Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поколение сети. Гость “Американского часа” – Ли Рейни, руководитель проекта “Интернет и американская жизнь”.




Александр Генис: Когда официальный гений корпорации “Apple” Стив Джобс продемонстрировал новое устройство, он, светясь от гордости, сказал, что его iPad умеет то же, что мобильный телефон и домашний компьютер, но несравненно лучше. Размером с планшет, толщиной с палец и весом с пол-литра, iPad позволяет читать журналы, книги, газеты (первая – “Нью-Йорк Таймс”), смотреть фильмы, телепередачи, обмениваться почтой, бродить - даже порхать - по Интернету и обладает мириадами других соблазнов, о которых я целомудренно не догадываюсь. Главный из них, однако, в том, что все перечисленное можно и нужно (иначе какой смысл?) делать на ходу. То есть, это – идеальный компьютер для кочевников, но остальным я не очень понимаю, зачем он так уж нужен. Почему, скажем, надо смотреть кино не на роскошном, специально для этого купленном плоском телевизоре, а на экранчике iPad, не превышающем первый “КВН” без линзы, который был у моей бабушки?
Однако, сама постановка вопроса выдает меня с головой, ибо тому поколению, которому предназначен iPad, не придет в голову спрашивать - зачем? За тем, что можно.
Прогресс нарезал поколения на более мелкие части и каждой из них все труднее понять друг друга.
Об этом наш корреспондент Ирина Савинова беседует с руководителем проекта “Интернет и американская жизнь” Ли Рейни (Lee Rainie).

Ирина Савинова: Последнее время стал заметен новый, более дробный, порядок деления на поколения. Родившиеся в 80-х годах, те, кому сегодня за 20, часто говорят по телефону и часто пользуются электронной почтой. Эти получили название поколения “сетевиков”. Те, кто никогда не интересовались телевидением, и должны мгновенно получить ответ на свое сообщение, используя для этого текстинг, называются поколением “ай-дженерейшн”. Эти родились в 90-х. Разница в возрасте каких-то 10 лет, но прогресс в компьютерной “продвинутости” школьников очевиден. Что же происходит в мире электронных средств коммуникации?

Ли Рейни: Исследуя этот феномен в нашем Центре, мы пришли к заключению, что смена поколений происходит быстрее как раз из-за ускорения развития электронных средств общения. Да и технологий в целом. Сегодняшние студенты, учась в школе, знакомились совсем с другим набором компьютерных “гаджетов”, чем сегодняшние подростки.
Посмотрите на развитие способов коммуникации: в середине 90-х это была электронная почта, молодежь вовсю пользовалась имейлом.
В конце 90-х “инстант месседжинг”, - мгновенный обмен сообщениями, - стал у школьников самым популярным средством поговорить друг с другом. Ему на смену пришли блоги, с начала 2000-х “сошиал нетворкинг” приобрел популярность, помогая молодым людям утвердиться и преуспеть в обществе. Эти четыре важных технологических прорыва произошли менее чем за 10 лет. И то, когда вы познакомились с этими технологиями, определяет вашу принадлежность к тому или иному новому поколению.

Ирина Савинова: Можно сравнить влияние электронной революции с появлением письменности, книг, кино и телевидения?

Ли Рейни: Я думаю, что специалисты, занимающиеся подобными оценками, еще не готовы прийти к каким-то выводам. Процесс введения речи и письменности в нашу жизнь занял миллионы лет, его продолжительность несоизмерима с короткой жизнью электронной революции, влияние которой на нашу жизнь мы еще не можем оценить.

Ирина Савинова: Пользование компьютером не может не изменить наш мозг. Отсюда следует, что мыслительные процессы отцов и детей разнятся физиологически. В результате подростки удивляют нас своим умением делать несколько дел сразу, но их способность концентрировать внимание на отдельном задании оставляет желать лучшего.

Ли Рейни: В вашем вопросе затронуты два важных явления, и я поделюсь соображениями по каждому в отдельности. Изучение снимков, полученных в начатом ранее исследовании при помощи послойного рентгена, - кэт-скена и ЭмАрАй, - подсказывает вероятность того, что развитие головного мозга детей и подростков сегодня отличается от развития мозга их родителей, бабушек и дедушек. Подтверждение требует более глубоких исследований, и такие сейчас ведутся. Интересно, что исследования антропологов тоже указывают на физиологическое изменение мозга человека, но связанное с развитием много миллионов лет назад устного общения, другими словами, речи. Возможно, такой же физиологический процесс сопровождает и пользование компьютерными технологиями.
Другое явление – наблюдаемая родителями с некоторым опасением способность детей работать над многими заданиями одновременно и их уменьшающаяся способность внимательно и усидчиво заниматься каким-то одним делом. Взрослых пугает, что при постоянном взаимодействии с компьютерными технологиями у детей развивается неспособность доводить начатое дело до конца, отвлекаясь на другие. Есть много ученых, занятых дальнейшими исследованиями этого явления.

