собственности, в которой интересы государства ставятся выше интересов собственников. Все помнят снос частных домов в районе Южное Бутово, когда люди, не желавшие впускать судебных приставов, строили баррикады, а их разгонял вооруженный ОМОН. Ради Олимпийского строительства в Сочи граждан также выселяют из их домов, в которых они прожили долгое время. Взамен предлагают переселяться в коттеджи в другом районе, но право собственности на новое жилье не предоставляют.
Страдают и обычные садоводы. К примеру, члены дачного кооператива «Матвеевка» на 52 километре по Каширскому шоссе также втянуты в противостояние с государством. На территории кооператива собираются строить кассы для въезда на платную дорогу «Дон», для чего планируют снести часть домов. Там уже вырублены более 500 деревьев, снесен забор, снят плодородный слой земли. Люди обратились в суд, но их доводы о том, что наносится вред их имуществу, собственности, там не восприняли – платная дорога – гораздо важнее.
О других технологиях отъема частной собственности у граждан, существующих в современной России, и о эффективности российского законодательства я поговорила с депутатом Российской Госдумы Галиной Хованской…

Галина Хованская: Поджоги, например. Дома нет, земля не была оформлена в установленном порядке, в соответствии с законом и все, на этом все заканчивается. К сожалению, нам не удалось до сих пор провести норму в законодательство о том, что даже если объект этот исчез, недвижимость в виде дома, то все равно надо землю оформить. А все начинается оформление все-таки с земли, а не с дома. Если земля на законных основаниях, то и с домом потом разобраться очень легко.

Любовь Чижова: Кто выступает в роли поджигателя?

Галина Хованская: Заинтересованные лица. Этими лицами могут быть и те, кто заинтересован в этом земельном участке под коммерческое, как правило, строительство.

Любовь Чижова: А какие еще можно вспомнить методы отъема частной собственности? Как еще россияне могут ее лишиться?

Галина Хованская: Есть неопределенность очень большая в том числе на законодательном уровне, и здесь очень массовый идет отъем земли у дольщиков земельных участков. Как правило, земли бывших колхозов, совхозов. Там очнеь много еще проблем. Сейчас дума пытается урегулировать эти вопросы по земельным долям. Потому что там путем обмана идет захват этих долей у людей, которые абсолютно а правовом смысле безграмотные.

Любовь Чижова: В городах есть случаи, когда у людей пытаются отобрать земельные участки?

Галина Хованская: Сколько угодно. Просто не оформлением под многоквартирными домами по установленным нормам земельных участков. И в Москве это хороший пример, потому что были заявления первых лиц, на уровне первых лиц города о том, что будем оформлять землю по периметру здания. Это совершенно не соответствует документам федеральным и в данном случае можно говорить просто об откровенном саботаже норм жилищного кодекса, а точнее, закона о введении в действие жилищного кодекса, есть там статья 16 о праве граждан, проживающих в многоквартирных домах, на оформление в установленном порядке земельного участка. Потому что понятно, что они собственники этого участка, но границы определяются только межевания, после формирования этого земельного участка, внесения соответствующих сведений в кадастр.

Любовь Чижова: Насколько эффективно российские законы защищают частную собственность?

Галина Хованская:
Законы защищают достаточно эффективно. Проблема в их неисполнении. Я могу привести пример по Москве, классический для меня. Вопрос идет о сносе домов и переселении граждан, которые являются собственниками квартир в сносимом доме. В соответствии с конституцией должны компенсацию предоставить не только равноценную по рыночной стоимости, но и предварительную. А что делает город? Город заключает, навязывает, точнее, исключительно добровольно договор так называемый краткосрочного найма и люди по этому договору, который им мало что дает, никакого права распоряжения новым жильем, естественно, живут от года до трех, у меня обращения есть. Людей лишают собственности, не предоставив им предварительно компенсацию нормальную. И возникает ситуация, когда собственник умирает, и наследники тогда в судебном порядке доказывают, что это помещение жилое должно было попасть в наследство. И люди связаны по рукам и ногам, потому что они не могут улучшить жилищные условия, они не могут распорядиться жильем.

Любовь Чижова: Это была депутат российской Госдумы Галина Хованская. Большинство россиян, которых пытаются лишить собственности, готовы за нее бороться – и в схватках с судебными приставами, и на акциях протеста, и в судах. Об этом говорит эксперт института «Коллективное действие» Ольга Мирясова…

Ольга Мирясова: Конечно, люди готовы, поскольку жилье – это базовая необходимая вещь. И главное, люди привыкли, что у них есть собственное жилье. И в России жить с арендой жилья очень сложно, как вы знаете, это дорого, это нестабильно. И безусловно, одни из самых распространенных социальных протестов вокруг жилья. Есть разные категории, например, жители общежитий, жители домов, которые расположены в престижных районах. И например, их признают ветхими, пытаются людей оттуда переселить, они этого не хотят. Есть жители действительно старых домов, но им пытаются не предоставить новое жилье, а например, поджечь эти дома, таким образом просто поставить на очередь, выделив временный маневренный фонд. И конфликт с государством вокруг земли, которая, например, должна быть изъята на государственные нужды и дома, которые находятся, в результате должны быть снесены. Самое известное – это Сочи, поскольку очень массовое изъятие земель идет и при этом земли дорогие, для людей принципиально проживать в этом месте, а не в другом районе Сочи.

Любовь Чижова: В российском регионе такие же методики отъема частной собственности у населения как в Москве, как в Сочи или есть какие-то свои региональные особенности?

Ольга Мирясова: Схемы могут отличаться, но приемы похожи. Например, что касается деревянных строений, мне известны такие случаи, по крайней мере, в Перми точно, когда поджигались старые дома. Но это происходит и в других местах. Например, что касается изъятия под госнужды, то же самое. Например, нет необходимости никакой расширять трассу, но ее расширяют и пытаются забрать деньги под инфраструктуру вдоль трассы. Жители общежитий, там вопрос сложный потому что у них еще нет собственность, но им мешают зачастую оформить комнаты в их собственность, а другого жилья у них нет и поэтому вопрос здесь очень важный вокруг самой процедуры, вокруг факта признания собственников возникает.

Любовь Чижова: Легко ли в России отнять у человека его собственность и на чью сторону встают суды?

Ольга Мирясова: К сожалению, очень часто оппонентом является государство, у которого, конечно, очень большие ресурсы, в том числе и некий государственный интерес, который для суда начинает звучать как очень значимая вещь. И с другой стороны, это могут крупные строительные компании, у которых тоже большие возможности, юристы, деньги, возможности нанять бандитов, чтобы запугивать жителей, чтобы те же самые поджоги устраивать. И поэтому нельзя сказать, что это очень легко, потому что есть законы, которые четко защищают. Но, во-первых, жилищный кодекс изменился не в лучшую сторону за последнее время и суды у нас не блещут независимостью.

Любовь Чижова: О том, уважают ли в России частную собственность, кто должен воспитывать это уважение, и когда собственность в России станет неприкосновенной – я поговорила с экономистом, директором Института проблем глобализации Михаилом Делягиным…

Михаил Делягин: Насколько можно судить, в России сегодня в 2000 годы окончательно оформилось государство клептократическое, коррупционное, смысл существования которого является не преследование какого-то общественного блага, пусть даже очень извращенно понимаемого, а личное обогащение представителей правящего штопанных носках. Ни одного из деятелей российского государства не то, что в штопанных носках, но даже в носках отечественного производства не похоронят никогда. Просто потому, что у людей другой образ действий, насколько можно судить. И поскольку вся государственная машина существует, насколько можно понять, в первую очередь для обогащения ее руководителей, разного уровня, разного ранга, конечно, из этого правила есть исключения, я даже сам лично знаю нескольких честных милиционеров, но это именно исключения из правил. Может быть даже у нас президент исключение из правил. Соответственно, это диктует весь характер действий.
О какой частной собственности может идти речь, когда главным в общественном отношении является грабеж. Смотрите, у нас же самый подавляемый класс – это те кого марксисты зовут буржуазией. Их грабят, их кошмарят, что называется, их убивают в СИЗО, как адвоката Магницкого. А люди, у которых нет миллиона долларов, или как господин Полонский говорил, миллиарда долларов, они социально чужды, это не люди, это просто биомасса, которая, насколько можно судить, подлежит переработке в замки в Швейцарии, в океанские яхты с противоракетной обороной и подводными лодками, в крайнем случае в куршавельские загулы. А биомасса никаких прав не имеет, в том числе она не имеет права на собственность. Представьте себе, садитесь вы обедать, а ваша котлета вдруг заявляет, что у нее есть права на частную собственность. Вы просто не понимаете, о чем речь. Точно так же наше государство относится, насколько можно судить, к нашим гражданам.

Любовь Чижова: Как экономиста вас спрашивают, насколько вообще воспитывается уважение к частной собственности, кто это должен делать – государство или какие-то другие структуры?

Михаил Делягин: В Европе уважение к частной собственности воспитывалось наличием оружия у владельца этой частной собственности. Попытаетесь украсть – вас убьют. Мы привыкли говорить о Европе – цивилизованность. В те времена, когда это закладывалось, там цивилизованности было немного, если вы пытались воровать, вас убивали. В России это невозможно, по крайней мере, законно. Потому что даже в поселке "Речник" в первый день владельцы пригрозили открыть огонь на поражение, после чего снос прекратился, а через два дня он возобновился и об этих словах никто не вспоминал. У нас есть 282 статья, которая является аналогом, насколько можно судить, брежневской 70 статье и которая за критику начальства позволяет людей сажать в тюрьму на несколько лет. Да, конечно, если бы государство захотело воспитывать уважение к правам собственности, оно бы, наверное, смогло это сделать. Но у государства другая функция, пока не развалится в системном кризисе, государство не изменится.

Любовь Чижова: Ваш прогноз, когда в России частная собственность станет вдруг неприкосновенной?

Михаил Делягин: Я думаю, лет через 10. Потому что годика два-три при благоприятных обстоятельствах мы будем скользить к системному кризису, полгода-год мы будем в нем находиться, потом какое-то количество времени у нас будет восстановление после этого кризиса, то есть реструктуризация государства. Но как только у нас начнется нормальная ответственная экономическая политика, у нас станет неприкосновенной собственность.

Любовь Чижова: Рассказывал экономист, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин… В разгар сноса домов в поселке «Речник» в конце января социологи Левада-центра поинтересовались у москвичей, на чьей они стороне. Выяснилось, что 49 процентов опрошенных сочувствуют жителям Речника, 10 – поддерживают московские власти. Остальные либо ничего не слышали о конфликте, либо он им безразличен. Видимо, люди, сочувствующие владельцам снесенных домов, понимают, что на их месте в России может оказаться каждый.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG