Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Научный музей в ХХ1 Веке”



Марина Тимашева: В Москве в центре Мейрхольда фонд Дмитрия Зимина “Династия” награждал победителей третьего всероссийского конкурса “Научный музей в 21 Веке”. О том, кого признали победителями, расскажет Ольга Орлова.


Ольга Орлова: “Видя, как преодолевается хаос в природе, преодолей хаос в себе”. Эта ода фундаментальной науке в исполнении хора физиков Троицкого научного центра звучала во время церемонии награждения несколько раз. Фундаментальная наука и была главным действующим лицом разыгранной пьесы. А точнее - научно-популярной оперы. Так сами организаторы конкурса назвали свой спектакль. Зачем нужно было изобретать новый жанр, рассказывает, куратор проекта заместитель исполнительного директора фонда “Династия” Роза Хацкилевич:

Роза Хацкилевич: Просто каждый год мы придумываем театрализованную церемонию награждения. Нам просто очень скучно делать это как обычно: вызываем человека, он говорит скучные речи, мы дарим ему подарок… Поскольку это праздник - завершение работы, нам всегда хочется порадовать и лауреатов, и зрителей, и себя. Во-первых, вы знаете, что у нас один из самых успешных наших проектов это Физическая кунсткамера в Троицком доме ученых, но поскольку Троицк - маленький город и все очень тесно, и руководитель этого проекта поет в хоре физиков, и муж тоже поет в хоре физиков, то они, естественно, с радостью согласились нам помочь. Очень тронуло, что хор физиков согласился петь вот эти смешные оды, которые для них были написаны, и сделали это замечательно.

Ольга Орлова: Так и получилось - празднично, нескучно и познавательно. Атмосферу создавал не только хор, но и ведущие. Художницы Глюкля и Цапля, разряженные в дамские платья 17-го века, общались с публикой томными голосами. Они же придумали костюмы детям, в которых те выбегали награждать победителей:

“Мобильный телефон”, “Крот”, “Звездочет”, даже “Самоорганизующаяся система” выползла, чтобы вручить награду двенадцати победителям - тем, кто умудряется донести самые сложные научные идеи до каждого входящего в музей. Например, астрономия теперь исключена из обязательного курса средней школы. Так в городе Глазове в Удмуртии придумали, как поместить модели огромных небесных тел в небольшие емкости. Чтобы “Чемоданчик со Вселенной” удобно было довезти до самых далеких сел, а вместе с ним и знания по астрономии. Говорит заведующий отделом астрономии Глазовского краеведческого музея Павел Вершинин:

Павел Вершинин: Дело в том, что произошел своего рода парадокс. Предмет исключили, а востребованность знаний в курсе средней школы осталась. Потому что эти сведения есть в многочисленных курсах по природе в начальной школе: там курсы есть “Мир человека”, “Окружающий мир”, “Окружающая среда” - везде там есть эти астрономические сведения. Среднее звено это курс природоведения, и старшее звено это курсы географии, физики. Получается, что сами учителя практически остались без информации на эту тему. И вот мы как раз постарались занять эту нишу, чтобы, во-первых, облегчить учителям задачу и, разумеется, самим учащихся в какой-то необычной форме эти знания дать. Мы были в нескольких заведениях, которые работают с детьми, оставшимися без попечения родителей, с детьми коррекционными, это два интерната, и есть у нас в городе Реабилитационный центр, который со всей Республики Удмуртия собирает детей. Вот у них гигантский интерес ко всему этому. Скажем, сельский у нас есть дом-интернат, туда мы выезжаем. То есть и мы можем выехать, а если есть возможность у детей прибыть к нам в музей, в стационарную экспедицию, они приезжают. Потому что это работает и в рамках стационарной экспедиции, вот этот наш “Чемоданчик” (на самом деле это несколько коробок), и, естественно, на выезде работаем. То есть мы подстраиваемся под посетителей.


Ольга Орлова: Иное дело - почвоведы. В отличие от астрономов, они обычно смотрят под ноги. В результате, как рассказал директор санкт-петербургского музея почвоведения Борис Апарин, в своей экспозиции он реализовал мечту юности – дать возможность людям пройти под землей маршрутами крота и червя. И что же может увидеть человек, глядя на мир глазами крота?

Борис Апарин: Мы говорим, конечно, не глазами крота, а ходом крота, это немножко разные вещи. Потому что крот, если бы смотрел глазами, то думал бы, кого сожрать, честно говоря. Ну, такова жизнь в природе - надо поесть. Мы же показываем как бы изнутри почвы, как бы ходом крота идем и видим, что подземный мир почвы чрезвычайно разнообразен, это как многоквартирный дом, причем это не коммунальные квартиры, а там каждый пристроен. Хотя, честно говоря, там драматические истории развиваются сплошь и рядом, потому что один пожирает другого, один убегает от другого. Там и любовь, там и рождение. Уникальный мир живой почвы, который мы и ставили задачей этой экспозицией показать и почувствовать, что есть мир невидимый для нас. Но мы же связаны незримыми нитями полностью с этим миром. Чем больше мы изменяем почву, тем больше нарушаем. Сегодня это игнорируется или остается в тени. Мы говорим о том, что корень проблемы глобального изменения климата лежит в почве, уж я не говорю о продовольственных проблемах. И качество воздуха, и качество воды - все это фильтруется через почву. Это не просто физика, это живая система, которая перерабатывает поступающие в нее вещества, то есть является своего рода санитаром. Уникальная функция почвы - санитар. Здоровая почва. Я говорю всегда, что если почва здоровая, мир будет здоров, а от больной почвы ничего хорошего ждать нельзя. Сегодня деградация почвы в мире достигла угрожающих масштабов, ученые признают, что это колоссальная проблема. Вот для этого нам нужны такие экспозиции, где мы бы, говоря образно, с пеленок воспитывали наше экологическое мышление. Чтобы ребенок понимал в будущем, став взрослым человеком, став начальником, президентом, бог знает кем, что беречь надо землю. И природу в целом.

Ольга Орлова: В программке, которую раздавали зрителям в фойе, было написано: “Вольтер, Дидро, Руссо, и другие мыслители (присутствуют незримо)”. Подтверждаю - присутствовали. Еще одним элементом, который использовали создатели научно-популярной оперы, оказался жанр диалога – классический жанр эпохи Просвещения. Диалоги вели не только люди на сцене, но и говорящие костюмы. Они висели прямо надо головами зрителей. “Красное платье в горошек” - любит глянцевые журналы с гороскопами, отдых в Анталии и прочие нехитрые радости. “Черный прагматичный строгий костюм” - утверждает, что от фундаментальной науки нет быстрой пользы - поэтому она не нужна. Еще несколько цветных халатиков – они предпочитают решать житейские вопросы с помощью экстрасенсов, а проблемы со здоровьем путем уринотерапии – или попросту запивать мочой. Им возражало “Белое платье” – как символ разума. Так перед просмотром видеоролика об экспозиции “Сибирские скифы как тема для точных наук” платье в горошек спросило: “А что–нибудь о пластической хирургии там есть?”. В этот раз не было. Был рассказ о том, как химики, ботаники и геофизики вместе изучают памятники Пазарыкской культуры 4-3 века до нашей эры.
В другом диалоге на вопрос ведущих Глюкли и Цапли “как преодолеть хаос в себе”, один из победителей конкурса, автор экспозиции “Самоорганизующиеся системы” из Петрозаводска Алексей Шлыков ответил: “Надо книги читать и информацию получать. Информация снижает энтропию, хаос уменьшается”. И вновь в честь него звучала ода фундаментальной науке: “Видя, как преодолевает хаос в природе, преодолей хаос в себе”.
Завершалось театральное действие выносом плаката “Вернем мозги в Россию!” А в это время сверху из-под потолка на веревочках спускались огромные муляжи мозгов. И это был тот случай, когда хотелось, чтобы метафора немедленно воплотилась в реальность.
XS
SM
MD
LG