Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема похищения детей в Турции – кто виновен в исчезновении тысячи?


Ирина Лагунина: В Турции обнародованы официальные данные о количестве похищенных детей. На данный момент в списке пропавших – 1095 имен детей и подростков в возрасте от 3 до 18 лет. Как реагируют власти на эту проблему? И почему такое количество пропавших? Рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.

Елена Солнцева: Двухметровые постеры с изображением улыбающихся детей на всех городских автобусах. В Анкаре, столице Турции, фотографиями пропавших детей оклеены стены домов, сведения о них появляются в газетах, на телеэкране, на информационных табло на вокзалах и автомагистралях. Одиннадцатилетний Тюркан, восьмилетний Ахмет и их шестилетняя сестра Дилруба пропали в анатолийском городе Кайсери более четырех месяцев назад, во время традиционного религиозного праздника Рамадан, в сентябре минувшего года. По словам их матери, Лейлы, в тот злосчастный день дети отправились к соседям собирать сладости. Это давняя праздничная традиция, когда детвора выходит на улицы, а взрослые раздают им конфеты и сладости. После того, как дети не вернулись до наступления темноты, родители подняли тревогу. Соседи и знакомые прочесали окрестности вместе с солдатами и полицейскими, но не обнаружили никаких следов. По факту похищения возбудили уголовное дело. Отец пропавших детей Таркан:

Таркан: Убитая горем мать перенесла инсульт. Мы обращаемся к похитителям с просьбой позволить детям вернуться обратно. Наше горе огромно.У меня перед глазами их лица. Новое платье нашей дочки лежит на диван - когда она вернется, обязательно наденет его. Мы купили новые игрушки сыну, которые он хотел. Мы даже собрали деньги, чтобы заплатить выкуп. Все родственники принесли, кто сколько смог. Мы не можем понять, как дети могли пропасть бесследно, и никто их не видел. Я обращаюсь к похитителям: позвольте нашим детям вернуться. Вы можете оставить наших детей где-нибудь в городе и затем исчезнуть.

Елена Солнцева: Полиция начала активный поиск. Были опрошены около семи тысяч человек, обысканы тысячи автомобилей, домашних хозяйств, парков, мечетей, сняты показания с камер наружного наблюдения. На телефон горячей линии могли позвонить все, обладающие хоть какой-то информацией о местоположении пропавших детей. Одновременно власти советовали людям быть более острожными, следить за детьми на улице и не отпускать их гулять в одиночку. Психолог одной из стамбульских школ Несрин Хисли:

Несрин Хисли: В Турции, к сожалению, многие живут по старинке, общиной, особенно в провинции. Никто не думает о том, что это стало небезопасно. Двери открыты, дома открыты, соседи как родственники. Теперь иные времена. Люди должны думать дважды, прежде чем послать детей собирать конфеты у соседей. Они должны подвергнуть сомнению безопасность этой традиции. Мы должны следить за своими детьми, научить их бояться незнакомцев. Предупреждать своих детей, что незнакомые люди могут принести беду.

Елена Солнцева: Несколько попыток похищения детей зафиксированы на юго-востоке Турции. В приграничном с Ираком городе Мардин, насчитывающем около тридцати тысяч жителей, при попытке похищения был задержан человек, представившийся представителем Министерства просвещения. Он заявил местным жителям, что приехал вручать призы и попросил детей собраться в одном из городских парков. После того, как собрались около двадцати детей, придирчиво осмотрел каждого, задал несколько вопросов. По словам детей, он интересовался, не болели ли они, не подверглись ли они какой-нибудь хирургической операции? Получив отрицательный ответ, выбрал четырех девочек, отделив их от других. Присутствовавшим при сем взрослым показалось подозрительным поведение незнакомца. После того, как у него потребовали «кимрик», удостоверение личности, он запаниковал и убежал. Силы жандармерии задержали неизвестного, а местные жители ожидали арестованного возле здания тюрьмы, чтобы совершить суд Линча. В Диярбакыре, который турецкие курды считают своей негласной столицей, в минувшем году пропали не мене ста детей и подростков. Пресса сообщала, например, что в пригороде Диярбакыра без вести пропал трехлетний Самет Челик. Мальчик играл со своим старшим братом на улице. Его старший брат, Бельки, рассказывал, что видел, как к мальчику подошли двое – мужчина и женщина. Он испугался и спрятался. «Потом, - говорил мальчик, - они ударили брата по голове, забрали в машину и уехали». Еще сообщалось о том, что бесследно исчез Самет Едидунья, одиннадцати лет, который проживал вместе с тетей. А через пару недель семилетняя девочка Лейла пропала без вести в том же Диярбакыре после того, как вышла на улицу в магазин купить необходимые для хозяйства продукты. После исчезновения девочки, ее мать, Дае Баюкуак отказалась посылать в школу свою вторую дочь, Бехру, потому что не чувствует защиты со стороны государства и боится за судьбу девочки. В соседнем Битлисе ребенка похитили в больнице. Журналист молодежного интернет-сайта Айше Тюркан.

Айше Тюркан: Женщина похитила малолетнего ребенка прямо в больнице. Несколько медсестер были отстранены от своих обязанностей. Через неделю неопознанные люди похитили девочку девяти лет, которая отправлялась к отцу в магазин. Жандармерия начала операцию по перехвату преступников «по горячим следам». Через час девочка была найдена живой в автомобиле. Похитители бесследно исчезли. В салоне обнаружили паспорта, которые оказались поддельными. Полиция заявила, что ведется расследование, однако, никаких фактов обнародовано так и не было.

Елена Солнцева: «Это похоже на эпидемию», «Дети-жертвы преступников», «Мы боимся за будущее наших детей». С такими заголовками стали выходить в последнее время турецкие газеты на юго-востоке страны. В городах организовывались телефонные службы помощи. В школах призывали не оставлять детей без присмотра. Родители ежедневно встречали школьников после занятий. Одна из версий, которую выдвинула турецкая пресса, - похищение детей совершается курдскими сепаратистами, базы которых находятся в горах, на территории северного Ирака. Диярбакыр - в двухстах километрах от иракской границы. Каких-то пару часов езды на внедорожнике, и уже виднеются горы Кандиль, где, по данным турецких военных, скрываются курдские лидеры и проходят подготовку боевики. Существуют тайные тропы, о которых не знает никто, их используют для перевозки оружия, продовольствия, людей. По мнению журналистов, курды набирают в солдаты детей. Из подростков формируют боевые группы, которые действуют далеко в горах, в условиях вечных снегов. Небольшого роста, худеньким, юрким детям гораздо легче действовать в гористой местности в отличие от взрослых, которые не всюду могут пройти. В качестве подтверждения журналисты предъявляли факты похищения детей боевиками Курдской рабочей партией. Журналист молодежного интернет-сайта Айше Тюркан.

Айше Тюркан: В минувшем году жители одной из деревень в провинции Ван, в том числе четверо детей, были похищены курдскими сепаратистами. В похищении участвовали до полутора десятка боевиков, которые увезли людей в сторону иракской границы. В том же году курды захватили нескольких иностранных альпинистов, требовали залог.

Елена Солнцева: В подтверждение были обнародованы факты неоднократного участия детей в демонстрациях и митингах в защиту Курдской рабочей партии. Чтобы освободить себя от ответственности, организаторы акций поручали подросткам самые рискованные операции. В митингах в защиту лидера курдских сепаратистов Абдуллы Оджалана, который отбывает пожизненное наказание в одной из турецких тюрем, участвовали около двухсот подростков. Дети разбивали стекла магазинов и госучреждений, забрасывали камнями стражей порядка, несколько полицейских получили серьезные ранения. Дошло до того, что власти провинции предложил забирать подростков из неблагополучных семей и помещать их в государственные приюты. «Эти дети вряд ли сознательно бросают камни в полицию, они расценивают события как игру, - отмечалось в средствах информации, - вспомните, когда мы были детьми, мы имели обыкновение стрелять из рогаток по электропроводам и играть в войну. Эти дети бросают камни в полицейских не потому, что полиция - представители власти, а потому, что думают, что это - игра. После митингов дети задают друг другу вопросы, видели ли они себя по телевидению и призывают друзей присоединиться к ним». Представитель городской мэрии заявил:

В Адане пятерых детей арестовали за участие в уличных столкновениях. Им грозят большие сроки. Нескольких детей уже осудили на двадцать лет за то, что они вешали флаги курдских сепаратистов и бросали камнями в представителей власти. Конечно, детей используют. Мы должны найти тех, кто это делает. Дети не должны быть в центре политических страстей. Мы должны защитить их от насилия.

Елена Солнцева: Однако до смягчения пенитенциарной системы для детей дело пока не дошло. Зато представители оппозиционной Республиканской партии поставили в парламенте вопрос о пропавших детях, требуя призвать к ответу министра внутренних дел. Бесиру Аталаю озадачили вопросами о том, сколько всего детей отсутствует по всей стране и сколько из них были найдены. Появились новые предположения, например, о том, что детей похищают действующие в стране мафиозные группы, чтобы продавать их органы. Эта информация не была официально подтверждена, однако местные журналисты начали собирать факты. Журналистские расследования выявили такую схему: криминальные группы, пользуясь безграмотностью семьи, выписывают из глубинки доноров, платят им, в лучшем случае, несколько сотен долларов, например, за почку и потом совершенно не интересуются их, как правило, печальной судьбой. Несколько лет назад в одном из регионов Турции действовала преступная группировка. Молодым людям предлагали работу за границей, их сажали в автобус, в дороге давали какое-то снадобье, человек ничего не помнил, возвращался домой сильно исхудавшим с небольшой суммой в 200- 300 долларов со шрамами на месте операции. У всех отсутствовала почка. Стамбульский адвокат Фюсун Айраклы.

Фюсун Айраклы: Ответственности за похищение человека посвящена отдельная глава Уголовного кодекса, в который, например, оговариваются вопросы наказания за похищение женщин и детей. Установлено наказание в виде заключения на срок до десяти лет. Смягчающим обстоятельством признается согласие потерпевших. Ответственность в этом случае снижается до трех лет. Значительно понижают сроки возможного наказания и отказ преступника от исполнения своего преступного замысла, и возвращение потерпевших семье.

Елена Солнцева: Операция по поимке преступников была проведена в нескольких крупных городах: Анталии, Стамбуле, Бурсе, Измире, Сахари. На скамье подсудимых оказались 11 подозреваемых в незаконной торговле органами и получении солидной комиссии за поиск клиентов. Это первый такого рода судебный процесс. Один из главных подозреваемых - хозяин небольшой локанты, Нури Сонмез, сначала сам стал донором, а потом начал уговаривать пойти на прибыльное дело своих родственников. По данным судебных властей, за каждый проданный орган он получал около пяти тысяч долларов комиссионных. «Я продал собственную почку за тридцать тысяч долларов. Я не знал, что это - уголовное преступление, - говорил Сонмез, - я пошел на это, чтобы помочь престарелым родителям, которым нужна была дорогостоящая операция». Он также заявил, что не искал особой выгоды и был рад той благодарности, которую получал от людей, желающих приобрести орган больному ребенку или родственнику. Соединить продавца с покупателем оказалось довольно просто. Почка – один из самых востребованных органов. Не подойдет одному клиенту, обязательно найдется другой. Нури Сонмез:

Нури Сонмез: Я стал уговаривать своих знакомых и родственников. Многим нужны были деньги. Один мой родственник проиграл в карты собственный дом. Нечем было платить. Он согласился продать часть печени за 25 тысяч долларов. У меня была знакомая женщина, ее настоящего имени я не знаю, мы общались по телефону, она называла себя «Филиз». Она тоже искала клиентов и помогала мне. Около шестнадцати человек согласились стать донорами. Несколько парней решили отдать часть своей печени только для того, чтобы не служить в армии.

Елена Солнцева: Но если посмотреть объявления в интернете, то становится ясно, насколько глубока проблема, с которой столкнулись правоохранительные органы Турции. «В отличном состоянии .Свежая печень. Здоровый спинной мозг». Или вот еще: «Алтай, семнадцати лет, ничем не болел, вернулся из армии, нужны деньги на учебу, группа крови Б, резус-фактор положительный, готов продать свою почку за пятьдесят тысяч долларов. Предоставлю необходимые анализы. Желающие могут обращаться по телефону или адресу в сети». «Молодой архитектор. Большой долг за кредитную карту. Готов продать свою почку. Прошу тридцать тысяч долларов. Помогите. Есть дочь двух месяцев, беременная жена». Продавцы чувствуют себя почти безнаказанно - доказать незаконную продажу органов бывает очень сложно. Достаточно составить грамотный договор. Стамбульский адвокат Фюсун Айраклы.

Фюсун Айраклы: Бизнес будущего - незаконная торговля органами. Достаточно одной клиники и пары докторов, и из одного человека можно извлечь кучу органов. Чаще всего в пересадке органов нуждаются люди с огромными деньгами, готовые потратить любую сумму, лишь бы вернуться к нормальной жизни с новым органом. Всегда найдутся несчастные, готовые продать часть своей печени, чтобы найти выход из положения. За организацию и торговлю органами в Турции существует жесткое наказание до пятнадцати лет. Меньшие сроки грозят донорам. Однако как показывает практика, расследование идет с большим трудом, из-за нехватки доказательств обвинения обычно предъявляют неквалифицированно.

Елена Солнцева: Тем временем нелегальный бизнес растет. Доктора считают, что нужно устранить посредников и поставить дело под контроль государства. Легализация торговли донорскими органами давала бы больным гарантии, что они получат проверенные органы от здоровых людей. Кроме того, эта мера могла бы снизить затраты больных. Предложений было бы довольно много, цены бы упали. Возможно, донорам стоит предложить государственную поддержку - пожизненную пенсию. Пока же в Турции существует длинная очередь желающих найти донора, которые годами ждут своей очереди и готовы заплатить любые деньги. Только в Анкаре и Стамбуле несколько десятков тысяч больных ожидают здоровую почку.

Ирина Лагунина: Рассказывала наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева. А я добавлю, что есть такая международная организация – «Коалиция за запрещение использования детей в качестве солдат». Периодически – раз в четыре года – коалиция готовит международные доклады с обзором этой проблемы для разных стран. Последний доклад был подготовлен в 2008 году. Уже в нем говорится, что данные о количестве детей-солдат в отрядах ПКК нет. Последние более или менее точные данные приходятся на 1998 год. Тогда в них было около 3000 подростков в возрасте до 18 лет, причем 10 процентов из них – девочки и девушки. Известно также, что детей ПКК начала использовать в качестве солдат в 1994 году. Размещались они в основном на территории Ирака.
XS
SM
MD
LG