Ирина Савинова: Интересно, что молодежь так откровенно всем делится: у них вся жизнь наружу.

Ли Рейни: В электронном общении есть несколько ступеней. Подростки пользуются электронной почтой, имейлом, только посылая сообщения взрослым людям, учителю, например, или работодателю, нанимаясь на временную работу. Между собой же они пользуются текстингом, обеспечивающим мгновенную реакцию на посылаемое сообщение. Мобильный телефон тоже всегда с ними. Они делятся самым широким кругом информации о себе, отвечая на потребность быть в постоянном контакте с друзьями. Блоги и сошиал нетворкинг поддерживаются, скорее, с целью поделиться своими успехами и похвастаться талантами. Информация, которой молодежь делится друг с другом, объемом значительно превосходит ту, которой делились их родители в их возрасте. И сегодня возникла необходимость переосмыслить некоторые правила этикета. Меняется и самое понятие “частная жизнь”, потому что эти технологии вносят новые динамические изменения в процесс общения людей.

Ирина Савинова: Не ведут ли все эти процессы к более радикальному, чем прежде, разрыву молодежной и обыкновенной культуры?

Ли Рейни: Правильное наблюдение! Сегодня родители частенько чешут в затылке, задавая себе вопрос “откуда они научились всему этому?”. Для родителей компьютер чаще всего непонятен, его функции полны загадок. Родители наблюдают интерактивность детей и компьютера с беспокойством, но конфликта поколений здесь не наблюдается. Да, родителей озадачивает готовность детей делиться интимной информацией, допускать в личное пространство посторонних и все время с кем-то общаться, а детей озадачивает непонятливость родителей и отсутствие у них энтузиазма, который вызывает у них самих какое-то новое технологическое изобретение.

Ирина Савинова: Поспевает ли общество за техническим прогрессом? Насколько Америка компьютеризирована?

Ли Рейни: У нас есть такая недавно собранная в результате опросов информация: 75 процентов взрослых американцев и 93 процента молодежи пользуются Интернетом. 83 процента взрослых американцев пользуются личными мобильными телефонами. Это не так много, как может показаться. В некоторых регионах Азии и в скандинавских странах этот процент еще выше. Для жизни американцев доступ к Интернету имеет очень важное значение. Государственные учреждения в большинстве компьютеризированы, и можно легко получить информацию о программах социальной помощи и здравоохранения, можно вступить в диалог с правительством, влиять на его решения – через доступ к Интернету. Правительство президента Обамы готовится выделить обширную финансовую поддержку программе расширения доступа к Интернету удаленных от городов районов Америки.

Ирина Савинова: Вы назвали некоторые положительные стороны электронной революции. А в чем минусы?

Ли Рейни: Нам приходится часто слышать сетования о циркуляции в Интернете “плохой” информации. Наряду с проверенными сайтами, содержащими информацию, связанную с проблемами здоровья, существуют сайты-выскочки. Сегодня не трудно создать профессионально выглядящий сайт и предлагать через него не только бесполезные, но и иногда вредные лекарственные препараты, и способы лечения. Информация, предлагаемая “Википедией”, тоже вызывает много нарицаний. Открытый доступ неспециалистам к редактированию ее статей, смешал достоверные факты и домыслы. Пользователь “Википедии” не может быть уверен в достоверности, полученной на ее сайте информации.
Вторая проблема, которую мне хочется отметить, - перенасыщение информацией. Лучшим примером служит и сама “Википедия”. В целом на Интернете столько сайтов, что у простого пользователя опускаются руки. Он не в состоянии определить, что важно и что правда – информацию на Интернете преподносят в самом разном исполнении.
Третья проблема – вопрос вторжения в частную жизнь. Многие интимные обстоятельства сегодня становятся общедоступными. Американцы же хотят контролировать информацию об их личной жизни.
Безопасность пользования Интернетом – еще одна забота. Сайты, на которых содержится информация о банковских счетах, могут подвергнуться нападениям хакеров. И мы храним столько важной информации на Интернете, что потери от “взломанного” сайта становятся все более чувствительными.

Ирина Савинова: В какой момент можно сказать: “Я ставлю точку – у меня есть все, что мне нужно из электронных средств общения и получения информации”?

Ли Рейни: Как показывают опросы, американское общество четко разделено на две группы. Одна придерживается мнения, созвучного с вашим: “У нас есть все, не нужно усложнять нашу жизнь добавлением новых электронных гаджетов”. Другая придерживается противоположной точки зрения: “Чем больше выбор средств получения информации – тем лучше”. Никто не знает, что принесет следующее изобретение – может, оно облегчит нашу жизнь неизвестным доселе способом? Может, оно сделает нашу жизнь более продуктивной, а нас – более счастливыми? Этот диспут будет вестись многие годы во многих культурах. Во всяком случае, на моем веку эти споры не кончатся.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG