Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В США заканчивается работа над новой стратегией национальной безопасности страны. Почему не разглашаются детали?


Ирина Лагунина: Работа над новой стратегией национальной безопасности США будет завершена через несколько недель. Об этом заявил советник президента Обамы по национальной безопасности генерал Джеймс Джонс. Его выступление в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований привлекло повышенное внимание прессы и дипломатического корпуса, который присутствовал на мероприятии в большом количестве. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Политическая острота момента определяется тем обстоятельством, что Россия тоже подготовила новый вариант своей военной доктрины. По последним сообщениям, документ принят Советом Безопасности и дожидается подписи президента. По другим источникам, текст доктрины будет опубликован после подписания нового договора о сокращении стратегических наступательных вооружений. Получается как в детской игре «кто первый сморгнет»: каждая сторона хотела бы, прежде чем предавать огласке свой документ, ознакомиться с документом партнера. Именно это напряженное ожидание и выразилось в интересе к речи генерала Джонса.
Для Соединенных Штатов стратегия национальной безопасности – относительно новый вид программного документа. Необходимость его разработки и периодического обновления зафиксирована в Законе 1986 года о реорганизации обороны, для краткости называемого обычно законом Голдуотера – Николса. Этот параграф закона вызвал недоумение многих: какой же смысл раскрывать потенциальному противнику свои задачи и возможности в сфере национальной обороны? Политологи и журналисты цитировали знаменитый трактат Сунь Цзы «Искусство войны», в котором сказано:
«Война — это путь обмана. Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко; хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко».
Но современный мир – не древний Китай. США считают необходимым открыто заявлять о своих целях и своем военном потенциале. Первый вариант стратегии национальной безопасности появился в 1988 году. С тех пор было опубликовано еще 10 версий документа. Последняя датирована 2006 годом. В ней изложена так называемая «доктрина Буша», предусматривающая возможность превентивной войны в тех случаях, когда угроза национальной безопасности США исходит от террористов или от стран, располагающих оружием массового уничтожения. Доктрина Обамы, судя по всему, будет гораздо более миролюбивой.
Нынешний советник президента по национальной безопасности четырехзвездный генерал Джеймс Логан Джонс – ветеран войны во Вьетнаме, где он командовал взводом, а затем батальоном морских пехотинцев. Он занимал посты командующего американскими силами в Европе, командующего силами НАТО в Европе и, наконец, Командующего Корпусом морской пехоты США. С этой должности он и вышел в отставку в феврале 2007 года после 40 лет военной службы.

Джеймс Логан Джонс: Как и многие из вас в этом зале, я имел честь и привилегию посвятить всю свою сознательную жизнь делу безопасности и обороны Соединенных Штатов. И почти все это время угрозы и вызовы нашей национальной безопасности оставались практически теми же самыми. Равновесие сил, геополитика в межгосударственных отношениях, государства-нации и союзы государств, обычные силы, противостоящие друг другу вдоль границ, оружие массового поражения, обладают которым правительства (а правительства можно заставить воздержаться от его применения), наконец, экономическая система, при которой процесс принятия решений в значительной мере централизован и сконцентрирован в одних руках.
Сегодня, конечно, силы глобализации формируют в корне другую ситуацию в сфере национальной и международной безопасности. Вместе с тем амбиции и неустойчивость определенных национально- государственных образований по-прежнему представляют серьезную угрозу нашей коллективной безопасности. Однако определяющий для нашего времени характер носят угрозы другого плана. Они в большей степени, чем когда-либо, распылены и разнообразны. Эти угрозы не только легко пересекают границы, но и делают это с удивительной скоростью. Вероятно, величайшую опасность для нас – как считает президент Обама, и я с ним всецело согласен - представляет оружие массового поражения, если оно окажется в руках террористов, которые поклялись применить его, если такая возможность у них появится.

Владимир Абаринов: Генерал Джонс перечислил основные угрозы национальной безопасности США.

Джеймс Логан Джонс: Безжалостные экстремисты, плетущие заговоры в отдаленных закоулках мира, стремятся воспользоваться открытостью нашего общества и учинить массовое кровопролитие американцев; экономические кризисы, зародившись в одной стране, распространяются быстрее, чем когда-либо, и расшатывают мировые рынки; кибернетические атаки, запущенные из частной квартиры на другом конце света, способны искалечить компьютерные системы, нанести не поддающийся исчислению ущерб и вызвать сбой во многих странах. Грипп и инфекционные болезни, распространяющиеся быстрее, чем когда-либо прежде, затрагивают самочувствие миллионов людей во всем мире, создают чрезвычайные ситуации и глобальные пандемии. Изменения климата, усугубленные нашей зависимостью от нефти и других видов ископаемого топлива, ведут к появлению климатических беженцев и угрожают породить голод, миграцию населения и конфликты. Говоря кратко, технологии нашего взаимосвязанного мира способствуют тому, что угрозы возникают и бросают вызов нашей национальной безопасности быстрее, чем когда-либо прежде, а в виртуальном мире – со скоростью распространения сигнала в сети. Как государство и правительство мы должны реагировать на эти угрозы с такой же скоростью.

Владимир Абаринов: По словам советника, новая природа угроз потребовала кардинальной реорганизации Совета национальной безопасности.

Джеймс Логан Джонс: Таким образом, речь идет об американской конкурентоспособности в этом совершенно новом мире, который мы только начинаем постигать в полной мере. И я имею в виду узкоэкономическую сферу, хотя наша способность предвидеть и приспосабливаться к переменчивой глобальной экономике – это и впрямь вопрос национальной безопасности. Я говорю о конкурентоспособности Америки в мире в самом широком смысле слова, с точки зрения нашей безопасности, нашего процветания, нашего благосостояния и нашего места лидера в мире, которому необходимы институты, структуры и стратегия, созданные для XXI века. Другими словами, надо жить в том мире, какой он сейчас, а не в том, каким он был в XX веке. Разница огромная. Президент Обама настроен на то, чтобы создавать будущее – иначе будущее оставит нас на обочине. И именно поэтому в начале прошлого года мы обновили и реорганизовали Совет Национальной безопасности, чтобы справиться с этими проблемами. Мы расширили совет за счет создания новых подразделений, охватывающих весь круг проблем экономики, энергетики, изменения климата, киберпространства, мы объединили сотрудников этих подразделений
в единый объединенный штаб национальной безопасности.

Владимир Абаринов: Генерал Джонс разочаровал присутствующих – он не раскрыл содержание новой доктрины.

Джеймс Логан Джонс: В то же самое время мы работаем над новой официальной стратегией национальной безопасности, в которой будет сказано, каким образом мы будем продвигать наши интересы во взаимосвязанном мире. Эта работа близится к завершению – речь идет о нескольких неделях. Сегодня я не буду делать никаких заявлений, касающихся новой стратегии, однако неизменные интересы, которыми мы руководствуемся, ясны.
Безопасность. Наш неизменный интерес заключается в обеспечении безопасности Соединенных Штатов, их граждан, а также союзников и партнеров США.
Процветание. Наш неизменный интерес состоит в том, чтобы у нас была сильная, инновационная и растущая экономика в открытой международной экономической системе, которая способствует реализации возможностей и процветанию так можно большего числа людей.
Ценности. У нас есть неизменный интерес к поддержке универсальных ценностей внутри страны и во всем мире. И наконец, международный порядок. Наш неизменный устойчивый интерес заключается в том, чтобы этот мировой порядок был результатом американского лидерства и более тесного сотрудничества в противостоянии различным глобальным вызовам, с которыми все мы сталкиваемся.

Владимир Абаринов: Насколько можно судить, ключевой элемент доктрины Барака Обамы – принцип, который по-английски называется engagement, а на русский переводится как «вовлечение» или «взаимодействие». Этот принцип должен прийти на смену принципам устрашения, сдерживания и изоляции.

Джеймс Логан Джонс: Начиная с 20-го января, со дня своей инаугурации, президент сосредоточился на том, чтобы восстановить американское лидерство в мире, но не в одномерном смысле, а посредством вступления Соединенных Штатов в новую эру всестороннего взаимодействия, основанного на общих интересах и взаимном уважении, многомерный подход, который отвечает устремлениям миллионов людей во всем мире.
Я знаю, было много споров и, вероятно, некоторой неразберихи вокруг понятия «взаимодействие». Поэтому позвольте мне попытаться прояснить, что это слово означает с нашей точки зрения. Это значит обозначить стратегическое видение роли Америки в мире открыто и обеспечить этой роли прозрачность.
Мы видели такой подход в глобальном послании президента, его речах, его встречах с людьми в Страсбурге, Стамбуле, Шанхае. В Каире, где он обещал новое взаимодействие с мусульманским миром.
Вместо того, чтобы сфокусироваться исключительно на угрозах, которые направлены против нас, мы сосредотачиваемся на общих интересах и общих устремлениях, которые объединяют Америку с остальным миром. Взаимодействие для нас означает также прислушиваться к нашим союзникам и партнерам, консультироваться координировать с ними свои действия, что мы и делаем во многих случаях. Поиск общих подходов проявился, в частности, в консультациях относительно новой афганской и пакистанской стратегии, которая была единогласно принята как членами НАТО, так и нечленами, которые вносят значительный вклад в эту операцию. К нашим успехам с точки зрения выстраивания отношений я бы отнес наши отношения с Россией в прошлом году, отношения, основанные на доверии и обсуждении проблем, представляющих взаимный интерес. Мы поддерживаем стратегический и экономический диалог с Китаем, с такими набирающими силу государствами, как Индия и Бразилия, укрепляем Организацию Объединенных Наций. Мы оплатили все наши счета в ООН. Мы вернулись в Совет по правам человека. Мы работали в нем над решением общих проблем, таких как санкции против Северной Кореи. Мы поддерживали региональные институты, такие как ЕС ОБСЕ, АСЕАН, Организацию американских государств, Африканский Союз и Организацию Исламская Конференция. Да, взаимодействие означает также готовность вести прямые переговоры с теми, кто не согласен с нами. Я всегда подчеркиваю, что каждая страна имеет и права, и обязанности, которые неотделимы от прав.

Владимир Абаринов: Советник президента Обамы по национальной безопасности генерал Джеймс Джонс в выступлении в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований. Принесет ли плоды миролюбивый настрой президента и его команды? Этот вопрос составляет главное содержание дискуссии о международных делах, которая идет в американском экспертном сообществе и прессе.
XS
SM
MD
LG