Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Арест аресту рознь


Михаил Ходорковский и Платон Лебедев останутся под стражей в следственном изоляторе до середины мая

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев останутся под стражей в следственном изоляторе до середины мая

Хамовнический суд Москвы в пятницу продлил до 17 мая срок содержания под стражей в следственном изоляторе бывшего главы компании ЮКОС Михаила Ходорковского и экс-руководителя компании МЕНАТЕП Платона Лебедева. Ходорковский и Лебедев отбывают 8-летние сроки заключения по обвинению в финансовых преступлениях. В рамках второго уголовного дела, которое рассматривается сейчас в суде, им инкриминируют хищение нефти и отмывание денег.

Владимир Кара-Мурза: Бывшие совладельцы ЮКОСа Михаил Ходорковский и Платон Лебедев останутся под стражей - такое решение принял сегодня Хамовнический суд Москвы, рассматривающий второе уголовное дело. Срок ареста бизнесменов продлен до 17 мая 2010 года. Аргументы защитников, апеллирующих к решению Европейского суда и вспоминавших недавно гибель в СИЗО юриста Сергея Магницкого не помогли. А накануне группа депутатов единороссов во главе с Борисом Грызловым внесла в Государственную думу законопроект, который налагает запрет на предварительный арест граждан почти по всем статьям главы 22 Уголовного кодекса, касающейся преступлений в сфере экономической деятельности. После принятия закона ни одного гражданина, подозреваемого в совершении экономического преступления, нельзя будет арестовать, пока суд не признает его вину доказанной. О том, смягчит ли отмена ареста за экономические преступления участь опальных бизнесменов в день очередного продления под стражей экс-владельцев ЮКОСа мы говорим с Тамарой Мощаковой, бывшим заместителем председателя Конституционного суда Российской Федерации и Виктором Илюхиным, заместителем председателя думского комитета по законодательству. Не создается у вас впечатления, что наше государство бросается из крайности в крайность? Раньше была смертная казнь за хранение валюты дома, а сейчас отменяют вообще арест за экономические преступления.

Тамара Морщакова: Вы знаете, на самом деле я не считаю, что это такая крайность и не считаю, что по сравнению со смертной казнью отмена ареста может как крайность оцениваться. Это нормальная мера, которая отвечает мировым представлениям на этот счет. Потому что речь идет о преступлениях, не связанных с действиями, опасными для жизни определенных людей, это не убийство, это не терроризм, это даже не еще какие-то более страшные преступления, речь идет об экономических преступлениях, сами составы которых по действующему законодательству являются достаточно неопределенными. Так что даже и опасность их уголовный закон оценивает достаточно произвольно. Почему же это крайность? Может быть это осознание того, что нужно относиться к подобного рода деяниям так, как относятся к этому во всем мире. Во всем мире при расследовании таких деяний, связанных с какими-то отступлениями от правил экономической предпринимательской деятельности, не применяют такую меру предварительного заключения, как арест.

Владимир Кара-Мурза: Не кажется ли вам, что если будет принят этот закон, почувствуют свою безнаказанность коррупционеры и расхитители?
Я только одно могу сказать, что вряд ли мы избежим такой меры пресечения, как содержание под стражей

Виктор Илюхин: Вы знаете, я хотел бы сначала посмотреть этот законопроект, о котором мы сегодня говорим. Я только одно могу сказать, что вряд ли мы избежим такой меры пресечения, как содержание под стражей. Ну да, если даже одно преступление не представляет опасность, но есть другая тревожная ситуация складывается, что человек склонен убежать, человек склонен скрыться от следствия, человек склонен скрыться от суда, от рассмотрения его преступления в суде. И для того, чтобы обеспечить явку, чтобы обеспечить нормальное прохождение процесса, судьи иногда прибегают к избранию такой мере пресечения как арест.
Но в целом я хотел бы сказать, конечно, за экономические преступления и за некоторые преступления должностные применять меру пресечения содержание под стражей просто нецелесообразно и неразумно. Я хотел бы отметить еще одну удивительную особенность, на мой взгляд, все-таки уголовно-правовые нормы мы сейчас используем неэкономно. По всякому случаю, по всякому чуть-чуть появившемуся опасному моменту тут же вносим поправки в уголовный кодекс, изменения в уголовно-процессуальный кодекс. Если у человека есть постоянное место жительства, если есть семья и он не намерен куда-то убегать, и тем более, готов сотрудничать со следствием, возмещать ущерб, зачем его арестовывать? Это абсолютно правильная тенденция. Но я подчерчиваю, избежать ареста даже по этим видам преступления полностью нам не удастся.

Владимир Кара-Мурза: Елена Липцер, адвокат Платона Лебедева, не верит в смягчение участи фигурантов дела ЮКОСа.

Елена Липцер: На наших подзащитных вряд ли могут повлиять какие-то изменения, даже те, которые позитивно оказывают влияние на других заключенных, поскольку это дело выделяется из ряда других дел. И сегодня этому была достаточно яркая иллюстрация, когда судья при том, что защита обращала внимание и на то, что изменился подход к избранию меры пресечения по экономическим преступлениям, и вообще к видению того, как люди должны нести наказания за экономические преступления, тем не менее, судья даже вопреки тому здравому смыслу, который говорит о том, что они и так отбывают наказание по приговору суда, и им бессмысленно продлевать срок содержания под стражей, тем не менее, судья вынес очередное решение, совершенно никак его не обосновав. То есть он просто написал решение, что дело продолжается, в настоящее время допрашиваются свидетели обвинения, и люди поэтому должны находиться под стражей. То есть никаких других оснований значимых, почему они должны содержаться под стражей, суд не указал в сегодняшнем решении.



Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG