Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мигранты и их дети


Православный священник и туркменские дети, Ашхабад

Православный священник и туркменские дети, Ашхабад

Российские политики самой разной ориентации указывают на то, что, по их мнению, растет социальная напряженность, связанная с постоянным притоком мигрантов из бывших республик СССР. Ученые пробуют понять, есть ли на самом деле такая угроза или же в реальные проблемы преувеличиваются ради использования в политической борьбе.

Доклад "Миграция и рождаемость", который представил на прошлой неделе зам. директора Института демографии Высшей школы экономики Сергей Захаров, основывается на двух выборочных исследованиях, охвативших более 11 тысяч респондентов. Первое, "Родители и дети, мужчины и женщины в семье и обществе" было проведено в 2004-2007 годах. Второе исследование, выполненное в 2005 году, посвящено образованию и занятости населения. Уникальной чертой этой работы, никогда ранее не проводившейся в России, стало включение в лист вопросов о репродуктивных и эмиграционных биографиях респондентов, указывает Сергей Захаров:

- Какова, собственно, структура эмиграционного потока в России с точки зрения различий в рождаемости? Как различается рождаемость, в зависимости от того, откуда люди въезжают в Россию? Второй вопрос, на который мы хотели ответить, касается внутренних перемещений. Есть ли какая-то миграционная активность у человека в жизни? Есть люди, которые никуда не ездят, ничего не меняется в их жизни, живут там, где родились. Есть те, которые переезжают, кто-то - 1 раз, кто-то - часто. Есть мужчины и женщины, для которых миграционная биография может складываться по-разному.

В ходе исследования выяснилось, что рождаемость зависит от того, откуда и куда переезжали респонденты. Например, если перемещения происходили из района с изначально более высокой рождаемостью, в регионы с более низкой, то приезжие, как правило, имели большее количество детей, отмечает демограф Сергей Захаров:
Русские в Средней Азии имеют чуть больше детей, чем русские в России. А русские в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии имеют чуть меньше детей, чем русские в России

- До начала 1990-х годов, те люди, которые приезжали в Россию, очень слабо отличались по уровню рождаемости от тех, кто здесь проживает. Связано это с этнорегиональной структурой миграционного притока. Потому что до начала 1990-х годов в Россию ехали, в основном, русские, русскоязычные. Да, действительно, русские в Средней Азии имеют чуть больше детей, чем русские в России. А русские в Прибалтике, на Украине и в Белоруссии имеют чуть меньше детей, чем русские в России. То есть, русские в регионах с низкой рождаемостью имеют рождаемость чуть ниже, чем в России, а в регионах с высокой рождаемостью, например, Кавказ, чуть более высокую. Но не нужно думать, что эти показатели очень большие – все в пределах 0.1 – 0.2 ребенка в терминах коэффициента суммарной рождаемости. Так что, если мы имеем поток, который состоит, в основном, из русского населения, то, даже если этот поток серьезный и увеличивающийся, он не будет иметь никаких последствий для рождаемости в России, потому что прибывающие из регионов с чуть более высокой рождаемостью будут погашаться пребывающими из регионов с чуть более низкой.

Не изменилась ситуация и в середине 1990-х годов, когда возник пик миграции в Россию, связанный с массовым притоком репатриантов, проживавших в республиках бывшего СССР. Тогда русские почти полностью выехали из Закавказья, покинули Таджикистан, Туркмению, частично – Киргизию. Изменений с точки зрения рождаемости опять не произошло, поскольку через границы хлынуло население с уже известными репродуктивными установками.

По словам Сергея Захарова, коренной перелом произошел в середине 1990-х годов, когда постепенно начал увеличивается приток в Россию коренного населения Средней Азии. С этого момента, отмечает демограф, началось изменение структуры мигрантов по репродуктивному поведению: стало приезжать все больше людей, настроенных на то, что у них будет много детей:
Пока говорить о том, что мигранты вносят такой внушительный вклад в повышение рождаемости в России, не приходится

- Какой же вклад миграция вносит в российскую рождаемость? На протяжении многих лет, практически весь послевоенный период до середины 1990-х годов этот вклад был на уровне 6-7%. Ситуация меняется в 1990-х и 2000-х годах: этот процент увеличивается до 10% и по-прежнему растет дальше. 0356 Но это не означает, что у мигрантов рождаемость сильно выше, чем у тех, кто родился и продолжает жить в России. Пока говорить о том, что мигранты вносят такой внушительный вклад в повышение рождаемости в России, не приходится.

Если же говорить о миграционной активности российского населения в целом, то она стремительно снижалась от поколения к поколению. Самое внушительное ее падение пришлось на людей, родившихся в конце 1960-х гг. По оценкам Сергея Захарова, сегодня миграционная активность российской молодежи, выраженная долей респондентов, хотя бы хоть раз сменивших место жительства, почти такая же, как во времена Российской Империи - крайне низкая. И если 60% людей, родившихся в первой половине 1950-х, в возрасте до 25 лет уже хоть раз куда-нибудь переезжали, то для поколения 1980-х годов, этот показатель составляет лишь 30%.

Подводя итоги исследования, Сергей Захаров отметил, что в ближайшие годы следует ожидать роста влияния особого репродуктивного поведения, отличающегося от поведения коренных жителей России. На территории страны постоянно увеличивается количество представителей этносов среднеазиатских республик, которые несут с собой традиции более высокой рождаемости. Хорошо это или плохо для России, где идет стремительное старение и уменьшение населения – судить пока рано.

Но директор Института демографии Высшей школы экономики Анатолий Вишневский уверен – без переселенцев России уже не обойтись. А Сергей Захаров подчеркнул, что теперь настало время уделять больше внимания изучению жизненных укладов формирующихся в России новых для нее национальных общин.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG