Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Черный пиар на железной дороге


На месте подрыва "Невского экспресса" в ноябре 2009 г.

На месте подрыва "Невского экспресса" в ноябре 2009 г.

Задержанным в Петербурге неонацистам - членам двух националистических группировок - предъявлено обвинение в подрыве железной дороги у станции Броневая. Следствие установило их причастность и к другим, более мелким взрывам, а также к убийству гражданина Ганы.

Петербуржец Георгий Тимофеев и житель Тюмени Валентин Мумжиев, задержанные в Петербурге на прошлой неделе, принадлежат к националистической группировке "Национал-Социализм Белая Сила". Им предъявлено обвинение в убийстве в декабре прошлого года гражданина Ганы - запись этого убийства была перед Новым годом вывешена в Интернете. Об этом вспоминает заместитель директора Агентства журналистских расследований Евгений Вышенков:

- В Интернете они говорят: "С Новым годом, с новым террором", они показывают, как убивают людей, но власти по-прежнему нравится это не замечать и списывать все на "кавказский след".
Услыхав слова "железная дорога", я бы мог предположить, что аналогичное устройство могли дважды поставить под "Невский экспресс"

Кроме того, задержаны выходцы из запрещенного "Русского национального единства" - члены группировки "Славянская община" Игорь Грицкевич и Владимир Смирнов. Следствие уже установило, что они организовали около 10 взрывов в городе в прошлом году, в основном – у мелких магазинов и ларьков, в местах скопления людей нерусской национальности. Теперь их обвиняют еще и в подрыве дрезины на железной дороге у станции Броневая 2 февраля 2010 года - видимо, с целью заявить о серьезных претензиях своей организации на своеобразное участие в жизни общества, считает Евгений Вышенков:

- Впервые националистам вменяется в вину взрыв на железной дороге. Это есть некий исторический факт. До этого был только один взрыв - в "Макдоналдсе". Теперь уже другая история - железная дорога. Если мы пойдем дальше и будем также считать, что это просто какие-то очередные четыре молодых человека, я боюсь, что дальше будет метрополитен или еще что-то. Потому что это не четыре человека, это сотни людей, которые собираются в клубах, известно в каких, они слушают определенную музыку. И все-таки, услыхав слова "железная дорога", я бы мог предположить, что аналогичное устройство могли дважды поставить под "Невский экспресс".

Сейчас националистические движения радикализируются, считает директор программы "Права человека" Смольного института свободных искусств и наук Дмитрий Дубровский:
Если убить какого-нибудь правозащитника, общество поднимает шум, и это увеличивает и символическую ценность этого самого подполья, и его опасность

- После убийства Гиренко, а тем более после убийства Маркелова они точно сформулировали, что им очень понравился результат. Оказывается, гораздо лучше и целесообразнее, с их точки зрения, убивать политических оппонентов, а совсем не, условно говоря, расовых врагов, нарушителей расовой чистоты. Ну, подумаешь, убили они, как они сами пишут, какого-нибудь очередного "черного", ну и что? А вот если убить какого-нибудь правозащитника, общество поднимает шум, и это увеличивает и символическую ценность этого самого подполья, и его опасность. Собственно, уже после этого начинаются подрывы, партизанская рельсовая война, потому что они давно себя назвали "партизанами городов".

При этом Дмитрий Дубровский подчеркивает, что война идет против власти, которую националисты считают чуждой и вредной для русского народа. Евгений Вышенков согласен с тем, что националисты радикализируются:

- Я анализировал эту ситуацию, начиная с "Русского национального единства", изучал, как это все мутировало. В свое время они отошли от субкультуры скинхедов. Задача скинхеда - маршировать по Невскому проспекту, чтобы мы все видели черную рубашку и боялись. Они давно отказались от этой эстетики. Они перешли в подполье. В подполье они начали убивать системно. Они убили Гиренко, своего врага, который работал на государство. Это очень важно. Теперь происходит новый качественный скачок. Убийство пяти-шести человек - это тоже некий элемент террора, но мы к этому относимся более или менее спокойно (ну, всегда убивали "узбеков", ну, и тут убивают). А вот взрывы на железной дороге – это сигнал: "Вот, ребята, вы ездите на "Сапсане" – смотрите!" Конечно, это совершенно другой уровень запугивания.

Евгений Вышенков считает, что следствие должно ответить на главный вопрос: если, не дай бог, в очередной раз рванет под поездом, кого винить - бин Ладена или "Славянскую общину"? Он говорит также об инертности общественного сознания, склонного при любом взрыве кивать в сторону Кавказа, хотя на самом деле угроза очень часто бывает совсем с другой стороны. А Дмитрий Дубровский обращает внимание на то, что власти, запрещая любые легальные виды протеста, такие как митинги и шествия, сами еще больше загоняют националистов в подполье.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG