Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иран поставил на уран


Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил о возобновлении работ по обогащению урана, выступая на конференции по лазерным технологиям в Тегеране.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил о возобновлении работ по обогащению урана, выступая на конференции по лазерным технологиям в Тегеране.

Мировое сообщество обеспокоено планами Тегерана возобновить работы по обогащению урана, о которых уже проинформировано МАГАТЭ. Министр обороны США Роберт Гейтс высказался в этой связи за усиление международного давления на Иран. С аналогичными требованиями выступили Великобритания, Германия и Франция.


Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, выступая в Тегеране на конференции по лазерным технологиям в воскресенье, сообщил, что отдал распоряжение иранскому атомному агентству начать процесс обогащения урана до уровня 20 процентов. Ахмадинежад добавил, что его страна возобновляет работы по обогащению урана, пока мировые державы "играют в игры".


"Недавно мы сказали западным странам: приходите и давайте договоримся об обмене ядерным топливом. В противном случае мы начнем дообогащать уран до уровня 20 процентов сами. Мы предлагали на заключение такого договора срок от двух до трех месяцев. Они же начали вновь играть с нами в игры, и теперь я прошу главу иранского атомного ведомства Али Акбара Салехи начать производство 20-процентного урана на наших центрифугах. Однако мы держим двери по-прежнему открытыми для начала взаимного международного сотрудничества", — заявил президент Ирана.


Обогащенный природный уран может использоваться как в мирных, так и в военных целях. Для производства энергии на АЭС достаточно, чтобы доля поддерживающего цепную реакцию изотопа урана-235 в нем составляла около 3 процентов, в то время как для производства атомного оружия уровень обогащения должен составлять 90 процентов и более. До сих пор Иран самостоятельно мог производить уран, обогащенный на 4,5 процента. Тегеран заявляет, что для производства изотопов, используемых в медицине, ему необходимо примерно 120 килограммов урана, обогащенного почти на 20 процентов.


Осенью прошлого года Международное агентство по атомной энергии разработало рамочное соглашение, по которому Исламская республика Иран могла вывозить низкообогащенный уран в Россию для последующего обогащения, а затем во Францию для производства собственно ядерного топлива, которое потом возвращалось бы в Иран. Однако иранские власти долго требовали, чтобы обмен проходил лишь на иранской территории и небольшими партиями — об этом потенциально возможном договоре и упомянул Ахмадинежад в своем заявлении.


О возобновлении работ по обогащению урана Тегеран официально проинформировал Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ). Глава иранского атомного ведомства Али Акбар Салехи сообщил, что сам процесс начнется во вторник в присутствии наблюдателей МАГАТЭ. При этом он отметил, что работы будут приостановлены, если Тегеран все-таки заключит соответствующее соглашение с мировыми державами.


Министр обороны США Роберт Гейтс высказался в этой связи за усиление международного давления на Иран. С аналогичными требованиями выступили Великобритания, Германия и Франция. Ядерная программа Ирана была одной из основных тем на завершившейся в Мюнхене международной конференции по безопасности. Выступивший на конференции российский вице-премьер Сергей Иванов призвал Иран убедить мировое сообщество в мирном характере своей ядерной программы.


В то же время американский сенатор Джозеф Либерман заявил, что введение жестких санкций против Ирана — единственный способ показать, что дипломатия еще как-то применима, в противном случае мировому сообществу неминуемо придется прибегнуть к военному вмешательству.


— Заявление Ирана может быть воспринято международным сообществом как провокационный шаг, — отмечает в интервью Радио Свобода политолог, профессор университета Глазго Реза Таги-Заде. — С учетом того, что у Тегерана сейчас есть две тонны низкообогащенного урана, он может произвести две ядерные бомбы. На данном этапе, думаю, западные страны для разрешения этой проблемы сплотятся, как никогда. Если так называемая "Группа 5+1", то есть пять членов Совета безопасности ООН плюс Германия, объединится, то, вероятно, они предложат Совбезу новые санкции против Ирана. Это единственный способ на него надавить и, по-видимому, введение новых санкций будет неизбежным.


По мнению международного обозревателя Радио Свобода Ирины Лагуниной, в сложившейся ситуации у Международного агентства по атомной энергии остается пространство для маневра и для переговорного процесса, так как сам Тегеран его не закрыл.


— Это именно поле для маневра по поводу тех поправок, которые хочет внести Иран, — говорит эксперт. — На какие-то МАГАТЭ может согласиться, на какие-то нет. Такое ощущение, что Иран обостряет ситуацию своими заявлениями именно для того, чтобы иметь возможность выбить от МАГАТЭ как можно больше поблажек. У западных стран имеются реальные рычаги давления на Иран. Здесь речь идет даже не столько о США и новом пакете санкций, сколько, например, о Германии или Австралии — эти страны серьезно торгуют с Ираном, поставляя ему ту же строительную технику. А вся строительная отрасль в стране находится под контролем республиканской гвардии, то есть такого рода экономические санкции или эмбарго будут напрямую воздействовать на правящий режим. Этот вариант остается. И, конечно, остается пакет санкций — но он слишком сильно зависит от России и Китая.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG